4
65
Тип публикации: Публикация
Рубрика: юмор

чтобы понять эту главу, читать надо с первой части)

 

Сижу в комнате у подруги Ленки на диване, смотрим с ней телевизор и обсуждаем актёров от нечего делать: у этого рожа страшная, уши как у слона - не одна из нас бы с ним не замутила; у другого  актёра ноги короткие и  категорически на наш взгляд не подходит героине; сама героиня слишком стара, чтобы играть роль любовницы, и не понятно - за какие заслуги получила эту роль.
Во-общем, «красавицы мы, куда бы деться», «эксперты диванные» - обсудили всех, кроме самого сюжета. А фильм вроде как известный. По-стариковски, ворчливо обсудили. Ещё и с семечками. Грызём их перед телевизором, вытянув ноги на табуретках, языками молотим, Ленка ещё живот у себя выпяченный поглаживает. Бабки бабками.
Подруга жила через две улицы от моего дома. В общежитие семейного типа, как, впрочем, и я.
С раннего детства знакомы. Вместе росли, учились, вместе из Сызрани в Питер приехали. Только Ленка в швейное училище пошла, а я в реставрационное. С тех пор лет тридцать пять вместе.
Сидим расслабленно, уютненько нам, хорошо и привычно.
Вдруг влетает без стука Бородавка, она на девятом этаже жила, в руке по обыкновению, полторашка пива, в другой – хвост сушёной рыбы. На губах не убранная чешуя. Верхнюю часть рыбы, видимо, в лифте грызла. Не дотерпела.

- Бабы, ну чё тоскуем? – с порога выкрикнула она, расплываясь в дурацкой улыбке – Бухать давай. Завтра суббота.

Да у неё что суббота, что понедельник – без разницы и без повода.
Ленка скривилась в мою сторону, выражая досаду прерванного спокойного вечера и пододвинула Бородавке табуретку из-под своих ног, чтобы та присела на зад, а не бегала суматошно по комнате. Чего доброго, разобьёт китайский чайный сервиз, за которым Ленке пришлось бегать полгода по городу. Сервиз стоял на полке как раз напротив лица Бородавки. Если бы и не упал из-за нелепых движений Бородавки, всё равно мог запросто разбиться от её повышенных децибелов. Разговаривала она громко, настолько громко, что слышно было соседям дальних комнат.
Ленка встала с дивана, приняла с рук Бородавки бутыль пива, достала три бокала и усадила её за стол.
Разговор пошёл в ином русле. Говорила теперь только Ларсен. О том, что на работе опять недопонимание её творческой личности; у машины пора колёса менять, а денег нет; соседи все твари и грязнули, и как же ей бедолаге тяжело с этим смириться, что готова всех переубивать; что скоро придёт Валерьяныч, муж её, и принесёт ещё пива.
Переглянулись с Ленком. Вечер уже не казался томным.
Через час полного бреда из незакрывающегося ни на секунду рта Бородавки, явился Валерьяныч.
С порога она резко набросилась на мужа.

- Где бродишь, скатина? Пиво уже выпили. Девки ждут.

Дальше ненормативная лексика. Перечисления: какой он.., куда бы она его послала... и что бы ему воткнула по «самое не хочу».
Ну, во-первых, девки не ждали, во-вторых, она одна выпила, а наши бокалы стояли недопитые.
Я молча придвинула стул подкаблучнику Валерьянычу и подсела к нему рядышком.
Стали разговаривать с ним о футболе, вспоминали минувшую игру Зенита и обсудили шансы на чемпионство.
Выражая недовольство Бородавка беспардонно перебила нас.

- Кому интересен ваш спорт? Позже поговорите.

Ну безусловно её никчёмный базар намного полезнее и интересней.
Валерьяныч провёл рукой несколько раз по лысине, так он делал, когда нервничал и вышел в коридор покурить. На какое-то время о нём забыли. Бородавка так захлёбывалась собственной речью, что не до мужа было.
Вспомнили только тогда, когда в дверь постучала соседка Римма.

- Там кажись Валерку бьют в фойе. – испуганно произнесла она и быстро исчезла.

Ларсен мгновенно вскочила, опрокинув табуретку. Лицо выражало высшую степень ярости, глаза налились кровью. Как тигрица, двумя прыжками она оказалась у двери, дёрнула на себя ручку и чашки с полки от сервиза всё- таки полетели вниз и разбились. Сокрушаться нам с Ленкой было некогда, и мы ринулись вслед за Бородавкой.
Когда все трое оказались в фойе, пред нами встала неприятная картина. Валерьяныч лежал спиной на бетонном полу, а сверху на нём сидели сразу несколько молодых парней. Один из них вцепившись в шею пятернёй душил, остальные дубасили по корпусу. Голова Валерьяныча от удушья выглядела фиолетово-синей и сам он казался безжизненным.
Оглушительный рёв Бородавки, напоминающий дикого разъярённого зверя, заставил парней на какое-то мгновение застыть. Честно говоря, меня саму чуть не парализовало. Настолько жутко было.
А дальше началось то, что характеризовало Ларсена как бабу-мужика, это - мощь богатырская и бесстрашие.
Ринувшись на обидчиков мужа, двумя руками Бородавка хватала каждого и отбрасывала как щенят в сторону. А того, кто душил, она фирменным своим приёмов подняла за кадык  и неоднократно ударила об стенку.
Из комнаты отдыха на шум выскочили две девчонки лет шестнадцати, которые «тусили» вместе с парнями. Бросились на Бородавку. Зря, конечно.
Бородавка схватила обеих за волосы и ударила лбами друг об друга. Обе застонали и повалились на пол, корчась от боли. Мы с Ленкой ошеломлённые стояли как вкопанные. Наша помощь не требовалась, Ларсен справлялась сама.
В углу фойе стояла швабра и неугомонная Бородавка, взяв её в руки, как Джеки Чан с боевым шестом, опять пошла в наступление. Ларсена было не остановить. За мужа! За родимого!
Швабра опускалась на головы, на спины парней. Одному она заехала по лицу, а когда парень согнулся, пнула со страшной силы по рёбрам. Мне показалось, что я услышала хруст костей.
И только когда парни расползлись по углам, а кому-то посчастливилось заскочить обратно в комнату отдыха и запереться изнутри на ключ, Ларсен, не выпуская сломанную швабру из рук, остановилась. Взглядом не насытившегося хищника и тяжело дыша, красная и потная, огляделась по сторонам и вдруг заметила неподвижно лежачего на полу мужа. В этот момент её лицо преобразилось состраданием.

- Валерик, ты жив? – склонившись над телом мужа жалобно произнесла Бородавка. – Сейчас, милый, подниму.

И стала поднимать Валерьяныча.
Всё- таки он мужик и даже при своей феноменальной физической силы Ларсену не удалось его поднять и сев на колени, положила мужа на себя.

- Что стоите? Быстро "Скорую". – обратилась уже к нам срываясь опять в голосе
.
Ленка стала набирать милицию, а я врача.
Позже выяснилось, что Валерьяныч, когда вышел покурить, сделал замечание пьяной молодёжи, чтобы те не шумели в комнате отдыха и таким образом нарвался на неприятности.
Скорая помощь приехала быстро. Санитары положили Валерьяныча на носилки и понесли. Бородавка шла следом и плакала.
Всё- таки что-то женское было в ней…


Продолжение следует.

Дата публикации: 24 апреля 2018 в 22:42