0
132
Тип публикации: Критика
Рубрика: рассказы

                                                                1

 

Валерка не мог поверить в то, что он скоро увидит брата, которого смутно помнил, когда был ещё совсем ребёнком. Вадим возвращался, спустя пятнадцать лет. В конце девяностых он был лидером бригады, входившей в состав Ореховской ОПГ. Всё это время старший брат был для Валерки кумиром и примером для подражания.

Во дворе Андрюхиного дома, на хате у которого парни зависали целыми днями, пока его родаки тусили на Адриатике, Валерка увидел, как Гусь скинул “чек” какому-то парняге. Гусяра учился в параллельном с Валеркой классе и толкал наркоту в массы. Таких как Гусь, Валерка, терпеть не мог - хитрые и ушлые, готовые примазаться к сильным, только бы оказаться в выигрыше. Поначалу Гусь банчил канабисом и спайсом, а теперь связался с Бледным, который пахал на чеченов и стал толкать на районе “хмурый”. Но теперь возвращался Вадим и жизнь на районе должна была кардинально измениться. Теперь, Валерка, мог спокойно вломить Гусяре, не опасаясь нарваться на Бледного, который стоял за его спиной.

- Эй, Гусяра, ну-ка, двигай сюда, - крикнул Валерка, поставив пакет с пивом на землю.

- Кто ты такой, чтобы я к тебе двигал? Не суйся не в своё дело Вэл, а то опиздюлишься по полной.

- Мне Бледный, в натуре, не авторитет. Ебал я его и всю его гнилую толпу. Умеют только числом, да перьями давить, а раз на раз махаться очко слабовато.

- А ты чо сегодня такой дерзкий? По ебалу давно не получал?

- По ебалу получишь сейчас ты, чмошник вонючий. Ты какого хуя у нас на районе “хмурый” пацикам толкаешь?

- Слушай, ты чего ко мне прицепился, я твоим пацикам что ли “геру” толкаю?

- Какая разница, на районе все пацики свои. Слушай меня внимательно утырок, прямо сейчас же уноси свой тощий зад отсюда, иначе тебе пиздец. Ты меня Гусяра знаешь, я по-пустому базарить не буду.

- Я тебя понял Вэл, парень ты вроде дельный, но не теми вещами занимаешься. Я передам всё, что ты сказал Бледному, так что лучше пока своё рыло на районе не свети, мой тебе совет браза.

- Не брат ты мне - чмо ебаное, и не забудь передать своему Бледному, что ты у нас на районе больше “хмурый” не толкаешь, понял меня?

- Ну, да я не брат тебе. Бледный базарил за твоего брата, что опустили его на “зоне” и он у нормальных пацанов за щеку берёт.

- Гусяра, не испытывай моё терпение и съёбывай по холодку, пока при памяти и пока ветер без камней.

- Да, Вэл, по ходу у тебя, после того, как Солёный, тогда, на “стреле” тебе череп пробил битой, реально чердак потёк, ну ладно до скорого. Надеюсь тебе повезёт и Бледный убьёт тебя быстро.

                                                        

                                                                 2

Панкрат и Андрюха с азартом резались в NBA2k17 на “ Xbox”. Во всю мощь из колонок рычал “Big Russian Boss”:

Брат, братан, братишка

Когда меня отпустит?

Накурили меня спайсом

Хейтеры суки(пидоры)

Отпусти, отпусти меня ебучий спайс

Ведь я ни в чём, ни в чём не виноват

 

Валерка поставил на стол пакет с пивом, торжественно звякнули бутылки.

- Ничо себе презент! – сказал Панкрат, не отрываясь от плазмы и продолжая яростно долбить пальцами по кнопкам джойстика.

- Эт, по какому случаю? - спросил Андрюха, совершив ЛеБроном танковый проход к кольцу и заколотив мощнейший данк.

- Праздник посоны – братан из тюрьмы возвращается, - сказал Валерка. – Сегодня утром, звонил матери, сказал, что к вечеру подгребёт.

- Слышь Вэл, а сколько он у тебя чалился? – спросил Панкрат, недовольно отбросив джойстик, после того, как Кайри на последней секунде выкинул победную трёху, тем самым повторив реальный финал две тысячи пятнадцатого, и отвернувшись от победно-саркастической ухмылки Андрюхи.

