0
65
Тип публикации: Публикация

- На тебе лица нет, опять кошмары? - лицо Сэнта слабо освещал огонь костра, сквозь короткую прическу просвечивалась начинающаяся лысина, не самая приятная вещь в его тридцать с небольшим. Светящиеся от небольшого количества алкоголя глаза смотрели на Дэна, - понятно, - не дождавшись ответа, заключил он, - а моя женушка свинтила несколько лет назад, так что мне и не снится никто, так как именно твоя тебе снится?

- Последний телефонный разговор, - без эмоций ответил Дэн. 

- Ругались?

- Нет, предупреждал, что задержусь.

- Не хило ты задержался, пару недель, не меньше, - Сэнт было уже засмеялся, но лицо его собеседника перекосило, - ладно, ладно, прости, забыл, как много для тебя это значит, все еще думаешь, что она жива?

- Уверен. Как только осядем где-нибудь, я отправлюсь на поиски, - лицо Дэна было серьезным, полным уверенности и некой злости, но его глаза были пусты, - она была не одна, с отцом, может еще кто-то, шансы велики.

- Как и город, они могли сойтись с группой, как мы, а могли и столкнуться, впрочем, как и мы, - Сэнт поднял брови, он не верил ни в одну из надежд на выживание родных Дэна, - и то, если они не…

- Нет!

- Почему ты отрицаешь это?

- Потому что я уверен в них, я буду искать!

- Да почему ты уверен?! - Сэнт, повысив голос, вскочил с места, остальная группа обернулась на шум и, увидев повышенное внимание, он вернулся к костру. 

- Я чувствую их, - спокойно ответил Дэн и уставился в пламя.

- Чувствует он… Мы все, черт возьми, тоже люди и ты нам нужен, у нас достаточно ресурсов чтобы отстроить базу и жить-поживать подальше от этого безумия, вдолби себе эти слова - ТЫ НУЖЕН ИМ!

- Гриша, - протянул Дэн и  наконец, перевел взгляд с костра на Сэнта, - я нужен тебе, чтобы отстроить воздушный замок на во-о-он том багровом облачке, - показав пальцем в небо, с издевкой заметил Дэн.

- Я просто хочу жить, а не цепляться за прошлое.

- А я хочу найти жену.

- Так ищи, иди прямо сейчас! Нет? Тебе нужно место, куда ты можешь вернуться  после неудачных поисков и ты знаешь это, поэтому ты здесь. Поэтому они здесь, - Сэнт указал взглядом на четверых парней, спящих у костра неподалеку, - мы с тобой можем построить империю, у меня есть план, Дэн! 

- Только для этого тебе нужна армия.

- И называется она - Жнец, - Сэнт не моргая смотрел на Дэна, огонь в его глазах стали льдом, а остатки алкоголя - ветром.

- Мы уже говорили о нем, Гриш.

- Не называй меня так, какой великий император звался Гришей? Я буду светочем для этих людей и имя мне Сэнт.

***

Сэнт.. Дэну всегда внутри смешно, когда Гриша называл себя Сэнтом, переделанным английским словом «святой». Сидя сейчас у костра, засыпая под кронами деревьев, вдали от города, она прокручивал в голове события последних двух недель, перевернувших всю его жизнь. За эти дни он потерял всех, кого любил, несколько раз был на волосок от смерти, видел то, что могло сниться лишь в кошмарах. А сейчас в кошмарах снится только прошлая жизнь, оборвавшаяся в мгновение, не дав попрощаться. Воспоминания, выкрашенные в бардовый цвет, смешанные постоянным страхом за свою жизнь с бесконечной тревогой за жизнь родных, что пытаются выжить где-то там, каждый день, удаляясь от него все дальше и дальше, забирая последние шансы на новую встречу. Внутреннее одиночество разбавляли люди, встретившиеся по пути, группа, с которой ему пришлось пройти через то, что в его прошлой жизни могли показать только на экране, в каком-нибудь дешевом фильме ужасов, где после ночного сражения все девушки накрашены, ухожены, а волосы – будто они вышли из душа, а не из кровавой бойни. Но все, что происходило с миром в эти минуты, сложно было сравнить с тем, чем раньше пугали фильмы. 

