22
245
Тип публикации: Совет

 

Уличная кафешка радовала своей близостью к дому. Но при этом огорчала скудностью меню, что, впрочем, не напрягало двух старых товарищей, которые облюбовали ее для мужских разговоров, в которые не будут вставлять своё глупое и неуместное слово жёны. Традиционно на столике стояло четыре пивных бокала, - первый сразу, почти залпом, утоляя субботнюю жажду общения, а второй чуть позже, предусмотрительно заказан и оставлен на потом, чтоб не дожидаться официантки, которая то выбегала на получасовой перекур, то скрывалась где-то в глубинах кухни, пахнущей гнилыми тряпками, хлоркой и жаренной картошкой.

 

- Ты меня понимаешь, - продолжал разговор Алексей, поправляя футболку, которая всё норовила оголить удручённый излишним весом пупок, - Я развода не хочу. Но достало уже. Вот это вот зудение постоянное, упреки, морда ее кислая. Ты ведь помнишь какая она раньше была? - агонь!

 

Паша кивал, поглядывая в окно кафе, откуда был виден балкон его двушки. А в двушке жена Наташа, дочь Светланка, сын Никита...Да, семья обязывает, но...всё меньше он чувствовал себя мужчиной и всё чаще просто ломовой лошадью, которая тащит на себе гору коммунальных платежей и прочих забот.

«А вот секса у этой лошади...стоп, не так» - поправил он себя — «коня»... Да, секса у этого жеребца, когда-то стройного, когда-то с черной гривой, которую так любила перебирать своими пальчиками Наташка, - нет. Хотя все работает как часы, механизм исправен и готов, но...Правду говорят, что всё сказанное до «но» - не считается...

 

- К каждой бабе меня ревнует — продолжал жаловаться Алексей, - Вчера к адвокатше ходили, ну ты знаешь, по поводу наследства, так Верка так и зыркала на неё. Потом всю дорогу шипела, дура. А я чё — не мужик? У меня фантазии может, я сейчас только по-быстрячку ее шпилю, и сама виновата — то у нее стирка, то у нее пригорает что-то. Уже не помню как ее лицо выглядит, когда кончает, всё как-то попутно, где загнул там и любовь у нас...

 

- Так а что там с наследством? Оформили?

 

- Ооооо, так вот я чё тебя собрал здесь — завтра на недельку хочу свалить глянуть на то наследство. Угодия, так скаать, фазенда! - Алексей оглянулся в поиске официантки, - Девушка, нам водки графинчик, драники с грибами, салат витаминный и еще пива, - посерьезнел и обратился уже к Паше — Долго рассказывать.

***

Водитель открыл дверь и помог выйти статному седому мужчине, который уже успел рассмотреть внука с заднего сидения автомобиля. Достав из кармашка пиджака платочек, мужчина прикрыл им нос, спасаясь от запахов, нахлынувших из открытых окон нижних этажей хрущевки или, возможно, в попытке скрыть брезгливость при виде отпрыска.

 

В тот раз Алексей видел деда впервые.
Мать рассказывала, что у него есть озеро, то-ли в долгосрочной аренде, то-ли выкупили его для платной рыбалки. Разводит дорогую рыбу, построил домики вокруг, туристы иностранные приезжают.

Раньше Леша задумывался над тем кем был его отец, понимал, что тот далеко не беден, искал встречи. Но тот игнорировал всяческие попытки Алексея связаться с ним, отмахиваясь денежными подачками и подарками.

Неловкое молчание, разговоры о погоде, скромное чаепитие и мимолётное упоминание биологического отца, который умер из-за нелепого несчастного случая не добавляли встрече душевности, поэтому она вышла скомканной и недолгой. В следующий раз внук услышал о деде только через несколько лет, когда нотариус сообщил о скоропостижной кончине. Как оказалось, других родственников у деда не осталось, и по завещанию, всё имущество переходило к внуку.  