- Пятнадцать лет, - ответил Вэл, доставая батлы с пивом из пакета.

- Ничо себе, - сказал Андрюха.

- Вот так, ты ещё не родился, а брательник у меня уже “зону” топтал, - не без гордости сказал Валерка, прикуривая сигарету.

- Я слышал, в своё время, у них крутая бригада была. Лютовали по-чёрному - резали и стреляли всех без разбора – сказал Панкрат, беря себе пиво.

- Да, брателло у меня риал гэнгста. Чо уш там! – довольно согласился Валерка.

- Блин, какое раньше время было, - открывая бутылку, сказал Андрюха. – Тёрки по понятиям, разборки, бригады. Романтика, блин! Не то, что сейчас – попрятались все по норам, нос никуда не высовывают.

- Риал тру, раньше время было - без бодяги, - согласился Валерка.

“Босса” в колонках сменил “МС Хованский”:

Бэнг, бэнг, бэнг

Батя в здании!

Бэнг, бэнг, бэнг

Спасайте задницы

Слушайся дядю Хованского

 Я тебе зуб даю, бля буду гангстером!

- Выруби этого пидора шепелявого, заебал он уже в натуре, - недовольно сказал Панкрат. – Лучше пусть шаву свою вонючую хавает, хули в рэп лезет уебанище убогое.

- А чего, тогда, может “Фараона”? – спросил Андрюха.

- Да нет браза, давай чо нить из олд скула, “Касту” там, я не знаю, ну так, чтобы реально прокачало, - сказал Валерка.

 

Не забывай свои корни, помни

Есть вещи на порядок выше, слышишь?

Говорят, отсюда надо сваливать по идее,

Встать на ноги, завести семью, растить детей

И может это правильно

Но прошлое не может быть оставлено и брошено,

Позже найдено.

 

- Во, другая ботва, - обрадовался Панкрат.

- Ну чо, давай юзанём мини-турнир в “ту кей”?  - предложил Андрюха.

- Давай, - согласился Валерка, - я за “Поршней”.

- Я за “Воинов”, как всегда, - сказал Панкрат.

- Кто бы сомневался, - хмыкнул Андрюха, - ну, а я ради разнообразия тогда за “Миньку” сгоняю.

 

Настоящим лидером в их компании был конечно Дрон, и Вэл это прекрасно понимал. Андрюха сообразительный и умный, прирождённый лидер и если бы у них, здесь и сейчас, была бригада, то, наверное, именно Андрюха был бы бригадиром. Он мог замутить самые разные темы и разрулить базаром любые траблы. Этого умения явно не хватало Валерке.

Зато Вэл многое мог решить в драке, что собственно неоднократно доказывал, выходя “раз на раз” с самыми отчаянными типами - такими как Солёный, например. Валерка знал, когда шёл с ним на “стрелу”, что Солёный без “говна” не придёт. Так и получилось. Валерка дрался на кулаках, а это чмо несчастное притаранил с собой бейсбольную биту. Несмотря на то, что Солёный успел отоварить ей Валерку, он всё равно расхерачил ему “щи” в “кашу”.

- Слушай Вэл, ну а чо брательник твой собирается делать-то теперь? Новую бригаду собирать будет? – спросил Андрюха, раскуривая “водник”.

- Не знаю, - пожал плечами Валерка. – Я перетру с ним, за эту тему.

- Ну если чо, то, я готов вписаться, - сказал уже захмелевший Панкрат, -  а вы как пацики?

- Базаришь! – сказал Валерка.

- А как же чечены? – спросил Андрюха. - Они ведь суки черножопые весь район под себя подмяли.

- Разберёмся, - уверенно заявил Валерка. -  Вадим в своё время этих чертей всех на болту вертел и теперь я думаю с ними церемониться не будет.

-  Мож, он кого из своих старых корешков подтянет и тогда писец хачикам! – сказал Панкрат.

- Тэк, их всех, ещё тогда постреляли или на “зону” отправили, - отрицательно покачав головой, ответил Валерка. 

- Ваня Синицин на районе один остался, - сказал Андрюха. -  Но Ванос, ничо так - форму держит. Я на днях видел, как он двух кексов около мага отоварил. Одного из них даже на “скорой” отвезли.