Гриша не ушел, все так же сидел и смотрел в огонь, изредка кидая ветки, тут же съедаемые языками пламени. Дэн впервые встретил его в самом начале, с тех пор прошло всего ничего, а казалось, будто он знает Гришу уже несколько лет. Они познакомились в супермаркете, в который Дэн поехал, когда все шансы связаться с отцом пропали. Он понимал, что чем дольше будут идти поиски, тем дальше уедут его родные. Небольшие магазинчики неподалеку от дома уже вынесли. Удивительно быстро они это сделали. Мародерство вообще, видимо, заложено в природе каждого человека, хотя, чего греха таить, Дэн сам ехал красть. На выезде со двора, по пути, каждую минуту на него пытались накинуться, слишком много машин разбилось на дороге, чтобы разгоняться и слишком много безумцев, чтобы ехать медленно и аккуратно. Но твари, в которых превратились люди, которые еще полдня назад ходили по улице и мечтали о будущем, были не самым страшным, что ждало его в пути. Обезумев, одичав, люди стал подобны зверям, но жестоким, сильным, умным. Безумие дало им сил, скорости, выносливости. Но даже в таком состоянии, они не могли сравниться с опасностью, которую представляли нормальные люди. Кто-то, словно заранее готовясь к войне, апокалипсису, чему угодно, выстроили дома целый арсенал и прямо на улице отстреливали всех, кто не понравится, словно чувствуя, что наказать их за это некому. Маньяки в законе во времена, когда законов больше не стало. Никто не приезжал их арестовывать, никто не приезжал кого-либо спасать. Надежда на то, что лишь их город пал под гнетом безумия, таяла с каждым часом. Не доехав до супермаркета порядка сорока метров, машина Дэна заглохла, добираться до здания пришлось бегом, пригнувшись, спасаясь от шальных пуль. 

В дверях супермаркета он был встречен дулом ружья и надменным взглядом человека в маске. Молча, заломив руки, его отвели к остальным людям, оказавшимся в плену в рядах, рядом с мыломойкой и гигиеническими товарами. Здание было большим, количество продуктов было огромным, как и количество человек на него позарившихся, попавших в западню так же, как и Дэн. Там он познакомился с Гришей, радом с которым его кинули как мешок картошки. Помимо них, в ряд было посажено порядка сорока человек, смирно молчавших или тихо перешептывающихся под охраной двух бугаев в масках с ружьями наперевес. 

Тем временем, остальные бандиты собирали по рядам все, что не пропадет за неделю, и увозили в служебное помещение на тележках. Консервы, полуфабрикаты, снеки,  вода, крупы в количестве, которое, как казалось Дэну, можно увезти только фурой или на нескольких фургонах, забитых до потолка. 

Внезапно на улице ощутимо потемнело, озадачив бандитов, разгружающих торговые ряды, и Дэна, которому был отлично виден стеклянный вход в супермаркет. Огромные часы под потолком говорили о том, что на улице еще не должно было зайти солнце, а пятнадцать минут назад, когда он только подъезжал, солнце только отправлялось на закат. В голове сразу всплыли слова завхоза о том, как все началось, как потемнело за окном, и в офисе начался настоящий ад. Мысленно приготовившись к смерти, он пригнулся, чтобы в последний раз посмотреть на небо. Но увидеть его не удалось, вместо него Дэн увидел кроваво-багровые облака, затянувшие все пространство вплоть до горизонта. В здании повисло молчание, никто не знал, чем грозит вторая волна, уже изменивших жизни всех присутствующих, событий. Бандиты переглядывались, будучи наготове изрешетить любого, кого постигнет то безумие, что поразило людей, снующих по улице, то и дело заглядывающих в огромные окна супермаркета, который мог стать братской могилой для всех в нем находящихся.

Пронзительный крик, переходящий в нечеловеческий и даже не в животный, невообразимый рев, приводящий поджилки всех, кто слышал его, в состояние взбушевавшегося маятника, подкосив ноги и уводя сердце в саму глубину пяток. 

Рывок, которому позавидовал бы самый быстрый гепард, принесший источник рева вплотную к одному из охранников, закончился брызгами крови и звуком падающей на пол головы. Тело охранника покачнулось, обмякло и рухнуло у ног трех женщин сидящих чуть поодаль Гриши. Сидящие до этого смирно люди, с визгами и воплями кинулись врассыпную. Первым огонь открыл стоящий рядом бандит, охранявший пленников вместе с погибшим, пустив обе дроби своей двустволки в существо, голыми руками оторвавшее голову его напарника, забыв о разбегающихся. Увернувшись от выстрелов, мгновением позже существо, окруженное багрово-черным не то туманом, не то дымом, обволакивающим лицо, не позволяя распознать заложника в него обратившееся, кулаком пробивает грудину стрелявшего и, одной рукой оторвав от земли, кидает тело только что опомнившихся сборщиков. 

