24
355
Тип публикации: Критика

 

 



Маленький Йоджи решительно не понимал, почему всегда такой послушный Кичиро- сан наотрез отказывался идти с ним в океанариум. А ему так этого хотелось! Все его друзья: Асэми, Джеро и Изаму побывали в нём и наперебой рассказывали про пираний, игуан и пингвинов. Разумеется, мальчик уважал своего почтенного родственника, но желание увидеть самому морских обитателей изрядно пересиливало. 


Старцу Кичиро недавно перевалило за восемьдесят, но держался он достаточно бодро. На его лысой голове  качались по сторонам несколько седых ковылинок, а лицо рассекали ото лба до подбородка морщины, похожие на шрамы, зажившие после ударов катаны. Глаза удивительно живо двигались по орбитам и даже ещё немного поблёскивали, на губах блуждала улыбка мудрого человека.


Кичиро часто не со зла путал правнуков и праправнуков.  Кайоши он называл Иоши, видя Сетсуко, думал, что это Сузуму. Но Йоджи он узнавал всегда. Этот добрый мальчик растопил сердце начинавшего в какой-то момент ожесточаться старика и вдохнул любовь и энергию в его дряблое сердце ещё на несколько лет вперёд. Кичиро видел в Йоджи себя в шестилетнем возрасте, по крайней мере, ему так казалось и хотелось. Непоседа крутился как вьюн целыми днями и задавал взрослым тысячи удобных и не очень вопросов. Но Кичиро терпел, понимая, что брюзжание отвернёт от него мальчишку. Старец даже пребывал в уверенности, что Йоджи является его прижизненной реинкарнацией, не задумываясь о греховности такого суждения.


- Кичиро- сан, а на улице не жарко и сухо.


- Йоджи, я кушаю.


- Пойдём сегодня со мной? Ну пожалуйста? - мальчик прижался к плечу деда и грустно вздохнул.


- Ты снова про океанариум? Боюсь, ты знаешь мой ответ.


Мальчуган захныкал.


- Там так интересно. Акулы, крокодилы, дельфины и все все все!


Держащие хаси руки старика резко дёрнулись в тарелке , и рис с овощами полетели на пол. Йоджи решил задобрить дедушку и с удовольствием помог прадеду убраться на кухне.


- Родители работают допоздна, а в выходные не находят для этого времени. Кичиро- сан, здесь недалеко, ты возьмёшь свою трость, а я подержу тебя за руку в пути!


Кичиро никогда не посещал ни зоопарки, ни океанариумы. Старик не считал нужным рассказывать детям, почему так сложилось. Но в этот день он решил отправиться туда через силу, ведь, как полагал пожилой японец, доставить радость Йоджи являлось смыслом его, способной оборваться в любой миг, жизни.


Они шли по широкому тротуару, шустрый мальчишка и медлительный старик.


- Кичиро- сан, а кто такие сумасшедшие?


- Люди с психическими болезнями.


- Кичиро- сан, а что такое сумасшедший дом? Дом с психическими болезнями?


- Нет, это больница для лечения психических болезней.


- А ты лечился в такой больнице?


- Нет. - соврал Кичиро.


- Ну Реико! - мальчик нахмурился. - Прибью эту врушку!


- Зачем ты так, сынок? Девочка ни в чём не виновата. Она что услышала, то и передала.


- Ну ла-адно. Кичиро-сан, вот мы и пришли.


Океанариум представлял из себя огромную пагоду цвета аквамарин. Крыша, стилизованная под  тёмного ската, поражала воображение гостей.

Старик, пропуская людей вперёд, переминался у входа, но мальчик тянул его внутрь, переживая, что тот передумает. Конечности Кичиро онемели, капли пота катились по впалой груди и сгорбленной спине. Но Йоджи так счастливо улыбался, так стрелял глазёнками в направлении гигантских аквариумов, что поджидали их буквально в десяти метрах, за турникетом...