- Да ты жжошь! – давясь пивом, засмеялся Панкрат. -  Ваня Синицин - бухарик местный, авторитета бля нашёл. Он за чекушку член тебе отсосёт.

- Зря вы так, Ваня нормальный пацик, - сказал Валерка. -  Просто жизнь изменилась, а он в неё вписаться так и не сумел.

- А чо его тогда не грохнули или не посадили, когда кипишь весь был? – спросил Андрюха.

- Фартовый, - ответил Панкрат, -  говорят у него десять пулевых было.

-  У акабов на него ничего тогда не было, - продолжил Валерка, -  а пацаны не сдали.

- Вэл, а ты скажешь Вадиму, про Бледного и его отморозь? – спросил Андрюха. -  Они задрали нас прессовать, а выходить с ними на рамс, реально не айс.

- Да, с этими петухами в натуре, траблы, - подтвердил Панкрат.

- Конечно скажу, - разгорячённо ответил, уже тоже начинавший хмелеть Валерка. - Им пиздец будет, Вадос их сгнобит нахер, будут твари перебежками по району лазить.

- Бля, Вэл, как же тебе с братом повезло, - сказал Панкрат. -  Настоящая легенда! А у меня старшой - пенёк. Не, сначала он тоже чо то там лютовал. А потом в армию пошёл, а оттуда как подменили, типа за ум взялся. В универ поступил, сейчас каким-то манагером работает. Женился, дети - скукотища короче. Даже я его, раз на раз уделаю.

- Может его в армейке по голове как-то неправильно ударили? – улыбаясь сказал Андрюха.

- А хрен его знает, может и долбанули, - ответил Панкрат. -  Что он таким чмошником стал.

 

Время было уже к полуночи, Панкрат спал с бутылкой в одной руке, джойстиком в другой. Из уголка его рта вытекала, повиснув на подбородке слюна. Саня Панкратов забавный увалень, несмотря на свою устрашающую внешность был добрым и отзывчивым. Однако не дай бог перейти кому-то дорогу его друзьям, он превращался в разъярённого гризли которого нельзя было остановить. За своих пацанов он был готов, совершенно не раздумывая вписаться в любой рамс.

 Дрон не мог не воспользоваться представившейся возможностью и опробовать свой новенький айфон, который ему скинули родаки незадолго до отъезда на юга. Андрюха делал сэлфи со спящим Панкратом, корча всякие забавные рожи.

- Слушай Вэл, может член ему к фэйсу приставить, а, как ты думаешь?

- Неа, я думаю не стоит, слишком как-то жёстко по мне, да и по гомосяцки.

- Ну да, - согласился Андрюха.

- Погнал я кароч, наверное, брательник уже подгрёб, а нам о многом надо перетереть с ним, так что давай Дрон.

- Ага давай, только, не всем и не в жопу, - засмеялся Андрюха.

 

                                                    

                                                                 4

На лидера преступной группировки Вадим был совершенно не похож, по крайней мере на те фотки, которые были в инете по статьям про Ореховскую ОПГ.

На редкие свиданки с братом мать не брала Валерку стараясь всеми силами чтобы её младший сын не ступил на шаткую дорожку криминала.

- Здарово, Братишь, сколько лет - сколько зим. – Валерка бросился обниматься к Вадиму, сидевшему за кухонным столом и читавшему книгу, под неярким светом лампы.

Вадим выглядел, как школьный учитель: синяя рубашечка, аккуратная чёлка и усы. Ничто в этом человеке, сидящем за столом с книгой в руках, не выдавало лидера бригады, двадцать лет назад державшей в страхе весь район. На столе стояла недопитая бутылка водки и оставшаяся закуска.

- Тише, тише, чего расшумелся, - шёпотом сказал Вадим, обнимая брата. – мать разбудишь.

- А чего, она, спать уже завалилась, впечатлений набралась?

- Да, - тихо сказал Вадим и отложил книгу.

Валерка налил себе полстакана водки и залпом выпил его.

- Эй, да ты куда так разогнался братец? – усмехнулся Вадим.

- За любимого брательника выпить не грех. Епать, легенды района не каждый день из “зоны” возвращаются.