Ни один из выстрелов не смог достичь цели, существо, придвигаясь с каждым уворотом все ближе к бандитам, оставляло позади шлейф из кроваво-смоляного дыма, испарявшегося лишь через пару секунд. Три последних метра были преодолены за мгновение, хруст руки первого из бандитов, выстрел из его же оружия ему в подбородок. Секунда. Все выстрелы закрыты его телом. Вторая. Хруст шеи второго из бандитов. Третья. Три последовательных выстрела, бандиты грузно падают на пол с дырками от пуль у каждого во лбу.

Единственный выход из здания был через служебные помещения, где бандиты погружали все, что успели забрать. Толпу, охваченную страхом, это нисколько не останавливало, сколько бы не было вооруженных бандитов снаружи, заложников было больше, и смерть от оружия их прельщала больше, чем смерть от существа, которое порождает животных страх и панику одним только своим видом. Но вооруженной встречи не произошло. Во дворе супермаркета стояли два грузовика, обшивка которых была измазаны кровью, а восемь бандитов были разорваны на части, разбросанные по всей территории. Один из бандитов насквозь проткнутый косой, взятой из садового отдела, лежал ближе всего к выбежавшим людям.
 
Спасшиеся, объединившись в группу, захватили грузовики с продовольствием, заполнив их до отказа, и, под предводительством Гриши, отправились на поиски места, более безопасного, чем улицы города. Каждый знал, что существо, разорвавшее бандитов – это один из них. Никто не видел, как оно обратилось, никто не видел, как оно вернулось в человеческий облик, но каждый знал, что оно стоит на их защите. Однако страх перед неизвестным в любом случае заполнял сердце любого, кто вспомнит то, что произошло с бандитами, которые стояли в дозоре с пленниками. Во дворе оно уже орудовало косой, будто смерть, проводя казнь бандита за бандитом. Вспоминая это, группа прозвала существо Жнецом, предвестником смерти,  пожинающим своих врагов. Единственным вопросом без ответа остался момент, когда Жнец вернулся к облику человека и отмылся от крови. Только один человек знал ответ на этот вопрос, давший клятву прикрывать обладателя этой силы, и помог ему укрыться. Этим человеком был Дэн. 

***

Трупы мародеров-захватчиков пришлось выкинуть подальше от территории супермаркета. Закрыв все входы, сняв аккумуляторы с грузовиков, Гриша, как избранный лидер, пересчитал  группу. Не хватало порядка шести человек, которые, видимо, сбежали из страха. Спать пришлось между рядов, в течение ночи то и дело в окна стучались безумцы, трижды прибегали выжившие. Но один из случаев Дэн отметил для себя как самый пугающий за ночь. Ближе к утру, когда солнце вот-вот должно было выглянуть из-за домов, в окно постучался парень в капюшоне, слезно умоляя пустить его. Ему было плохо, когда его усадили на пол и попытались снять капюшон, он закричал, растолкал всех стоящих рядом и через секунду был уже в конце торгового ряда. 

Дэн и Гриша переглянулись, после вечернего происшествия уже сложно было заставить себя удивиться. Такую же скорость показывал Жнец в битве с бандитами, но парень сильно отличался от него, не было того черно-красного дыма, парень выглядел точь-в-точь как безумцы за окном: бардовые глаза, воспаленные, но полные страха, а не безумства, вены вокруг глаз окрасились, но не были так ярко выражены.

У Дэна похолодело внутри, его мысли занял сосед, которого он убил, защищаясь. Что если все обращенные выздоравливают? Нет, ситуация за окном не менялась, разбуженные парнем безумцы ничуть не изменились, да и те, что бежали за его машиной по пути к дому, а потом и от него  в супермаркет так быстро не бегали, иначе бы Дэна здесь уже не было. 

