44
419
Тип публикации: Совет
Рубрика: миниатюра

 

- Племя Ачоа мне нравится больше чем Вайчути. Алла Герасимовна, посмотрите какие рельефные татуировки. Вот эти шатры и характерные узоры, и есть отличительная черта индейцев Ачоа.

- Да и хер у них подлиннее, заметили?

Раздался резкий, как запах хрена, звонок, и учителя разошлись по кабинетам. Вера Андреевна со вздохом сожаления захлопнула журнал и вошла в класс:

- Встать, суки. Кто сегодня староста?

 

       Оленька никогда не любила географию, все эти сопливые баллады про жаркую Африку, любвеобильный Париж и кенгурячую Австралию, наводили на подростка тоску. Оля мечтала стать шпалоукладчицей и вечерами, с интересом пинала носком ботинка угрюмые рельсы полусгоревшего городского депо. Как говаривал Олин папа, человек без профессии – говно да и только. Девочка росла крупной и целеустремленной. Глядя на Олю соседи шептались – вся в отца, мать его. Вся в папу.

После участившихся случаев побега, городскую школу №8, за счет горожан обнесли бревенчатым забором, натянули колючую проволоку и пустили ток. Пройти на территорию и выйти из нее можно было по специальному клейму, которое выжигалось на запястье школяра при поступлении, коротко и четко «ГСШ №8». Любая связь с внешним миром беспощадно каралась, но юные дебилы освоили голубиную почту, бобровый телеграф, морзянку и загадочный танец краковяк. Последний факультативно, по собственному желанию и назло системе.

 

- Равнина была покрыта огнем, вождь устало посмотрел на шамана и бросил на тлеющие бревна свежеснятый скальп иноземца. Садилось солнце, знойный ветер прерий разносил…

- Вера Андреевна, может вы заткнетесь? Идет совещание, ублюдки из девятого «А» роют подкоп, младшие классы вооружаются и массово примыкают к сомневающимся, мы, блядь, теряем позиции и остатки нравственности, а вы рассудок и совесть! Вы очень изменились после контузии и запоя. Опомнитесь. Афанасий Петрович, что с шифровкой, разобрались?

Трудовик насупился, отпустил пойманного покемона и забубнил. Отложив бубен мужчина ответил:

- Я говорил и буду повторять, как говорится, вопреки, ну сколько можно, куды она тычет, уж лучше напильником или пусть словами скажет, и прямо, и так и эдак, сам мудак, чего мы с ней нянчимся…

Директриса устало вздохнула:

- Афанасий Петрович, это текст шифровки такой или вы опять на рубеже антимира? Возьмите киянку, нормализируйте сознание. Вы связывались с агентом? Коллеги, нам предстоит трудная работа. Почему такая дикая халатность?

Халатность покраснела и сформировавшись в уныние, туманом легла на педагогический состав. Вечерело.

 

Весело размахивая мешком со сменной обувью, Оля пересекала ночное кладбище. Агент седьмого уровня имела девятый, самый расширенный допуск секретности, позволявший девочке беспрепятственно покидать школу, озвучивать дроздов, ходить по кладбищу и использовать малахит в качестве броши. В стане врага Ольга имела угрюмую славу. И слава не роптала.

Отбив шифровку связному с позывным «Трудовик-Медовик», девочка аккуратно присела на могилку и раскрыла платочек с нехитрой снедью. Вареные яйца, огурчики, редиска, свежий хлебушек и шпроты, вот и весь скромный ужин разведчика. Неожиданно, сзади раздался подозрительный хруст и из раздвинутых кустов показалась голова украшенная перьями.

 

Вождь Араукан уходил от погони. Охваченная огнем прерия была затянута густым дымом. Спасаясь от набегов, племена уходили на север, в Ашан. Там они приобретали туалетную бумагу, памперсы и огненную воду класса премиум, щедро расплачивались картой «Мир» и обустроившись на новом месте, устраивали развратные вакханалии с пьяными женами кочевников и белорусами, которые неподалеку строили ТЭЦ. И только Вождь Араукан, зачем-то все время скакал и уходил от погони. Без сна и отдыха, без коня и мандата. Зачем, почему и куда – эти вопросы не тревожили индейца. Внезапно прерия разверзлась и вождь рухнул в туманную пропасть.

Араукан парил в свободном полете. Внезапно мимо пролетел Константин Меладзе. В ад – подумал вождь. 

 

Увидев выходящего из кустов индейца, Оля хрустнула яичной скорлупой и смахнула со лба воробья. Воробей назвал Олю дурой и надменно зарылся в грунт. Это насторожило разведчицу. Что-то было не так, совсем не так, как прежде…

 

- Над вигвамом Свободной Лисицы струился дымок, скво готовилась к возвращению вождя. Ее сыновья, Соколиный Глаз и Медвежье Ухо, отправляясь в дозор, седлали коней и проверяли луки.

Вера Андреевна дочитала страницу, встала и подойдя к окну, еще долго смотрела, как над Южным Бутово восходило новое, кровавое солнце.

Что-то было не так, совсем не так, как прежде.

 

Дата публикации: 25 октября 2018 в 16:57