Вадим сдержанно улыбнулся, взял бутылку и вылил остатки в раковину.

- Вадим, ты чего? – хватая брата за рукав рубашки, вскрикнул Валерка, которого после выпитого стакана совсем повело.

- Хватит тебе на сегодня, - садясь обратно за стол сказал Вадим. -  Да, и вообще, ты бы не налегал на это дело. Водка до добра ещё никого не довела. Сколько хороших ребят из-за неё опустилось. А в тюрьме каждый пятый из-за неё сидит. Выпил и пошло. Кто убил, кто украл, кто изнасиловал. Ты ещё парень молодой совсем, спортом занимайся, учись.

- Я занимаюсь, мы с пациками железо толкаем.

- Молодец, а синькой ты не увлекайся - мой тебе совет. Я понимаю, вам с матерью, одним, тяжело было. Батя рано помер, ты его, наверное, совсем не помнишь. Потом я сел. Мать на двух работах горбатилась, чтобы у тебя всё было. Но теперь я думаю попроще будет. Я на работу завтра пойду устраиваться. Справимся как-нибудь. Пойдёшь в университет учится. Ты кем хочешь стать?

- Вадим, ну ты брателло жжошь, какой универ, какая нах работа?

- Обычная, на первое время грузчиком, в “Пятёрочку” устроюсь, там у матери знакомый работает, так что возьмут без проблем, а там поглядим. Ведь с моим “волчьим билетом” ещё и не везде сунешься.

- А как же движки там, разные замуты?          

- Какие замуты, я тебя не понимаю?

- Да ты чо? Сейчас, время непуганых оленей. Люди ожирели, стали спокойными, время мутить схемы. Менты с тобой при встрече здороваются, а чихнёшь - будь здоров говорят! Время стричь бабло. Надо собирать новую бригаду. Я думал, что ты пока сидел придумал там разные расклады - как оно чо будет, - икнув сказал Валерка.

- Бригаду? - усмехнулся Вадим. – Ты это серьёзно сейчас?

- Ты только свистни, пол района сбежится, ты же местная легенда. Мы с пациками впишемся в любой замес. Рыл двадцать надёжных я в спокуху могу поднять. У тебя наверняка какие-то связи остались - Метель в бегах, Ваня Синицин на районе без дела ошивается. Братишь, да какой нах грузчик, ты гастрик чо ли ящики таскать? Мы с тобой таких дел намутим - только начать!

- Метель не в бегах, - спокойно сказал Вадим, смотря в ночное окно. – Я его застрелил. Это он тогда все расклады ментам сдал.

- Во бля гандон! Ну и правильно чо завалил эту тварь.

- Метель, если так разобраться мне жизнь тогда спас. Ну сколько бы я ещё протянул – год, два? Грохнули бы, и все дела. Сначала я злился на него – предал, всё такое, а ведь он мне ближе всех, как брат был. А потом я всё понял со временем. Просто он до всего этого раньше меня дошёл, он всегда был парень сообразительный.

- Да пох на этого долбаёба - завалил и завалил, чо парится теперь? Так чо ты думаешь насчёт бригады?

- Я думаю, что тебе надо выкинуть из головы всю эту ерунду. Лично я своё отсидел и с меня хватит. Если бы мне представилась возможность всё начать заново, поверь я бы всё переиграл. Тот человек, про которого ты рассказываешь и считаешь своим братом, умер пятнадцать лет назад в тюрьме. Его больше нет. А его подвиги весьма приукрашены воспалённым сознанием таких ребят как ты, насмотревшихся криминальных фильмов.

- Ну, бля, Вадим ты даёшь жару! Я чо та ничо не понял. Ты, наверное, после “зоны” ещё не отошёл. Ладно я спать, с тобой сегодня, наверное, бессмысленно базарить.

Валерка, встал из-за стола и пошатываясь побрёл в свою комнату. Мозг его отказывался воспринимать в данную минуту какую-либо информацию, шедшую в разрез с канонической версией.

 

                                                     5

Ребята висели у Андрюхи дома, родители которого по-прежнему грели задницы на югах. Намутили бухлишко, канабиса, чёткий музончик. На “вписку” завалили ещё несколько пациков с района, подтянулись знакомые чиксы. Валерка сосал пиво и не пьянел, синька его совсем не трогала. Из головы не шёл разговор с Вадимом.