Парень долго никого к себе не пускал, объяснялся, что не один из безумцев, что он смог перемещаться очень быстрыми рывками, как только небо затянуло багровыми облаками. Он пришел, чтобы найти помощь, он чувствовал нечто, что притягивало его, нечто, что привело его к дверям супермаркета. Все сходилось, он почти такой же, как Жнец, только… слабее. Дэн пытался успокоить паренька, но это оказалось не так просто, тот был сильно напуган, одежда местами порвана, видимо, он все это время убегал, спасался от безумцев там, на улице, пока они по очереди спали здесь. Он отказался говорить свое имя, на что Дэн отшутился и предложил выдумать себе новое, рассказав про Жнеца. Парень стал успокаиваться, слушая, что творилось здесь несколько часов назад. Он придумал себе имя – Кейрус, объяснив, что это имя похоже на эстонское «скорость». Через полчаса, когда Кей, как его назвал Дэн, успокоился, его глаза стали нормальными, но  и бегать так быстро он уже не смог. Понять, вернется ли то состояние снова, они не могли, на улице солнце пыталось пробиться сквозь багровые облака, город оживал и снова наполнялся безумием. 
В течение трех последующих дней, выезд из супермаркета был все так же опасен, но оставаться более чем на неделю никто не хотел, трупы на улице уже начинали смердеть, и оставаться в центре было опасно.  За это время группа разделилась на два лагеря: одни требовали выгнать Кея, другие видели в нем защиту. Весь третий день продолжали трения, Кей хотел уйти сам, но Гриша остановил его. Слишком много для него значил план на создание «империи», а Кей был важным звеном ее создании. Он верил, что потеря людей, которых он знает всего три дня ничто, по сравнению с перспективой иметь у себя настолько сильного союзника.

Утром четвертого дня треть группы забрала часть продовольствия и сбежала из супермаркета, обстановка успокоилась, пришло время продумывать план побега. Гриша, Кей и трое мужчин нашли карту области, бурно спорили, чертили маршруты, Дэн не участвовал, он не мог найти себе места, ведь пока он сидит здесь, его семья уже далеко, выходить было опасно, даже имея такого могущественно союзника как Жнец. Дэн не был в нем до конца уверен, сможет ли он повторить ту силу, что проявил для освобождения пленников, хоть тот и обещал помочь в поисках. Ведь если сбежать сейчас, то он рискует остаться один на один с безумием улиц.
В обед Гриша забрался на одну из касс, держа в руках карту и сообщил, что они продумали маршрут к четырем деревням в округе и к одному не отмеченному на карте «элитному» поселку, в который Дэн не слишком-то поверил, но Кей пытался заверить всех, что именно туда и надо идти. В тот момент Гриша и сообщил всем о своем грандиозном плане заселить одно из поселений, завести скот, пахать землю, выстроить стену вокруг. Дэн только посмеивался над идеей воздушного замка, о котором Гриша, все время просивший называть его Сент, рассказывал ему с первого дня в супермаркете, о том, что он станет его заместителем, а Жнец будет командовать многочисленным гарнизоном. Когда появился Кей, глаза Сента только сильнее блестели, в его голове уже вырисовывалась команда супергероев, он даже назвал их по своему – супериоры.

***

Пятый день начался для группы очень рано. Сквозь багровые облака, давно уже поредевшие, солнце еще не начало светить, заряженные от генератора аккумуляторы вернулись в грузовики, стояли во дворе, ожидая свое часа. Женщин расположили рядом со связанными продуктами,  самым безопасным местом, Боеспособные мужчины сели за руль припаркованных иномарок, они должны были отвлекать безумцев, если кортеж попадет в западню. 

Первые три деревни находились очень близко к городу, побыв в каждой по несколько дней, группа была атакована безумцами, идущими по пятам, как по запаху. Последнее нападение Дэн помнил отчетливее всего.

Третья деревня была меньше предыдущих, всего двадцать три домика, разной степени разрушенности. В отличии от предыдущих все жители были мертвы, вонь, стоявшая в домах ни в какую не выветривалась, большинство трупов, найденных группой, были пенсионерами, несколько взрослых и ни одного ребенка.  Останки, уже изрядно попортившиеся за полторы недели, было решено похоронить недалеко от деревни, сделав братскую могилу и установив крест, написав на нем название деревни. 
Ночевать пришлось в машинах и на улице, ужин приготовили из найденной свиньи, умершей от голода. Дэн, которому уже сильно надоели консервы, с удовольствием ел жареное мясо, озираясь по сторонам повеселевшими от найденной в одном из погребов бутылки вишневой наливки. Неподалеку Сент с упоением рассказывал Кею какое будущее всех ждет под правлением их светоча. Изрядно выпив, вся группа, не оставив ни одного дозорного, задремала, кто у костра, кто в машине, кто пошел в самый проветрившийся дом.

