31
286
Тип публикации: Критика
Рубрика: миниатюра юмор

С улицы доносятся мрачные крики воронья. Их охрипшие голоса заставляют думать, что голые растопыренные ветви тополей – это птичьи лапы, которые выпотрошат тебя, как только наступит ночь.

А утром придут судмедэксперты и будут спорить, на что похожа лужа крови: на лошадку или грустного бегемота.

 

Именно он, надёжно засевший в голове образ бегемота, мощную шею которого украшало ослепительное ожерелье из кишок, заставил Асю прийти на групповую терапию.

Не то чтобы она верила в пользу подобных мероприятий, но бездействие лишь усугубляло ситуацию. Кровавая лужа-бегемот мерещилась уже везде: и в рисунке персидского ковра, и в банке вишнёвого варенья, и даже растекалась по щеке секретарши Ниночки, спрятавшись за её рыжими локонами.

Теперь Ася стояла перед зеркалом в туалете ДК Турбинного завода и тренировалась говорить: «Здравствуйте. Я Анастасия, и я сумасшедшая».

Обычно в первой половине дня небольшой концертный зал дома культуры использовался для встреч анонимных наркоманов или гробовщиков, но по средам здесь устраивали и альтернативные собрания.

На одно из таких собраний и поспешила новоиспечённая сумасшедшая.

Попав в полумрак партера, Ася сначала попыталась занять 11-ое место в третьем ряду, но молодой человек в футболке с надписью «Life в кайф» поманил её к остальным, а когда она сделала вид, что не заметила его подмигиваний, спустился и настойчиво повел за собой, не проронив ни слова.

Девушка прошла на сцену, где полукругом были расставлены стулья, и заняла свободное место.

Терапия стартанула весьма неожиданно. Никто не вставал, не представлялся под аплодисменты окружающих, не хвалился своими достижениями: «вот я уже 3 месяца не схожу с ума».

Присутствующие просто заговорили все одновременно.

– Мне целую неделю снится, будто я заперт в темной комнате, полной кактусов, – донеслось справа.

– И я в закрытой комнате! – подхватил кто-то.

– Иди домой, Наденька.

– Уберите нутрий!

– Купил маску клоуна, чтобы принимать душ.

– Уберите нутрий!

– Ношу в сумке молоток и черепаху.

– Перестала рисовать Гитлера.

– Уберите нутрий!

Какофония оборвалась внезапно, когда из-за кулис появилась барышня с ведром снега.

Может быть, в любой другой ситуации Асю бы это удивило, но сейчас, сидя на сцене, она ощущала себя внутри какой-то сумасшедшей постановки, а-ля: «Странные соседи матушки Пишон», поэтому происходящее казалось почти уместным.

Девушка высыпала снег на сцену и начала выкладывать из него фигуры необычной формы. Когда к одной из них она приделала сапожок, Анастасия поняла, что перед ней снежная карта мира.

– Эммм, - Ася начала озираться, но все сидели, как околдованные, и смотрели на снег.

И только когда стала подтаивать Австралия, народ зашевелился.

– Что происходит? – рискнула спросить Ася, вызвав всеобщее негодование.

– Да, ничего у них не происходит, – вздохнул мужчина в очках, помолчал секунду и продолжил, – а у меня второй месяц дилемма: не могу решить, пессимист я или наоборот.

– Стакан? – робко предложила девушка.

– Не помогает, – собеседник снова вздохнул. – Мой стакан наполовину полон пустотой.

– А у меня бабушки в животе, – заговорщически подмигнула Асе соседка слева. – А у вас?

Все уставились на неё, ожидая ответа.

– Здравствуйте. Я Анастасия и... я пойду! – выпалила девушка и ринулась к выходу, еле сдерживая смех.

Дата публикации: 01 мая 2018 в 14:42