1
206
Тип публикации: Совет

   Лежу я как-то вечером дома на диване. «Разговелся», накрылся тёплым байковым одеялом и смотрю одним глазом «зомбиящик», который в простонародье именуют телевизором. Как вдруг, бац! - звонок в дверь.

  – Кого там ещё черти принесли? – думаю. Послал жену открыть. Возвращается она уже не одна, а с соседом.

  Сосед этот, впрочем, даже и не сосед мне вовсе. Так, чисто номинальный пассажир. А если точнее: очередной ёбырь матери-одиночки с верхнего этажа. Та подцепила его на работе, где он служит прапорщиком и доводится ей непосредственным начальником. Ушлая бабёнка использует свой служебный роман по максимуму. Она берёт прапора к себе домой на проживание каждый раз, когда решает сделать плановый ремонт в своей квартире. В связи с чем, помимо финансовых затрат на  кормёжку и одёжку её семьи (у соседки имеется в наличие сын – плюгавый двадцатилетний «обсос»), этот наивный дятел автоматически оплачивает строительный материал и ремонтные работы по улучшению жилищно-бытовых условий своей подчинённой.

  Ну, так вот, входит, значит, сей персонаж в мою берлогу вслед за моей благоверной и заявляет, чуть ли не с порога: - Мне нужны деньги!

  – Кому же они в наше время не нужны? – удивлённо вопрошаю у неожиданного посетителя я.

  – Ты не понял. Мне срочно нужно триста долларов. Хочу занять их у тебя.

  – Нет, это как раз ты не понял, - мягко поправляю этого недоумка я. – Разве у меня на входной двери написано: «Заём денег. Принимаю круглосуточно»?

  Любой другой, обладающий даже зачатками мозга человек сразу бы уразумел мой недвусмысленный намёк, однако соседкин ёбырь благополучно пропускает его мимо ушей. Вероятно, мозги у прапоров устроены несколько иначе.

  – Значит, так. Только у меня к тебе будут следующие условия, – бодрым, как ни в чём не бывало, голосом вещает он, бесцеремонно присаживаясь на край дивана. Это уже становится забавным, потому я, еле сдерживая смех, интересуюсь: - И какие же будут условия?

  – Первые сто долларов я отдам через месяц, а остальные двести – смогу вернуть только месяца через два, три. Да и то не сразу, а частями, - на полном серьёзе сообщает мне наглый заёмщик. При этом он абсолютно не ставит под сомнение сам факт того, что я дам ему денег, и даже не ведёт речь о выплате затем возможных процентов.

  Меня обуревают противоречивые чувства. То ли вежливо рассказать прапорщику про бушующий вокруг мировой финансовый кризис, то ли просто, не мудрствуя лукаво, послать его на хер. В конце концов, верх одерживает моя природная воспитанность. 

  – Триста долларов – по-моему, слишком большая сумма, чтобы я вот так запросто мог её кому-нибудь сейчас одолжить, - мне с трудом удаётся выглядеть невозмутимо спокойным.

  - Ну у тебя же есть деньги. Ты ведь недавно тачку продал, - с упорством идиота продолжает тупить прапорщик.

  – И что дальше? Я, к твоему сведению, вообще-то, теперь новую машину собираюсь брать. Потому каждая копейка на счету. Так что, извини, дружище, но триста долларов мне нужны самому, - теряя последние остатки вежливости, жёстко отказываю я. При этом указываю рукой на дверь, давая понять, что аудиенция подошла к концу.

  Но соседкиного ёбыря подобными аргументами не проймёшь. 

  – Подожди, у тебя же могут остаться лишние деньги после покупки машины? Тогда-то ты их, надеюсь, мне займёшь? – вопрошает он, всем своим видом показывая, что легко сдаваться не намерен.

   – Откуда же я знаю: как, вообще, доведётся потратиться? Да и «лишних» денег, по-моему, никогда ни у кого не бывает, – прапорщик всё-таки вынуждает меня встать с дивана. Я приобнимаю его за плечи, и настойчивыми тычками чуть ниже области поясницы подталкиваю порядком надоевшего визитёра к порогу.

  – Ну ты хоть дашь знать, если у тебя останутся деньги? – уже на выходе он всё же отчаянно цепляется за последний шанс получить взаймы.

  - Обязательно, - клятвенно заверяю я, захлопывая у него перед носом дверь.

  Жена, хранившая во время всего нашего задушевного диалога с прапором гробовое молчание, наконец, не выдерживает и даёт волю своим чувствам: – Ну и наглец! Вот уж действительно – нарочно не придумаешь. И главное: ещё и условия начал ставить! Совсем люди охренели!  

  - Не говори. Я поначалу вроде прикалывался, а потом смотрю: до него и впрямь совершенно не доходит. Ещё чуть-чуть и точно пришлось бы его открытым текстом в пешее эротическое путешествие отправлять. Зацени зато, какая хитрожопая сука – эта соседка с верхнего этажа! Деньги нужны ей самой, а она к нам своего ёбыря подсылает. Случись потом какие непонятки с возвратом - наверняка скажет: - А при чём здесь я? С меня взятки гладки. Он у вас занимал – с него и спрашивайте. Прапор же этот дикий – персонаж явно залётный. Его через пару месяцев, поди, днём с огнём не сыщешь.

  – Да где уж там, через пару месяцев? Сейчас, смотри: она ремонт у себя в коридоре закончит и опять прочь его погонит. Пора бы уже к этому привыкнуть.

  – По-любому, - соглашаюсь я с женой и возвращаюсь на диван под тёплое одеяло.

  В завершение рассказанной здесь истории, следует добавить, что прогноз супруги оказался стопроцентно точным. Спустя полторы недели, аккурат с окончанием ремонтных работ, мне довелось наблюдать позорное выселение незадачливого заёмщика.

  Мы столкнулись с ним случайно на крыльце дома, когда он перетаскивал свой нехитрый скарб, укладывая его в старенькую «копейку», принадлежащую соседкиному сыну.

  – Вот, видишь: приходится переезжать, – горестно вздохнув, пожаловался мне прапор.

  – Чего так? – ради приличия поинтересовался я, изобразив на лице крайнее удивление.

  - Да, не сошлись, видите ли, характерами. Поеду теперь жить к матери. Своей-то квартиры у меня нет.

  – Ну давай, удачи, - пожелал я на прощание обманутой моей коварной соседкой жертве.

С тех пор наши жизненные пути с этим чудиком, слава богу, не пересекались.

 

 

Дата публикации: 16 октября 2018 в 00:03