Внутри, в полумраке, они увидели огромные резервуары, маленький кусочек океана под крышей. Речные и морские обитатели радовали посетителей диковинным окрасом и формами. Золотистые арапаймы, подобно сплавляемым сучковатым брёвнам, держались близко к водной  поверхности, чернопёрые акулы неспешно парили в специальных обзорных аквариумах, находящихся над головами людей, сытые пираньи легонько и равнодушно потрёпывали плавники собратьев, разноцветные сомики исправно прибирались на дне и стенках стеклянных резервуаров. Частые фотовспышки немного резали глаза Кичиро, а счастливый Йоджи, как и большинство посетителей, ходил с открытым ртом : он то смеялся от вида передвигающейся толчками черепахи, то плакал от жалости к несчастной нерпе, взрослой, но сохранившей незабываемые антрацитовые глаза маленького белька.


Кичиро с умилением  смотрел на  ребёнка, но его прилично потрясывало. Старик ,как мог,  оттягивал неминуемую встречу. Он нарочно подольше задерживался около рыб, разглядывал чешую, плавники и головы экзотических обитателей океанариума. И, когда Кичиро буквально застыл около больших усатых осётров, его окликнул Йоджи:


- Дедушка, дедушка, пойдём скорее сюда!


Кичиро неспешно повернулся к мальчику...


Отступление вглубь острова Рамри продолжалось целый месяц. Проклятая война на проклятом острове в проклятой Бирме... Превосходство войск союзников в численности позволило им диктовать условия, и сто двадцать первый пехотный полк японской императорской армии выдвинулся в мангровые болота протяжённостью шестнадцать километров. Совсем ещё молодой Кичиро с сослуживцами готовились к схватке с британо- индийскими войсками в этих жутких- с миазмами, москитами и рептилиями- местах. Японцы проходили специальную подготовку для боёв в таких условиях, но союзники оказались хитрее- они окружили их, создав котёл, и просто следили за своими врагами на расстоянии. Более тысячи японских солдат, бредя во время отливов и коротая дни во время приливов, страдали от жутких испарений, болезней, залепляющей глаза, уши и нос мошкары, и агрессивных змей. В тот февральский вечер тысяча девятьсот сорок пятого года, во время прилива, они разбили огромный лагерь. Спали бойцы на корневищах, выступающих поверх воды и создающих небольшие полянки суши. Доктора колдовали над больными, многие подкреплялись перед сном. Кичиро вместе с другом Сатору чистили оружие, шутили и говорили о своих семьях и доме. Первые крики и одиночные выстрелы раздались на другом конце лагеря. Кичиро подумал, что войска противника напали на них. В суматохе все начали готовиться к бою. Затем крики и выстрелы участились и волнами разносились по всему лагерю. Но к ним добавился ещё один звук- чавкающе- хлюпающий. Солдаты стреляли уже автоматными очередями, а сотни их фонарей причудливо разрезали сгущающиеся сумерки. Кичиро спросил сослуживца, что он думает про всё это, как через пару секунд из воды выпрыгнуло огромное чудовище и утащило Сатору в болото. Жуткий хвост ударил по воде, подняв кучу брызг и намочив остолбеневшего Кичиро. Начался кромешный ад. Огромные, пяти- и даже семиметровые гребнистые крокодилы то здесь, то там утаскивали бойцов под воду и, намертво сомкнув челюсти, прокручивались вокруг своей оси, разрывая тела солдатов. В панике и темноте японцы палили из автоматов, зачастую по ошибке прошивая вместе с земноводными своих же бойцов. Крокодилы, некоторые из которых получили порцию свинца от людей, опьянённые кровью и болью, нападали по несколько раз, приходя в исступление от полученных ран. Кичиро понял, что скорее всего бегство обернётся смертью- либо в пасти ящера, либо от шальной пули. Шанс давали только многочисленные деревья. Кичиро стремительно залез на одно из них, совсем не чувствуя ободранных жёсткой кроной и сучьями рук и ног. Сидя на ветках дерева в ночи, ещё несколько долгих часов он слушал эту симфонию смерти и ужаса. На рассвете следующего дня Кичиро увидел некоторые фрагменты состоявшейся бойни: трупы застреленных солдат плавали на воде вперемешку с останками  бедняг, попавших в пасть к рептилиям. Сотни стервятников слетелись и с радостными возгласами  начинали свой многодневный  пир... Некоторые солдаты также догадались залезть на деревья во время ночного кошмара и теперь перекрикивались друг с другом. Выжившие осмелились сойти на землю со спасительных крон только к следующему утру, после отлива. Собравшись в группу из двадцати человек, они побрели сдаваться союзникам- сквозь невыносимый смрад, разгоняя стервятников, перешагивая через трупы солдат и крокодилов... 