Дэну не в первый раз снились воспоминания – про шефа, про соседа, про Жнеца, но в этот раз сон досмотреть ему не удалось. Истошный рев и крики мгновенно выдавили его из сна. Мгновенно поднявшись на ноги, Дэн пытался определить сторону, откуда доносились крики. Источником оказался один из домов. в котором заночевала небольшая семья, ринувшись в их сторону Дэн наткнулся на полчище обезумевших, следивших за ними с самого города. Раньше они уходили до их прихода, но в этот раз наливка сделала свое дело. Из оружия в лагере был мачете, ножи, пару топоров – все, что можно было найти в супермаркете. 

Увидев Дэна, часть безумцев ринулась к нему, но тот сразу же рванул в сторону от лагеря, обводя их вокруг, пытался добраться до машины, где лежало один из пистолетов, оставшихся после бандитов. Но, к его несчастью, остальная часть безумного полчища последовала за ними, обнаружив по пути лагерь. Отчаяние, которое потрясло его в тот момент,  не отпускало до сих пор. Рев, издаваемый этими мутировавшими тварями, глушил, а количество - устрашало, лагерь на треть состоял из женщин, а безумцы были сильнее даже крепких мужчин. 
Тем временем Кей, разгневанный, держа по ножу в каждой руке, резал как мог бездумно нападающих на него людей, чувствуя, как наполняются кровью глаза, а движения становятся все медленнее. Как потом он объяснял свое состояние – гнев вызвал то самое состояние, ту силу, из-за которой Сент прозвал его Супериором.
Перемещаясь с огромной скоростью от одного безумца к другому, он пронзал ножом любую часть тела, которую видел, нанося максимум ущерба. Собравшись вместе, группа отступала к одному из домов, не справляясь с наплывом. Безумцы, расправившись с отставшими, начинали их грызть, пытаясь утолить голод, набравшийся за неполные две недели. Он усиливал их и без того бурлящую ярость, но не унимал их сил. Справиться с ними было слишком тяжело. Сент, размахивая перед собой топором, вопил, тяжело дыша. В этот момент каждый из них видел только одно спасение – Жнец. 

Спаситель, в которого они верили с первого дня, не приходил, силы Кея были на исходе, он не умел пользоваться своей скоростью, то и дело, выскакивая слишком глубоко, получал удары, теряя при этом силы. Ни один из них не хотел сдаваться, ждал спасения до последнего вздоха, но Жнец так и не пришел. Топор Сента, воткнувшись в голову одного из нападавших, сломался и тот, оставшись без оружия, обессиленным упал на колени.

Но смерть не пришла за ним, как и ее предвестник, что должен был защитить. Безумцы просто встали на месте, не атакуя, стояли и смотрели в пустоту перекошенными лицами. Позади них шла тройка людей, один из которых держал вытянутую вперед руку, направляя ее на толпу разъярённых мутантов. Воспользовавшись оцепенением безумного полчища, Кей, в паре с одним из них, расправился с остатками мутантов.
 
Дэн, весь в крови, прибежавший на помощь, узнал эти подробности лишь из рассказа Кея, где он был, конечно же, главной убивающей силой. Трое незнакомцев оказались подобными Кею – супериорами, так же почувствовавшими нечто, притянувшее их к лагерю. Разговорившись, Медиум, так назвал себя тот, что заставил остановиться безумную толпу, поведал, что каждый из них связан тонкой нитью и чувствует другого на расстоянии. Он представил своих спутников как Алекса и Егора, первый нашел его сам, можно сказать, спас,  кинув голыми руками в безумцев джип. Второго они нашли уже вместе, он оказался на редкость метким стрелком и единственный из тройки носил огнестрельное оружие. Объединившись, на утро они выехали в четвертую деревню, по пути в которую Сент сиял от мысли, что его империя имеет сильнейшую армию в мире, а Дэн, в свою очередь, рассказал историю о том как Жнец спас его, не успевшего добежать до машины.
 