***

- Хочу завтра съездить на недельку, глянуть что это за комплекс. Я вчера его нагуглил, там бронировать домики можно онлайн, но всё занято до следующего года! Место мего-популярно, цены как в Куршевеле, а казалось бы — какая-то глубинка в средних широтах. Что там за рыба такая? Цены космические.

 

 

В уютной ложбине меж грабовых холмов темнело озеро. Оно казалось вязким и холодным. Деревья нависали над ним плотным кольцом, мешая небу нырнуть в него и разбавить яркими красками.

Немного дальше, выше от озера, располагался комплекс. Четыре двухэтажных домика, всё из того же граба, и только по зеленой черепице можно понять, что эти строения современные и благоустроенные. На вертолетной площадке блестели хвосты двух, как показалось Алексею с высоты, игрушечных вертолетиков. На одном из таких он сейчас подлетал к  комплексу.

Трудно было поверить, что есть люди, желающие выложить по несколько сотен тысяч за недельное пребывание в этой глуши.

Позже, администратор объяснил, что уникальность озера в особой рыбе-альбиносе, икра которой считается самой ценной в мире. Белуга-альбинос метала не черную икру, а золотистую, и ценители всего мира съезжались сюда, что бы отведать деликатес. Самое удивительное, что местная белуга давала икру абсолютно белоснежную, и вкус ее был столь нежен и необыкновенен, что раз попробовав, люди не могли забыть ощущение эйфории и лёгкости еще долгое время.

Затем администратор ознакомил нового владельца с документацией, в которой он, не особо разбираясь, понял только, что можно перевозить семью куда-нибудь ближе к морю, может даже к средиземному.

Кроме администратора в комплексе работали еще шесть человек, которые занимались обслуживанием номеров, добычей и заготовкой икры, финансами.

Самому хозяину особо заняться было нечем, в определенных кругах это место было на столько популярно, что реклама и продвижением не имела смысла.

 

- Расширить производство не пробовали? Разводить искусственно рыбу, выходить на рынок?

 

- Нет, к сожалению, альбиносы очень редко появляются, ваш отец пытался заниматься этим вопросом, но вскоре этот нечастный случай...неудачно поскользнулся...Да и не живут обычно они в озёрах, -  подземными реками на нерест идут.

 

- А что именно с отцом произошло?

 

- А вон, видите, стоит производственный корпус? Там у нас опытные обученные сотрудники работают, там делать хозяевам нечего. Грязь, скользко. У наших-то обувь специальная, а хозяин поскользнулся и головой ...Пока в больницу доставили, не спасли. Там нашу самую ценную белугу и держим, которая белую икру даёт. Каждых полгода. Скоро метать будет, японцев в этом году больше всего, они готовы состояние выложить за нее. Наши тоже хотят, но у них больше показуха, -  банкеты, бутербродик за десять кусков. Мы больше любим когда к нам приезжают — душевнее как-то.

 

- А можно глянуть на белугу?

 

- Не советую. Говорю ведь, там запах, там сыро. Хотя, давайте, только спецовку, сапоги наденьте.

 

Алексей в сопровождении администратора вошел в производственный цех.

В  стеклянном бассейне, утыканном разными трубками и приборами плавала огромная рыба.

 

- Ей уже более ста лет, - гордо сказал один из работников. Он был больше похож на ученого — белый халат, перчатки. В так называемом цехе стояла панель с мониторами и датчиками, еще два сотрудника наблюдали за приборами, - Только не подходите близко к бассейну, вдруг поскользнётесь.

 

Алексей взглянул на идеально чистый матовый пол и приподнял бровь.

 

- Так рыбка хвостом махнет, вот и вода, - понял его немой вопрос сотрудник.

 

***

 

Вечерело. Японцы кучками бродили вокруг озера, весело болтали и приветливо махали Алексею, ожидавшему ужина на веранде гостевого домика. Ему не терпелось попробовать знаменитую белую икру.

