0
27
Тип публикации: Публикация
Рубрика: миниатюра

Зима - замечательное время года. Улицы усыпаны снегом и кажутся ровными и блестящими, по этим ровным дорожкам не ездят надоедливые мотоциклисты и неопытные водители, да и пешеходы стараются не выходить без особой потребности. Ценность начинают представлять такие простые вещи, как теплая куртка, шапка и камин.Что говорить про людей, если даже кошка, и та старается утеплиться : обрастает пухом и становится похожей на меховую подушку. 

Моя кошка - совершенно особенное животное,  это факт. Не будучи "кошатником", считаю этих животных совершенно бесполезными, но моя зверюка - абсолютно особый случай. Я подобрал ее маленьким котенком, который не бежал с воплями вслед за мной, а просто посмотрел на меня каким-то особым, "человеческим" взглядом. Это был взгляд незнакомого, но очень близкого человека... Оксюморон, конечно, но все было именно так. Я взял ее на руки и понёс домой, а она устроилась поудобнее и уснула. За все годы совместной жизни, она ни разу не нагадила в доме, не порвала обои, не погрызла мебель и даже ни одного раза не залезла на стол. Когда я разделываю мясо, мой зверь будет сидеть подле моих ног и пристально смотреть в глаза, но есть станет только то, что будет положено в её миску. Когда кошке кажется, что я не замечаю её призывных взглядов, она может прикоснуться ко мне лапой или "подать голос". Кстати, "подать голос", в исполнении лохматика, это "что-то с чем-то". Долгое время, я думал, что мне досталась немая животина: она беззвучно открывала рот (язык не поворачивается сказать "пасть") в тех случаях, когда ее сородичи издают звуки, под час напоминающие человеческую речь. Я очень жалел своего пушистого "инвалида" до тех пор, пока не увидел, как моя интеллигентная кошка гнала с участка постороннего кота. Это было зрелище не для слабонервных : вставшая дыбом шерсть, делала её похожей на дикобраза, торчавший трубой хвост, напоминал флаг и гюйсы атакующего боевого корабля, глаза метали молнии, а из, прежде немого рта, вырывался то ли гул ракеты, отрывающейся от стартового стола, то ли звук мощной циркулярной пилы, режущей плотную древесину вяза. Я оторопел, но сюрпризы на этом не закончились. Изгоняемый кот, лихо взобрался по двухметровому плетёному забору и поспешил исчезнуть из вида в соседских зарослях смородины, а хозяйка территории, изобразив на морде крайнюю степень отвращения, повернулась к забору кормовой частью и, вот этого я никак не ожидал, пометила его. После чего, опять превратилась в забавного, почти игрушечного пушистика.

   Но, я отвлёкся. 

   Зима, настолько уникальное время, что преображаются не только пейзажи и разная живность, преображаются и люди : они начинают с тоской вспоминать летний зной, осенние дожди и милую весеннюю распутицу. Словом, все то, что еще недавно вызывало у них приступы меланхолии или же, напротив, раздражение, теперь кажется чем-то приятным и уж точно, не таким отвратительным, как то, что за окном. Я, кстати, совсем не таков, я не стану хвалить летнюю жару зимой и трескучие морозы летом. Проведя пол-дня, разбрасывая выпавший за ночь снег, я буду не только ругать мороз и снег, но и думать о том, что избавлен от необходимости стричь  газон или ухаживать за преисполненной самомнения грушей. Ох уж эта груша... Она уверена, что я купил не дом с участком, где росло это дерево, а дом и участок стали малозначительным дополнением к приобретенной мною груше. Это, якобы фруктовое дерево, ведет себя крайне невыдержанно : оно постоянно бросает листья, ветки в водосток и кондиционер, швыряется ветками в окно, стараясь привлечь моё внимание, мусорит вокруг себя, напоминая  гопника, заплёвывающего подъезд подсолнечной шелухой и лишь изредка балует малочисленными плодами, развешанными так высоко и неудобно, что будь бы это даже молодильные груши, стоило бы хорошенько подумать, прежде чем пускаться во все тяжкие, надеясь вернуть себе молодость. Лично я бы не полез. Старческие болезни, конечно, уже стоят на пороге и нетерпеливо переминаются с ноги на ногу, но войти в мою жизнь, по крайней мере, пока, отважились немногие и, надеюсь, уже жалеют о своём неосмотрительном поступке ибо сдаваться без боя, я не намерен. А во всем остальном, этот возраст меня вполне устраивает  : я уже не стараюсь понравиться женщинам (кроме одной) и это высвободило массу времени и денег, дети выросли и не требуют, чтобы я стирал за ними пеленки, вытирал сопли или делал "на завтра в школу" поделку "ощущение от первых минут рассвета 20-го августа в посёлке Владимировка" из спичек и желудей ; свое мнение обо мне, окружающие счастливо запихивают себе во все более-менее подходящие для этого полости и отверстия, а друг остался только один. Нет нет, никакой трагедии не произошло и все те, с кем я общался много лет назад, живы, здоровы и, я надеюсь,  счастливы , но нам больше не о чем говорить. Всего-навсего. Все, что можно было обсудить, мы уже обсудили, спорить я никогда не любил, а молчать в их компании мне не комфортно. Остался только один друг, с которым можно вспомнить молодость, проглотить по рюмке за тех, кто улетал на Родину без личных вещей,  

но расчетной массой 200 килограммов, помолчать, если сказать нечего, а иной раз, даже пустить слезу, когда переполняют эмоции. Не Ниагару слёз, не Днепр или Миссисипи и  даже не фонтан "Дружба народов" на ВДНХ, а одну. Если уж и не последнюю, то что то около того. Растерялись, расплескались слёзы по жизни, теперь вот, приходится экономить...