Тройка супериоров пришла к ним из четвертой деревни, отмеченной на карте, разрушенной и наполненной безумцами, крушащими здания, заборы. Решение назревало само собой, единственным удобным местом был «элитный» поселок, который настойчиво продвигал Кей. На карте его не было, о спутниковых данных можно было только мечтать, а оставшиеся деревни были либо слишком малы, либо  находили в малой удаленности от города, что так же никого не устраивало. Собрав вещи, усиленная новыми людьми группа, без раздумий отправилась в обещанный населенный пункт, вместо которого, к сожалению, по указанной точке на карте был только лес. Проведя в дороге весь день, люди устали, Гриша отдал приказ о разбитии привала в лесу, и, разделившись на небольшие кучки, группа разбила костерки, женщины начали готовить ужин, мужчины срубили оставшимися топорами дерево, накололи дров и составили расписание дозора, чтобы приключение, которое приуменьшило группу в количестве, несмотря на пополнение из трех супериоров, не повторилось. Кей присоединился к новичкам, расспрашивая Медиума, Гриша, подсел к Дэну, задремавшему у костра и вздрогнувшему, как только тот подошел.

- На тебе лица нет, опять кошмары?

***

- Надо осмотреться, этот поселок может стать нашим последним шансом, - Гриша был настойчив в своей речи, он полностью доверился Кею, в глубине души надеясь на существование поселка, жизнь в коттеджах прельщала его больше, чем в деревенских домиках.

- Это лучший вариант, я вам точно говорю, поселок новый, карта старая, его просто не нанесли еще, - Кей будто оправдывался, принеся двойку в дневнике из школы, глаза паренька бегали, переводя взгляд от одного человека к другому. На вид ему было года двадцать три, может меньше, его светло-русая челка то и дело падала на правый глаз, заставляя каждый раз поправлять его модельную прическу. – Я был там в гостях, на дне рождения, мы ехали в него по другой трассе, там поближе к городу будет, вот там бы я сориентировался, сейчас не пойму, но лесок вроде был неподалеку, я слышал про бабульку соседей, которая заблудилась в нем. 

- Если мы будем так блуждать, бензина не хватит, а я сомневаюсь, что Егор согласиться тянуть эти фуры на веревочке, - Дэн с укором взглянул на Кея, но, переведя взгляд на Медиума, продолжил, - я видел, как ты управляешь теми… безумными, а смог бы ты почувствовать их на расстоянии?  

- Это будет посложнее, чем отследить вашего так называемого Жнеца и тебя, Кей, но да, я могу сделать это на некотором расстоянии, - Медиум говорил четко и с расстановкой, завораживая своим тембром женскую часть группы. Ему было около сорока, тем не менее, с утра она ворошил свои черные короткие волосы, пытаясь придать им наиболее симпатичный вид. Создавая образ зацикленного на внешнем виде человека, Медиум казался тем, кто в прошлом был совсем другим, но получив силы и шанс создать себя заново, пытался быть лучше и, самое главное, красивее других.

- Отследить Жнеца? – Дэн приподнял правую бровь, спрашивая в недоумении.

- Да, хоть изначально я чувствовал только Кея, во время боя было сложно его не заметить. Даже Алекс, который вообще чувствует только, как вы нас называете, супериоров, почувствовал эту мощь.

- То есть вы знаете кто он? – Сент с огромным любопытством разглядывал Медиума, личность Жнеца интересовала каждого, кто находился в группе и подобное откровение было неожиданно для всех.

- Вчера  вечером мы обсуждали его, да, каждый «супериор», - Медиум отдельно выделил последнее слово, ему не нравилось название, которое придумал для них Сент, - чувствует его, скажем так, ментально, но только когда тот приходит в ярость и его силы раскрывается, но мы не укажем на него, его желание анонимности понятно. Мы неспроста здесь, то, что произошло с нами – мы как волчья стая, а Жнеца я бы назвал вожаком стаи, однако есть и другие, вне стаи, мы не связаны с ними, но я чувствую их, хоть они и далеко.

- Другие? – Дэн ошарашенно смотрел на него, то, что было тайной, которую он должен был хранить, чуть не стало общим достоянием, а возможное существование таких же «супериоров» приводило в шок не только его.

- Я могу ошибаться, слишком большое расстояние, но да, что-то есть, - по лицу Медиума уже было понятно, что он пожалел о том, что начал этот разговор, поэтому решил оборвать разговор, - Кей, сейчас раннее утро, ты можешь развить большую скорость, чем наши машины, скажи, ты чувствуешь усталость после своих рывков?
- Усталость? Сложно сказать, не бегал на большие расстояния, когда дрался, уставали руки, да, ноги – нет, – от неожиданности Кей затараторил, то и дело, поправляя свои джинсы,  - но есть одна проблема, я не знаю, как мне ускориться,  оно обычно само как-то…

- Разозлись, - подняв брови, проговорил Медиум, словно сказанное для него было чем-то само собой разумеющимся. 