"Может действительно, она была такой целебной и омолаживала организм?" - думал он, умиляясь девяностолетнему старику, который охотился за бабочкой, непринуждённо перепрыгивая с ноги на ногу, - "Или японцы все такие? Вон еще парочка. Говорят, у них пятидесятилетняя годовщина свадьбы. А они резвятся на полянке, как козлята. Да, японцы долгожители...и предпочитают рыбу, суши...Однозначно надо попробовать икру".

 

На первом этаже админкорпуса был ресторан.

Запеченная на углях рыба чуть взбрызнутая лимоном таяла во рту.

А позже, тётя Зина, - она и повар и горничная, к девяти вечера разносила по домикам хрустальные вазочки с белоснежной икрой.

Не больше кофейной ложечки каждому.

Вот и Алексей дождался своей очереди. Тётя Зина поставила перед ним поднос. Тонкий, почти прозрачный ломтик гречневой лепёшки, хрустальная вазочка со льдом, а в ней золотая ложечка с белыми бусинками, которые, казалось, светились изнутри.

 

- И за это люди по сто тысяч вываливают? Здесь же не наешься!

 

Тётя Зина усмехнулась, переложила икру на кусочек лепешки:

 

- Пробуйте, Алексей Петрович.

 

Вначале, он ощутил лёгкое онемение на языке, которое тут же прошло, растекаясь по венам тёплым бризом моря, нежными волнами, и он почувствовал себя дома, в колыбели человечества, когда нет никаких проблем, не надо  никуда бежать и что-то делать, ведь океан всё сделает, здесь так безопасно, и океан любит тебя, и принимает в себя, растворяет, и через мгновение ты сам уже океан, сливаешься с небом, звёздами, и все колышется в такт его дыхания и слышно как пульсирует начало вселенной.

 

- Вкусно? - дорогая помада и фарфоровые зубы тёти Зины улыбались Алексею. Он еще причмокивал языком, пытаясь выжать из вкусовых рецепторов  порцию накатившего экстаза. Он понимал, что его член неприлично выпирает из штанин, но почему-то его это не беспокоило. Ему хотелось приласкать кого-то, передавая только что испытанные ощущения, войти и спрятаться в тёплое, волнующее и девственно развратное.

 

- Ещё! - Алексей глянул на Зинаиду выпучив глаза, - Неси еще!

 

Зина вздохнула, и достала из выреза декольте золотую баночку:

 

- Конечно, еще ему подавай...Все так в первый раз. С непривычки. Думаете второй раз будет так же? Нет...у икры свойства волшебные, со второй порции передоз. Но вы кушайте, кушайте, иначе не дойдет до вас.

 

Алексей выхватил баночку, открыл и без церемоний засунул в не язык, вылизывая внутренности, старательно, чтоб не упустить ни одной жемчужины.

Но вместо ожидаемой волны радости, но него надвинулись стены, потолок прижал его к полу, вены срывали ногти и вылезали через пальцы наружу, горло провалилось внутрь, язык вывалился и почернел, голова начала раздуваться и тянуть его вверх, как воздушный шар, туда, где нет воздуха, где холодное ничто вгрызается в его клетки...

 

- Ну всё всё, прошло уже...- тётя Зина гладила Алексея по голове. Тот еще немного дрожал, но сознание было ясным, - Вот такой у икорки передоз. Только кофейная ложечка, только раз в сутки. Понятно? - Леша кивнул. И посмотрел на часы.

 

 

Ночью он размышлял о том, что его сделали наркоманом. Но протестовать не хотелось. Он бы никогда не узнал, что там за горизонтами сознания, если бы не попробовал.

Он думал о семье, о своём товарище. Сейчас они казались ему убогими низшими существами, которые не чувствовали, не видели бога, того, который ему открыл свой океан.