Это чучело никак не могло быть его братом, - думал Валерка. Кто угодно только не он. Даже Ваня Синицин по сравнению с ним выглядел, как гэнгста. А этот что? Валерка вспомнил отглаженные брючки, синюю рубашечку, застёгнутую на все пуговицы и аккуратно уложенную чёлку. Одно слово - задрот! Валерка видел, как Вадим собирался на работу. Мать вся плыла в улыбке, кружила вокруг него. Она то, наверное, вообще счастлива, что вернулось это недоразумение, - размышлял Валерка, - вместо того, кто был настоящим её сыном. Долбоёб, бля. А теперь ведь мои дела совсем швах- думал Валерка – зря только зарамсил с Бледным.

Какую-то нажратую тёлку пацаны втроём начали “жарить” прямо на полу, а та визжала на всю хату, как забиваемая свинья, перекрикивая музончик.

- Андрюх, браза, сделай музло погромче, а то затрах меня этот порно-триллер, - сказал, прикуривая Панкрат.

Дрон взял пульт и поставил звук на максимум. Из больших чёрных колонок во всю мощь гремел “ Фараон”:

Скр, скр, скр – в мёртвых найках

Скр, скр, скр – чёрный сталкер

Скр, скр, скр – в белой майке

Скр, скр, скр - с зипом сканка.

 

- А чо ты сам не участвуешь? - спросил Дрон у Пакрата.

- Я чо шальной что ли в эту тварь гашённую пихать? Я свой хуй не на помойке нашёл. Мне Олег Савин рассказывал, что у этой кобылы какая-то хуйня типа трипака.

- А Сова откуда это знает?  - спросил Андрюха.

- Так он пёр её на одной “вписке” без гандона, а теперь лечится!

- Без гандона, эту шмарину? Да он вообще дебил, бля!

- Без мозга чувак, прикинь, отвал башки просто!

- А ты чего Вэл весь вечер какой-то хмурый? – спросил Андрюха. – Может давай спайса намутим? Я знаю где можно не бодяжный найти.

- Да не, ну нах эту хуету, - хмуро ответил Валерка.

- А что с братом, - спросил Панкрат. – Ты с ним тёр тему, насчёт какие у него планы. Собирается он заново собирать бригаду?

- Говорил, - неохотно ответил Валерка.

- Ну и чего? – спросил Панкрат.

- Не знаю посоны, мутный он какой-то вернулся - сам не свой. Чот мне про работу начал задвигать телегу, про учёбу там, что надо жить правильно, не бухать типа, заниматься спортом. Писец, кароч, я сидел просто в ахуе. Сам грузчиком в “Пятёрочку” устроился. Прикиньте?

- Вот это попадос Вэл! А чо такое там с ним случилось, он не рассказывал? Ну знаешь там некоторые кто долго уже чалится, типа, башкой отъезжают – в Бога начинают верить, и всякая такая лабуда с ними происходит.

- Не вроде не поверил, а там хер его знает, я, когда его прогон про работу услышал, просто в осадок выпал.

- Ну, или, его там опустили, – усмехнулся Андрюха.

- Дрон, ты мой братишка конечно, но не говори, чего не знаешь. Следи, пожалуйста, за базаром.

- В натуре Дрон, хер знает чо там с ним на “зоне” случилось, - поддержал Валерку, Панкрат.

- Пипец, Вэл, да это очень хуевато. Я чот реально думал, что он нам поможет Бледного ломануть, - сказал Андрюха.

- Я и сам так думал. Накидал “страйков” Бледному и его шобле. Теперь думаю, как из этой хуйни выкрутиться.

- Всё будет норм Вэл не парься – вывезем как-нибудь, - весело сказал Панкрат.

- Легко говорить, вывезем, только не всё так просто, я там серьёзно рамсанул, надеясь на Вадима, а он пиздец, как подвёл меня, сука ебливая. Хуй знает может его там реально в жопу выебали, но только вернулся домой не мой брат, а хуйло какое-то левое.

- Так, ладно, тут я вижу без спайса вообще не обойтись. Пойду вызванивать банчилу, - сказал Андрюха.