- Что значит разозлись?

- Ты не заметил, что как только облака поменяли свой цвет, люди, ставшие безумными животными, стали слишком быстрыми, сильными, выносливыми, да и через две недели не померли еще? Скажем так, они мутировали, а этот самый мутаген активирует ярость, злость, гнев, в общем-то, стандартное для них состояние, да и сам ты, возможно, заметил, что бегать быстро начинаешь после очень сильного эмоционального возбуждения, отрицательного естественно, - с каждым словом Медиум все сильнее приковывал к себе взгляды, говорил он настолько уверенно, что не поверить его словам было очень сложно.

- Откуда ты можешь все это знать? Может, ты знаешь и то, с чего все началось? – Дэн, возможно, единственный, кто с подозрением относился к его словам, считал большую их часть выдумкой, как и про сказку о других супериорах, а двое его спутников, молчаливо исполняющих роль то ли охранников, то ли свиты, способных в одиночку перебить всех, кроме, может, Кея и Жнеца, вообще не вызывали никакого доверия.

- Научись наблюдать, друг, оценивать, размышлять. Я не утверждаю, что мои слова истина последней инстанции, но я в своем мнении уверен. – Медиум, будто с издевкой, пытался задеть Дэна, но тот не стал как-либо реагировать, - Кей, ты у нас накосячил, постарайся разозлиться, вспомни, что произошло в деревне, что-нибудь, что может вызвать все самое отрицательное – тогда ты почувствуешь небольшую боль в висках, но она пройдет, глаза нальются гневом, когда ты это почувствуешь – терпи, контролируй, а потом беги. Ты должен найти то место, но, так или иначе, возвращайся, ты почувствуешь нас.

- Понял, - Кей неуверенно кивнул, закрыл глаза, напрягся и начал тужиться, чем вызвал смех всей тройки.

- Что этот хрен себе позволяет? - с недоверием поглядывая на потуги Кея, Сент тихо подошел к Дэну и шепотом высказал свое недовольство, - Пришел несколько дней назад, а возомнил себя самым главным, приказы раздает.

- Корона пошатнулась? – Дэн усмехнулся недовольству Сэнта, но разделил беспокойство поведением Медиума, - Я, если честно, не верю ему, но местами он прав. Нам следует прислушиваться к нему, да и ты, похоже, забыл, что именно он спас твою шкуру.

Сент бросил недовольный взгляд, обиделся и отошел в сторону, посматривая на тщетные попытки Кея разозлиться. Как бы он не старался, силы не приходили, а все усилия только смешили всех вокруг, вконец вбивая шансы на гнев в землю. Дэну надоело смотреть на этот цирк, Кей стал больше кривляться на угоду толпе, чем стараться и выполнять поручение Медиума. Время шло быстро, уже прошло две недели и неизвестно, сколько еще суждено было искать место, куда он мог вернуться и привести свою семью. Каждое промедление, каждое кривляние Кея отдаляло его от начала поисков, что начинало все сильнее злить его. Подняв с земли шишку, он прицелился, замахнулся и кинул ее точно в лоб кривляке. 

- Ай! За что? – Кей возмущенно смотрел на него, потирая ладонью лоб. Дэн, не отвечая, быстрым шагом приблизился к Кею, схватил его за грудки, - Эй! Отпусти меня!

- Пацан! Это тебе все что, игра?! – Дэн тряс его, пока тот с недоумением смотрел напавшему в глаза, - Пойдем туда, не знаем куда, найдем то, не знаем что, соберись, мать твою! 

Дэн влепил слабую пощечину Кею, на что тот стал, наконец, злиться, Дэн толкнул его, прикрикивая «Что ты мне сделаешь, а?!», но Кей только хмурился, не отвечал.

- Перестань.

- Или что? – Дэн пытался посильнее задеть его за живое и снова толкнул, - Что будет? Разозлишься? – снова толчок, - А дальше? Убежишь быстрее, чем сейчас?