- Йоджи, сынок, что у тебя там?


Мальчик куда- то пропал. Старик, хрустя суставами и опираясь на трость, бросился к стеклянному вольеру. Йоджи стоял в центре него и хохотал, показывая пальцем вниз. Там лежал молодой крокодил: оставаясь неподвижным, открытым глазом он контролировал всё, что происходило вокруг. Прижавшись лицом к стеклу, Кичиро заохал, не веря кошмару, который в данный момент происходил. Тут же подбежал один из смотрителей океанариума.


- Уважаемый, что случилось? - после поклона спросил смотритель.


Кичиро задыхался.


- Мой мальчик. Как он туда попал?


- Вам не стоит волноваться. Вольер оснащён специальным ходом. Желающие могут пройти по нему на середину и понаблюдать за гребнистым крокодилом вблизи, естественно, находясь за сверхпрочным стеклом. Крокодил сыт и спокоен, фотографии получаются замечательные. 


В это время Йоджи , заметив, что дедушка успокоился, как раз снимал застывшую рептилию. Через пять минут мальчик с восторгом докладывал.


- Как же там здорово! А у тебя всё в порядке? У него такие огромные клыки! Но мне ни капельки не страшно! А почему ты такой бледный, дедушка? Я, наверное ещё раз туда схожу, можно?


Кичиро всматривался в крокодила. Более пятидесяти лет они не встречались. Да, те же два гребня на морде, мощнейший хвост, который едва ли не длиннее остального тела. Хищник,  способный разорвать взрослого человека пополам. 


- Нет, Йоджи, пожалуйста, оставим его, столько интересного вокруг!


В это время крокодил оживился и, широко открыв пасть, проворно побежал к стеклу, туда, где находились Кичиро и Йоджи. Старик обомлел и тихо присел, держась за грудь. Моментально появились несколько смотрителей и вызвали машину скорой.


Через двадцать минут машина с мигалкой мчалась по улицам Киото. Рыдающий Йоджи сжимал прохладную мягкую руку дедушки. Кичиро, облепленный катетерами, несмотря на жжение в груди, ещё не потерял способности вспоминать и размышлять. В его голове мелькали эпизоды войны: взятие Нанкина и последующая резня мирного населения, газовые атаки против китайцев, лагеря смерти для подопытных пленных... Не привела ли эта необъяснимая жестокость японской армии к резне на  острове Рамри и к другим трагедиям их страны? 


Также Кичиро помнил, что традиционно в их семье юношам по исполнению четырнадцати лет рассказывали всю правду о нём: война, Бирма, сумасшедший дом, реабилитация. Кичиро точно не хотел посмотреть в глаза Йоджи после того, как он всё узнает. Оставалось только одно... 


Старик открыл глаза и увидел всклокоченного Йоджи. Мальчик уже не плакал. Бросил взгляд на стену- там висела фотография горы Фудзи. Улыбнувшись доброму знаку, Кичиро вновь закрыл глаза...
















 

Дата публикации: 23 августа 2018 в 09:00