 

                                                   6

Валерка уже собирался выходить из дома, когда мама его окрикнула.

- Валер, будь другом, отнеси Вадиму на работу обед, я ему ещё вчера собрала, а он с утра опаздывал и забыл впопыхах.

- Да, купит он чего-нибудь себе ма, он же в маге работает, намутит чо похавать - не переживай.

На самом деле Валерка не хотел идти к брату на работу и видеть, что его брат работает грузчиком вместе с гастриками в вонючей “пятёрке”. Поведение Вадима было для Валерки странным и не понятным. Валерка не мог понять, как этот чмошник, который теперь назывался его братом мог рулить когда-то целой бригадой, которая наводила шорох на весь район. Что с ним такое случилось в тюрьме? Неужели прав Бледный и его там “опустили”. Самое хреновое, то что и пацанам сказать-то нечего, в глаза не удобно смотреть. Он то рассказывал, что Вадим реальный авторитет, а он просто лох, оказывается, и ничего больше.

Валерка, вошёл в сквер, за которым на площади Ленина находилась “Пятёрочка”. Сзади к Валерке подошёл Кабан и тяжело сопя схватил его за шею. Рядом появился Вонючий - пацаны из шоблы Бледного. Они его не без труда оттащили в глубь сквера, где стоял сам Бледный.

- Ну чо Лерочка, я смотрю у тебя с мозгами совсем напряжёнка, нахера ты лезешь в высшую лигу, малыш, может ты не знаешь кто я такой?

- А кто ты такой? Ты для меня не в авторитет.

- А кто для тебя авторитет, брательник чо ли твой? – усмехнулся Бледный.

- Я видел тут его на днях, - со смехом сказал Вонючий. – он в “пятёре” грузчиком вджобывает, фуры с хавкой разгружает.

- Да, настоящий авторитет – бригадир, мать его! – сказал, давясь от смеха Кабан.

- Ага, бригадир грузчиков, - заржал Бледный.

Валерка замахнулся, чтобы врезать по самодовольной, ржущей роже Бледного. Однако тот резко увернулся и правым джебом сбил Валерку с ног. Кабан с Вонючим тут же подлетели и начали втаптывать Валерку в землю, нещадно молотя его по голове, по почкам, при этом не переставая ржать. С каждым ударом их смех становился всё тише, а удары всё мягче. Через какое-то время Валерка перестал чувствовать боль и тело стало мягким и податливым.

- Всё хорош с этого гандона – расход, - скомандовал Бледный.

Вонючий и Кабан, сразу же перестали молотить по неподвижному и уже не защищавшемуся телу Валерки.

                                                  

                                                                7

- Валерка умер – раз за разом прокручивались в голове Вадима слова матери, которая с красным заплаканным лицом повалилась на пол прихожей, как только пришла из больницы. Много раз рядом с Вадимом кто-то умирал, зачастую он сам кого-то лишал жизни, совершенно не думая о каких-либо чувствах, ставя в основу угла только свои личные интересы. И казалось к слову “умер” у него выработался иммунитет. А вот теперь мать говорит, что Валерка - его младший братишка, которого он толком не успел и узнать, умер. Какие- то хулиганы избили его в парке. Два дня он пролежал в коме и вот теперь всё.

Господи, шестнадцать лет, – думал Вадим, раскуривая сигарету. – Живи и живи. Хотя он тоже в шестнадцать ходил по краю, в каком только месиве он не участвовал. Когда вставали район на район, бывало и цепями, и хоккейными клюшками по башке прилетало, но как-то фартило ему, и он оставался живой. Всякое было - на грани и за гранью. Видать у каждого своя судьба и своя дорога.

Когда уехала “скорая”, отпоив мать успокоительными и уложив её спать Вадим, тихо прикрыв за собой дверь отправился на поиски Вани Синицина. Найти его не составляло особого труда. Несмотря на полдень, Ваня сидел за кружкой пива, уже почти доведённый до кондиции, в пивной на Уборевича - где Вадим и нашёл его.

- Здарова, Козырь! - пытаясь сосредоточится на Вадиме, сказал Ваня.

- И тебе не хворать, Синий. Не забыл меня ещё?