     Когда снегу кажется, что его стало достаточно много и он непобедим , ветер делает перерыв в своих попытках сдуть все то, что построили люди, а мороз наконец-то понимает надолго загнал человечество в дома, я люблю прогуляться скользкими заснеженными улицами. Особенно, если Солнцу удается растолкать тучи и начать поливать землю жемчужно - алмазным сиянием, превращая унылые пейзажи в шедевры расточительного ювелира. Похоже, не только я с замиранием сердца любуюсь ледяным величием. Вся армия коммунальщиков с их лопатами, ломами, тракторами и самосвалами, несомненно, тоже испытывает благоговение перед величием снежной стихии и не решается нарушить сказочную красоту. Поэтому, без специальной обуви не обойтись. И у меня есть такая : это великолепные ботинки, которые почти не скользят, надежно охватывают голеностоп и не позволяют воде и снегу проникать в их внутреннее пространство.  Несомненно, человек , создавший их, был таким же фанатом зимних прогулок, как и я. Если бы нам было суждено встретиться, я долго тряс бы ему руку, заискивающе смотрел бы в глаза и рассыпался бы в благодарностях. И в тот момент, когда изобретатель ботинок разомлел бы от моих благодарностей и комплиментов, я бы, нахмурив брови, крикнул бы ему в ухо : "Шнурки !!! Сделай же что-нибудь с этими адскими червями !!!"

   Шнурки - вот та самая ложка дёгтя в бочке ароматного мёда зимних прогулок. 

  Ты, одетый сообразно погоде, то есть в тёплую куртку, тёплые лыжные брюки, тёплые перчатки и ботинки, идёшь по снежной целине, наслаждаясь солнцем, лёгким ветерком, белым снегом, раскидываешь ногами ослепительно блестящие барханчики. Красота ! И вдруг, ты замечаешь, что вокруг твоей ноги скачет, извивается и даже,  как будто нападает маленькая жёлтая змейка. Ты останавливаешься, поднимаешь ногу, присматриваешься и видишь, что это вовсе не змейка или червячок, это твой собственный шнурок. Более неудачного момента, чтобы развязаться, он не смог бы выбрать, даже если бы очень старался. Продолжать движение с развязанными шнурками нельзя : в ботинки будет попадать снег, но и завязать их, задача непростая. Согнуться в тёплой зимней экипировке очень непросто, значит, придётся поднимать ногу, долго удерживать равновесие, стоя на одной ноге не получится, да и пальцы, лишившись защиты от холода, очень быстро начнут коченеть. Кроме того, на время проведения операции, куда-то нужно поместить перчатки... И вот, собравшись с духом, ты приступаешь к операции по восстановлению узлового соединения. Быстро, но плавно, поднимаешь ногу, руками стараешься найти концы шнурков (обзор полностью перекрыт курткой) и сложить их в "коровий" узел. В этот момент ты чувствуешь, что теряешь равновесие и, бросив шнурки, опускаешь ногу на землю, с целью воспрепятствовать падению. Восстановив равновесие, повторяешь операцию. На этот раз, узел почти получился, но в самый ответственный момент, когда надо было  закрепить соединение, пальцы окоченели и операцию снова пришлось прекратить. Теперь придётся ждать, пока вернётся чувствительность, а это занятие надолго. Ты решаешь плюнуть на всё и продолжить прогулку, но, буквально на третьем шаге наступаешь на шнурок и, чтобы не упасть, начинаешь размахивать руками, совершать движения туловищем и головой, с целью сохранить равновесие.

   Со стороны это, видимо, напоминает очень бодрый экзотический танец, по ходу которого, исполнитель несколько раз совершает энергичные взмахи ногами, на манер ирландских танцев, после чего переходит к некоему подобию акробатического танго, изгибаясь, выкидывая руки вверх и в стороны, сопровождая эти движения взмахами головы. И завершается танец, всё теми же отрывистыми взмахами ног.  Но вот шнурки завязаны и ты продолжаешь неспешное движение по заснеженным улицам, думая о том, что все, кто наблюдал за тобой, вероятно от души посмеялись и это здорово, ибо смех, пожалуй, единственный психостимулятор, гармонизирующий нервную систему при полном отсутствии "синдрома отмены". И значит, все, кто посмеялся или просто улыбнулся, стали чуть более гармоничными, позитивными людьми , увеличив количество позитива на планете. И это здОрово.

Дата публикации: 30 июня 2018 в 12:59