14
122
Тип публикации: Совет

- Девушка, а какое сегодня число? "Девушка" лет сорока пяти, недовольно поджала губы, но всё же ответила. 
"Это почтовое отделение, а не справошная, пятнадцатое сегодня, сентября" 
Вписал в  извещение дату, протянул в окошко выдачи, получив взамен бандероль. Посмотрел на облезлые электронные часы висящие на стене 19: 55. Под часами, позапрошлогодний календарь с видами Серпухова. Понятно, почему злится почтальон, через пять минут закрываться, а тут я со своей бандеролью. 

От почтового отделения до парка у  Высоцкого мужского монастыря, всего десять минут ходу. Сел на лавочку, нетерпеливо распаковал бандероль. Вот он, жезл Сешафи. Месяц ждал. Отправитель утверждал, что случайно нашёл его в Нубийских песках. Пришлось машину продать, что бы его купить. Нет, я не идиот, я студент пятого курса истфака. Я прекрасно понимаю что купил.  Перепродать жезл безумным коллекционерам можно в три раза дороже. 
Взял его в руки, покрутил. Головы Анубиса, черепа, египетские иероглифы, сцены пыток. Недаром, имя "Сешафи" означает - злая женщина. 

Под моими руками, одна из голов сдвинулась. В рукояти жезла  щёлкнуло. Навершие  украшенное головами Анубиса, пришло в движение, сделав два оборота вокруг своей оси.

«Странно, что не выскочил острый шип и не проколол мне ладонь» - подумал вспомнив голливудские фильмы о сокровищах и артефактах. Это хорошо, сегодня обойдёмся без крови.

 

В тишине  парка  раздался шорох, за спиной кто-то появился. Я замер. Беззащитная спина пыталась уменьшится до размера чайного блюдца.  Рядом с моей тенью, появилась ещё одна. Запахло тленом и страхом. На плечо легла иссохшая ладонь с длинными чёрными ногтями. Сердце остановилось, тук-тук... Пот струйками потёк по вискам. Египетские боги! Неужели сама Сешафи пожаловала в наш мир?

 

      

- Эй, милок, дай бабушке десяточку на хлеб - раздался над ухом старческий голос. Из-за спины вышла бабуля и требовательно протянула руку. 
Фуух! Да это же всего лишь попрошайка. Выдохнул, вытер пот, трясущейся от пережитого рукой полез в карман за мелочью.

 

- Ты! Иди отсюда! - бабуля гневно замахнулась пакетом с пустыми банками на кого - то, стоящего с другой стороны лавочки. 
"Ещё одна попрошайка" - подумал я. Надо пересесть в другое место, может, отстанут. 
Повернул голову, что - бы посмотреть кто там. 



"Гремучие кастрюли!" - выкрикнул я от удивления. 
Женщина с лицом египтянки, словно сошедшая с фресок Каирского музея. Одета как телохранительница Клеопатры. Вместо пояса - ножны, на ногах сандалии. Красивое, надменное лицо.
Нищенка подошла к ней, и толкнула. 
"Ты из какого цирка сбежала, шалава? Проси в другом месте" - добавила она и повернулась ко мне, протянув руку. 
- Червончик дай.

 

Получить свои десять рублей она не успела. Египтянка зашла к ней за спину, схватила за грязные волосы и перерезала горло. Кровь выплёскивалась в такт биению сердца
, попадая на мою куртку и лицо. Хотел сбежать, но не смог, ноги отнялись. 



С совершенно спокойным лицом египтянка отрезала нищенке голову. Обезглавленное тело упало на дорожку парка.  В монастыре протяжно ударил колокол. 
Египтянка, держа голову нищенки за волосы, стала бить ей о бордюрный камень. При каждом ударе было слышно, как ломаются кости черепа. 
На самой египтянке на удивление, не было ни одной капли крови. Закончив разбивать череп, достала нож и разрезала кожу. Запустила руку в мешанину из кожи и костей, достала часть мозга. Скорчив гримасу отвращения, съела кроваво - серую массу.



- Что за рабский язык, 33 буквы. В Египте, человека знающего меньше ста иероглифов считали слабоумным - произнесла она. - Моё имя - Сешафи.
Мне холодно. Я возьму твою жизнь, что бы согреться. 
Моё сердце провалилось в желудок, мысли превратились в патоку, команда "бежать" из головы до ног не доходила.
Женщина подошла, и ударила меня ножом в глаз. Круша кости, нож вошёл в мозг. Свет померк.



"Это почтовое отделение а не справошная, пятнадцатое сегодня, ноября" 
- Мужчина, так вы будете забирать бандероль, или нет? - женщина требовательно на меня смотрит.
- Пятнадцатое чего? - переспросил я у женщины.
- Ноября - удивлённо ответила она.
- А октябрь был? - задаю ей очередной вопрос.
- Мужчина, вы нормальный? - отвечает она.
Оставив бандероль, выхожу на улицу. Снег, а я в осенней куртке, холодно. В голове каша из дат и событий. Я точно помню, что пришёл за бандеролью в сентябре. События на лавочке помню как наяву. Домой шёл как во сне.



Проспал до десяти утра. Можно бы и по дольше, но разбудил звонок в дверь. Открываю. За дверью соседка баба Вера. Я ещё пацаном был, а она уже разносила почту.                                   - Здрасьте баба Вера.
- Привет милок. Я тебе посылку принесла, чё тебе ходить. Вот, распишись на извещении, я потом дозаполню и на почту отнесу для порядку. 
Расписываюсь, забираю.
Баба Вера смотрит на извещение, на меня.
- Ну, ты чё, какой ноябрь? В окошко посмотри дурья голова. Исправь на сентябрь, да я пойду.
Захожу на кухню, включаю чайник и разворачиваю бандероль. Сажусь на стул и обхватываю голову руками. На пятидюймовом экране смартфона светится дата: 15 сентября, через надорванную упаковку виден жезл Сешафи.

 

Дата публикации: 10 октября 2018 в 23:43