- Помню, как же забудешь, Вадим Козырь первый авторитет на весь район. Времена то лихие были, а ты мог за каждого пацана в своей бригаде ответить.

- Не зато я перетереть с тобой пришёл Синий, братана у меня какие-то гопники убили. Загасили насмерть в сквере, недалеко от моей работы.

- Соболезную, Валерка чётким пацанчиком рос, через пару лет он с братвой мог бы весь район на уши поставить.

- Ты знаешь, кто это сделал?

- Бледный, со своей шоблой.

- Кто такой, чего за шобла?

- Да, так, ПТУшники, на “чехов” работают, наркоту по району толкают. Твой Вадим вроде как их барыгу с точки всё сгонял. Вот по ходу за это они и решили наказать его, да малёху не подрасчитали. Малыши так же, как и мы когда-то, начинают играть в гангстеров.

- Эти гандоны, убили моего младшего братишку, и они не должны жить на этом свете.

- Будешь мстить?

- У тебя какие-нибудь стволы с того времени остались? Или, может, знаешь, где достать?

- А как же. Два “калаша”, “ТТ” и пару “РГДшек”. Только я с тобой пойду.

- Ты уверен, что готов к этому?

- Я пятнадцать лет этого ждал, чтобы вернуться в дело. Понимаешь, сегодняшнее поколение хипстеров даже не знает, что такое реальный замес. Помнишь, как за железнодорожным мостом с Бауманскими рамсовали? Знатное побоище было, сколько мы тогда этих утырков постреляли!

- У меня от этого рамса два пулевых осталось.

- Слушай, Вадим, может не к месту, но я должен тебе сказать, не могу уже, душа ноет - покоя не находит. Ты, конечно, вправе после делюги меня кончить. Это я, вместе с Метелью, вас тогда ментам сдал.  Понимаешь, братан, Метель мне тогда такую пургу прогнал, что мама не горюй, и я тогда что-то сплоховал, понимаешь, повёлся на его базар гнилой, и он меня уломал заложить всю братву. Сам же понимаешь тогда дела не очень шли - менты на хвост конкретно сели, да и “чехи” начали голову поднимать. В общем, прости меня Вадим, виноват, если захочешь загасить меня после замеса – воля твоя, имеешь полное право.

- Расслабься Синий, я про тебя ещё тогда всё знал, перед тем как я завалил Метель, он мне всё рассказал.

- А почему, ты тогда не завалил меня?

- Не успел я, Синий, повязали меня тогда. Если бы на день позже пришли ко мне мусора, то не сидел бы ты сейчас, Ваня, в этой пивной. А насчёт прощенья - это как говориться Бог простит, только он всему судья.

                                                        

                                                                 8

Яркое октябрьское солнце косыми лучами ложилось на стол. Народу в “Маке” было не особенно много, в основном подростки, прогуливающие школу. Андрюха лениво жевал уже остывающий чизбургер.  Чикса, сидевшая за соседним столиком, была очень даже ничего. И на то, как она поедает Биг Тейсти можно было смотреть бесконечно. На вид ей было не больше шестнадцати и её черты лица Дрону были определённо знакомы, где-то он уже её видел.

Кстати, надо будет сказать спасибо Панкрату, что предупредил начёт того шмаровоза на тусе у меня дома, - вспомнил Андрюха. - У Киселя после неё ВИЧ нашли, но это конечно не факт, что он от неё его подцепил, Кисель то нарик пробитый, они там херачатся все из одного чана, одним баяном, но всё равно – мало ли что.

В “Мак” влетел взъерошенный Панкрат и сев напротив выхватил бургер, и за один заход добил его смачно шлифанув диетической колой.

- Ну, и тебе здравствуй, мой друг по разуму! – сказал Андрюха, откидываясь на спинку кресла.

- Извини браза, просто я вообще не завтракал, - всё ещё жуя бургер ответил Панкрат. – Маман совсем охамела, мало того, что от своего хахаля припёрлась среди ночи, так ещё и в маг днём не сходила!

- Да уж – бяда, а чо сам то?

- В падлу было. Я вчера на новой “ФиФе” залип – только к вечеру включился.

- За кого юзал?

- За “динамиков” – ясен хер! Не за “бомжей” же твоих уебанских!

