49
376
Тип публикации: Критика

  Дверца купе отъехала, и в проём пропихнулась бесформенная масса, напоминающая «Ну очень полного человека».

     Хотя из вещей при нём был только небольшой «дипломат», всё же Толстяк заглянул под нижнюю полку, как бы в поисках свободного места для багажа. Потом взгляд его остановился на попутчике, молодом человеке, утонувшем в наушниках.

    - А у меня как раз место, напротив. Вы не против? – Толстяк заржал открыто и радостно.

   Шмякнувшись на нижнюю полку, он бросил на стол несколько свежих газет.

    - Читали?! А-а-а, читали. Про меня подумали? Нет, дорогуша, я для этой роли не гожусь. Чтобы сразу расставить все точки по полкам, раскрываюсь: Глебов, заместитель директора театра по хозяйственной части? А вы, так понимаю, студент? Ясно, Студент. Сейчас чайку закажем, я по хозяйственным делам часто мотаюсь. Меня каждая собака…

    - Билетики, паспорта приготовили - в дверях выросла фигура проводника.

     - Хм. А где Виталик, сегодня он должен быть?

     - Ошибаетесь. По нечётным моя смена. Виталий на рыбалке. Червей копает да рыб кормит.

     - Виталик на рыбалке? Да ладно! Он же рыбу на дух не переносит…

     - Постельное бельё наверху, чай позже. Из купе не выходить. Хотя вы и так всё знаете. Вон газет-то набрали. Дверь изнутри не запирать, я сам закрою.

Проводник вышел спиной, не разворачиваясь, задвинул с грохотом дверь.  

     - Я точно помню. Виталик должен был сегодня работать. Ну да ладно, Студент, пока кипяток не забулькал, давай по маленькой.  

    Толстяк выставил на стол бутылку коньяка, запечённого в фольге цыплёнка, три пластмассовых стаканчика.

    - Да ладно, не тушуйся. Я вообще думал, что один поеду, и тут такая удача. Газетчики с ума сходят, пугают народ. А мне никак нельзя в другое время, в театре живьём шкуру спустят.

     Дверь отъехала без шума, в коридорчике стояли двое полицейских, позади опиралась на палочку сухонькая старушонка. Лицо её наполовину прикрывал цветастый платочек. Тяжёлая авоська перекашивала, и так согнутую фигуру, из-под ситцевого застиранного платья выглядывали растоптанные валенки.

     Полицейские выглядели устало, но старались держаться. Старший даже пытался улыбаться.

    - Вот, Бабулечка, тебе и попутчики, а то весь поезд обошли – никого.

Другой полицейский мельком взглянул на документы.

     - Студент?

Молодой человек кивнул.

     - А какого в Питер мотался? Ты же в Москве учишься, откуда родом? Из…

     - Челябинска. Я подрабатываю.

     - В Питере?

     - Нет в Москве. Питер... Мама мечтала там побывать, вот и приходится подрабатывать, чтобы каждую неделю ездить. Маме фото посылаю.  

Можно я с вами сфотографируюсь? Селфи. Маме будет приятно.

      Толстяк засуетился.

       - Бабулечка, Вы садитесь, в ногах правды… Вот газетку почитайте. Ах, у вас своя. Тогда я уберу лишнее со стола.

    Он сдёрнул со стола газету, аккуратно свернул. На столе ни цыплёнка, ни коньяка уже не было.

    Полицейский повернулся к Толстяку.

    - Цель поездки? Вы, я вижу, тоже из Москвы.

    - Из неё, родимой. По снабжению. Ткань доставал, а в прошлый раз занавес заказывал, будет готов только к концу года. Кстати там такие работницы! Шоколадом угостили, две штуки, как будто знали. Угощайтесь.

    Толстяк достал из сложенной газеты две «Алёнки».

    Полицейские от шоколада отказываться не стали, вернули документы и вышли, закрыв за собою дверь.

    Через секунду дверь снова отодвинулась, в проёме показалось недоумённое лицо молодого полицейского.

    Вы не видели?.. Вообще-то нет. Он же со мной вышел. 

Дверь закрылась, послышались удаляющие шаги. Точнее только несколько шагов, потом тишина.

    Толстяк выглянул за дверь.

    - Никого. Наверное, в соседнем купе засаду организовали. Ищут, ищут – всё без толку? Бабулечка, Вы устраивайтесь поудобнее, а мне надо позвонить. Студент, телефончиком не выручишь, мой разрядился?

 

                                                    *****

 

    Я устроился работать на рынок рубщиком мяса. Никогда не замечал у себя таких талантов, так уж получилось. Чем я только до этого не занимался: рисовал на Арбате, проводил экскурсии, ходил в костюме «бутерброда», торговал ворованными телефонами. Так меня и нашли. 

    Точнее нашли телефон. Я зашёл в мясной отдел, пытался его толкнуть продавщице, но это оказался её мобильник. Чтобы как-то замять скандал, согласился отработать, нарубить мяса на день. Оказалось, что у меня неплохо получается. Судите сами, могу тушку поросёнка разделать минут за десять. Одним ударом отсекаю пластик толщиной с миллиметр. Так меня взяли на рынок рубщиком.

   И вот в один, как пишут в книгах, прекрасный день, когда солнце уже катилось к закату, а может и не катилось, просто мне так хотелось, чтобы скорее кончился рабочий день, в подсобку заглянул Парнишка и спросил, не куплю ли я у него телефон. Телефон мне был не нужен, но, сами понимаете, узнаваемость ситуации, вроде как на себя, со стороны посмотрел.

     Спрашиваю, мол, чем ты ещё занимался, кроме, как ворованные телефоны продавал? Вы, конечно, подумаете, что он рисовал на Арбате, проводил экскурсии, ходил в костюме «бутерброда»?