Кей сжал кулаки, вены вокруг глаз стали темнеть, сосуды окрашивались в бардовый, белки глаза медленно темнели, голубые глаза обратились глазами хищника, сверлящие насквозь самые обычные зеленые глаза Дэна. Тот похлопал его по плечу и со словами «А теперь в путь, боец», отошел назад. Кей кивнул ему, развернулся и, разбежавшись, скрылся за деревьями. Медиум одобрительно кивнул в сторону Дэна, сложив губы в надменную ухмылку. 

Ближайшие два часа Дэн провел в раздумьях, вспоминал слова отца, «не беспокойся, с ней все хорошо». Связь, тогда еще хоть немного работавшая, не пропускала большую часть слов, знал ли отец, что жены он не дождался? Ну да, он ведь говорил, что остался только Дэн, хотя, с другой стороны, он мог говорить «остался только ты с женой», а остальное съела связь. А что если…

- О чем ты задумался, друг? – Медиум бесшумно подкрался и присел на бревно рядом с Дэном. Ему было невдомек, почему это человек, который знает его несколько дней, называет его исключительно другом.

- Ты хоть помнишь, как меня зовут, друг? -  с усмешкой спросил Дэн, поднимая правую бровь.

- Конечно, - протянул Медиум и, вздохнув, продолжил, - нет…

- В таком случае, раз у нас тут клуб анонимных выживших, называй меня Маркус.

***

- Нашел!!! – Крик Кея разрезал воздух, опережающих изрядно запыхавшегося паренька, - Представляете, силы кончились за километр до вас, пришлось так бежать. Убежал без припасов, есть хочу – ужас!

Кей подбежал к одному из костров, снял с прута банку тушенки, открыл и начал жадно опустошать содержимое. В ответ на вопросительные взгляды людей, Кей улыбнулся набитым ртом и, доев остатки, уселся на ближайший пень.

- Бегу я, значит, по лесу. Скорость – чума, разогнался так, что глаза высохли, выбегаю я такой из лесу – вижу, лошадь стоит, с виду ухоженная, благородная такая. Стоит и траву жует. А я парень простой, лошадей люблю, подбегаю, а она от меня на всех копытах, глаза увидела – перепугалась. Бегу за ней, совсем не отстаю, а она виляет, оторваться пытается. Час, наверное, бежали, я весь плачу уже, бегу с закрытыми глазами иногда, а усталости нет вообще! Смотрю вперед, а там опять лес – я думал все, добегался, обратно прибежал. Но нет, чувствую, Медиум сигнал подал сзади, ну, значит, не вернулся – другой лес. Лошадь туда кинулась, я за ней, бежим на одной дистанции, я не отстаю. Потом смотрю – свернула, я за ней, а там тропинка. Прямо четко по тропинке бежали, думаю, неужели чья-то домашняя, уже все пути знает. Бегу дальше за ней, скорее всего, приведет к деревушке какой, но нет, выбегаем из леса, а там и долина знакомая, а за холмиком поселок. Она туда, я за ней уже не бежал, двинулся в начало, к дому знакомых, а там никого. Попил воды из колодца, побегал – пусто, ни души. Перед тем как к вам бежать – решил церквушку местную проверить. Так вот там меня чуть не стрельнули. Спас друг мой, узнал, да и удивились они, что я разговариваю и не атакую их. В общем, из порядка ста с лишним домов выжили пятнадцать человек, остальных похоронили за забором. Как узнали про нашу пятерку, испугались, но вроде ничего, согласны пустить.

Кей закончил свой рассказ, и принялся за вторую банку, уж слишком много сил отняла его пробежка. Группа оживилась, услышав про существование «мифического» поселка. Потратив чуть меньше часа на сборы, Сент, в своей уже излюбленной привычке, дал команду на выезд. Разговорившись с Медиумом в ожидании вестей, он выяснил у него об отсутствии притязаний на «трон» в, как его любил называть Дэн, замке на багровом облачке, Сент ехал в самом что ни на есть приподнятом настроении.

Проведя полтора часа в пути, группа въехала в поселок, остановившись у своеобразной площади в центре, напротив здания администрации и церкви. Оставшиеся жители поселка представляли собой горстку обеспеченных в прошлом дядек, стариков и их жен. Проведя небольшие переговоры, они согласились на Гришин план и вечером состоялся своеобразный праздник.  Из привезенных консерв был приготовлен ужин, один из мужчин достал из погреба вино, а Гриша, точнее Сент, настоящее имя которого знало все меньше людей, объявил о становлении нового поселения – «Города пяти Солнц».

Дата публикации: 03 октября 2018 в 04:35