- Динамо, ты наш любимый клуб – соси, соси, динамо три тысячи залуп!

- Да пошёл ты! Ну чо какой сегодня движ, может замутим чо у тебя на хате?

Чикса, сидевшая за соседним столиком, наконец-то дожевала Биг Тейсти и ушла, смачно виляя задницей в кожаных леггинсах, которые зачётно смотрелись вместе с чёрным трэшером. Только теперь Андрюха вспомнил что пёр её на “вписке” у Косого, пару месяцев назад, как раз тогда, когда Вэла завалили.

- Ничо так тёлка, корма зачётная. Я бы ей вдул! – поймав Андрюхин взгляд заулыбался Панкрат.

- Я, ебал её.

- Гонишь!

- Бля буду – пару месяцев назад на пати у Косого.

- А я где был?

- Не знаю, тогда только Вэл погиб – ты синькой по-чёрному закидывался, да ещё и через канабис пускал.

Андрюха хотел ещё что-то добавить, но осёкся и повисла пауза.

- Жаль Вэла, бля, - собравшись с мыслями сказал Панкрат.

- Сам виноват, нехер было в Сашу Белого играть, бригадир, бля. Нахера он навыёбывался на Бледного, Гусяру с точки сгонял, не давал ему банчить?

- А мне не хватает его, знаешь, чёрная дыра, как будто какая-то образовалась на его месте. Иной раз хочешь ему позвонить, там, затусить и всё такое, типа знаешь, в “ГТАшку” сгонять, а потом вспоминаешь, что его больше нет и как-то херово на душе становится.

- Слушай, Панкрат, не нагоняй тоски, хорош эту телегу про Вэла прогонять. Мне вот как-то пох на него, нет и нет его - жизнь дальше идёт. Он остался в прошлом и его уже не вернуть этими ущербными разговорами – типа, каким Вэл был пиздатым пацаном и как нам его не хватает. Выкинь из головы эту хуйню, будь счастлив и не парься. Вот, смотри на меня, я ведь не парюсь совершенно и мне всё пох, мне вообще по жизни всё пох.

- Да, но он был нашим другом, не просто всё это вот так, за раз его выкинуть из жизни.

- Ещё раз говорю – забей, не парься. Тем более что Вадос с Ваней Синициным отомстили за него.

- Вадим ваще красава! Они с Ваносом тогда в “Пекле” всех этих уебанов из “калашей” завалили. И Бледного, и Кабана, и Вонючего, и чеченов, и ещё кучу всякого народу.

- Да это была тру разборка - риал, прямо в “олдскульном” стиле. Мать его!

В “Мак” вошёл Гусь и увидев Андрюху с Панкратом сел за их столик.

- Фарту, Масти АУЕ! Здарова, посоны!

- Привет Гусяра, перхоть ты подзалупная!

- Я тоже братва рад вас видеть, ну как делишки, чо по чём?

- Да так хернёй страдаем от нехуй делать, - сказал Андрюха, разглядывая залитую солнечным светом улицу.

- Тэк, мож раскумаримся, посоны, чо на сухую то виснуть? У меня ништячок есть зачётный, афганский - без бодяги.

- Лавэ вообще нет, - сказал Панкрат. – Так что Гусяра, сегодня без мазы.

- Ты чо Панкрат, вы же кореша мои - я за, так, угощаю.

-  Ну если только за, так, то я в деле, - сказал Панкрат. – Андрюх ты как, чо подвис-то?

- Да, всё норм, я только за - один хер перспектив нет на сегодня никаких.

- А где ставиться будем? – спросил Гусяра.

- Пошли ко мне, у меня родаки ещё только завтра привалят, - сказал, надевая солнцезащитные очки Андрюха.

- Слушайте, подождите, я картошечки возьму, а то жрать охота не могу, - сказал Панкрат.

- Давай только быстрее, глистопердёжник вонючий, - крикнул в след Панкрату Гусяра.

- День сегодня хороший, солнечный, мне кажется давно такого не было, - сказал Андрюха.

- Ну да, есть что-то такое кайфовое! - бессмысленно отозвался Гусяра раскручивая спиннер.

 

 

 

 

Дата публикации: 02 октября 2018 в 16:52