    Вы правы. Так оно и было.

     Что-то на меня нашло, разбередил мне... Рубанул я ему приличный кусок свинины, а он не уходит.

     - Давайте – говорит – я в ваш телефон хорошую программу установлю.

     - Установи.

     Сижу это я дома. Пивко попиваю, вдруг телевизор возьми, да и сдохни. Что делать, не книги же читать?! Достал телефон, смотрю на экране значок странный в виде ластика. Нажал. На экране появился знак фотоаппарата.  Думаю, чтобы мне такое сфоткать? Смотрю, кот соседский на балконе, я и щёлкнул. Тут же появилась надпись «стереть». Нажал - «Ок». Кот исчез не только с экрана, но и с балкона. Я сначала не понял и пошёл посмотреть, может где спрятался… Его нигде не было.

     Странно. Решил ещё раз проверить, поставил на стол вазу с конфетами. «Ок» - стол исчез, ваза секунду повисела в воздухе и грохнулась на пол.

     Сметая в совок конфеты вперемежку со стеклом, я вспомнил, что на экране должен появиться кружок или квадратик для настройки…

    И, оказался прав, смотрю на экране красная точка. Я навел её на записную книжку. «Ок» - книжка исчезла.

     Я чуть не задохнулся от ощущения всемогущества, но взял себя в руки и ринулся пробовать все возможности программы.

     В считанные минуты остался в пустой квартире.

     Потом выяснил, что всё можно вернуть.   

 Больше того, стирать можно было предметы со всех фотографий в телефоне, интернете. Принцип простой - в одном месте стёр, в другое переместил. Я тут же зашёл на сайт супермаркета и выбрал двухметровый телевизор.

    Включил телевизор, попал на документальный фильм про Африку. Навел на экран телевизора, «Ок» - в ту же секунду на столе появилась связка спелых бананов.

    К вечеру в квартире негде было пройти: новейшая мебель, аппаратура, деликатесы, коньяк…

    Увлекшись, я не сразу услышал звонок в дверь. В коридоре стояла соседка. Видок у неё был ещё тот: глаза злющие сощуренные, желваки по обвислым щекам прыгают, слюной брызжет:

     - Отдай кота! У меня дочь всё видела. Живодёр! Сожрал! Мало тебе на базаре скотины, на кошек перешёл! Мясник, твою мать.

     Я не выдержал - щёлкнул. Стало тихо-тихо и так спокойно. Мне понравилось.

    Оделся, вышел на улицу.

    Вернувшись домой, почувствовал, что совершил нечто важное в жизни: стало меньше алкашей у магазинов, дебилов в подъездах, очистил двор от машин.

     Устал.

     На следующий день я не пошёл на работу. Чтобы не было никаких недомолвок, первым делом стёр рынок. Зачем ему портить лучшую часть нашего города?

     Включил двухметрового красавца, а там политическое шоу. Сначала стёр тех, с кем был не согласен, потом, кто больше всех орал. Пробежался по каналам и почистил другие передачи.

    В хорошем настроении сварганил себе яичницу из страусовых яиц, убрал высотный дом напротив окна, чтобы с утра солнце не загораживал.

     Просматривая новости, вдруг понял, что могу повлиять на расстановку сил в мире. Землю снимают со спутников, значит я могу стереть любую страну. Убрав агрессивные страны, мы заживём в мире и спокойствии. Я почувствовал себя тайным спасителем мира. Это было приятное чувство неизвестного героя. Так хотелось с кем-либо поделиться. Но нельзя… Хотя почему? Я ведь потом могу их стереть.

    Телевизор разрывало от новостей: о пропавших людях, исчезнувших зданий, о появлении маньяка…

    Самый благодатный слушатель в поездах. Я никогда не был в Питере.

    У кассы внимание моё привлёк весёлый толстячок, который стоял в очереди, впереди меня. Ржал по любому поводу, закатывался от малейшего намёка на шутку, прямо умирал от смеха. Я понял, что это и есть идеальный слушатель и могильщик моей тайны.  

     Первым делом очистил вокзал и перрон от ненужных свидетелей.

 

                                            *****

 

     - Слышь, Студент? Телефончик не одолжишь?

Бабуля, до этого клевавшая носом, вдруг встрепенулась.

     - Вот она, молодёшь. Телефоны, шмартфоны, уткнутся и слушать ничего не хотят. А в наше время молодёшь, бывало, как запоют. Ии-и- х. А теперь? Шелфи всё, да шелфи, а что это такое, сам шёрт не разберёт.

     - А ты, Бабулечка, Студента попроси, он тебе покажет, что такое селфи. Слышь, Студент, покажи Бабулечке, как селфи делают, а то у меня телефон разрядился. Студент ухмыльнулся, подсел к старушке.

    - Вот, Бабуль, смотри на экран, раз - и мы с тобой уже там. Видишь точка на твоём лице, сейчас…

     - Вот эта што ли?

     Старушка быстро ткнула пальцем в экран, переместила точку со своего лица на лицо Студента. «Ок» - телефон на мгновение повис в воздухе и тут же был подхвачен мясистой рукой Толстяка. Студент исчез, как будто его и не было вовсе.

    Старушка выпрямилась. Толстяк сунул руку в карман и вытащил за ухо Парнишку.

    - Ну что, допрыгался? Ладно хоть успел нам рассказать.

    - Сами виноваты – салаты да салаты, а я мясо люблю.

    - Держи телефон, чтоб к вечеру всё вернул, как было, не то будет и тебе Шелфи. Толстяк закатился в безудержном смехе.

 

     

 

 

Дата публикации: 16 мая 2018 в 20:53