 

Эта мысль не давала ему покоя. Не мог заснуть. Ему захотелось посмотреть на удивительную рыбу еще раз. Он же хозяин, он владеет этой рыбой!

Алексей вышел, подсвечивая дорогу в цех телефоном.

 

В самом помещении было ярко, и слышался приглушенный гул, где-то из под пола. Наверное, фильтры. Дежурный сотрудник удивленно уставился на визитера:

 

- Алексей Петрович, вам сюда категорически нельзя в такое время, - сотрудник нажал какую-то кнопку, и как правильно догадался Алексей, она была тревожной.

 

- Я хозяин, я что хочу то и делаю, в любое время! — прикрикнул Алексей и оттолкнул сотрудника от панели, - Где моя золотая рыбка? Показывай, включи свет в бассейне — он начал нажимать кнопки и дергать за рубильники.

Белый халат снова метнулся к приборам:

 

- Да вот она, не делась никуда ваша белуга, - свет в бассейне зажегся, и за стеклом промелькнул силуэт белой рыбы.

 

Одновременно с этим, Алексей заметил вошедшего администратора:

 

- Что вам не спиться? Идите к себе, завтра снова навестите эту красавицу, а сейчас не надо ее лишний раз беспокоить, у нее нерест, она нервничает.

 

- Хорошо, хорошо, - успокоился Алексей. Ему было немного стыдно за своё поведение, и он уже хотел уйти, не подавая вида, что оконфузился,  еще в конце может фразу какую-то кинуть, хозяйскую, но вдруг гул под ногами затих. И сквозь эту тишину пробился слабый, нежный звук колокольчиков.

 

- Глушитель заглох! - заорал сотрудник — Красный код!! - его глаза наливались кровью, из-за сосудистой сетки почти не просматривались белки. Прижав ладони к ушам он бежал в сторону выхода и уже не орал, а хрипел, в конце-концов завалившись на пол, вырвав себе глаза и катаясь, размазывал по халату причудливые кровавые  узоры.

 

Администратор не сдвинулся с места. Алексей видел, как вена раздувается на шее и пульсирует, готовая лопнуть:

 

- Ребят...ребят, вы чего? - Алексей сам понимал, что ничего глупее спросить не мог в этот момент, но эти колокольчики...всё же хорошо, всё просто замечательно. Сейчас надо нажать вот на эту кнопочку. Да, превосходно. Ах, колокольчики мои, ах милые. Сейчас, сейчас я вас выпущу.

 

Администратор выдавил из себя мычание, его глаза бешено крутились, Алексею казалось, что они говорят: "Да-да, ты всё правильно делаешь, молодец, Алёшенька..."

Вода в бассейне колыхнулась, а потом резко упал уровень, освобождая доступ к боковому люку.

Белуга билась на кафеле, вода всё уходила, но Алексея уже не интересовала его золотая рыбка. Мелодия, колокольчики, он маленький мальчик смотрит на луч солнца, пробивающийся сквозь штору, женщина пахнет молоком, хочется спать.

 

Люк открыл доступ в бункер. Еще один бассейн, прозрачная стена которого упиралась в потолок.

Он видел ее синие глаза, которые без зрачков казались наполнены небом или океаном.

Её острые зубы казались ему удивительно прекрасным творением природы, а её хвост переливался перламутром, все больше вводя в транс.

 

Алексей разделся и нырнул в бассейн. Русалка кружила вокруг него, лаская и прижимая к себе. Она впивалась в губы Алексея, язык проникал в рот без стеснения, и он чувствовал, как она прикасается к его языку. Руки русалки оказались тёплыми, лаская, оставляли ощущение того легкого онемения, которое мужчина испытывал пробуя икру. Покалывание, а дальше тепло разливалось и струилось из него. Напряженный член скользил по хвосту русалки, по такому нежному, гладкому, и подрагивающему при каждом касании. Мужчина хотел войти в её тело, хотел вжаться в тёплое биение. Русалка взяла его член в рот и Алексей глубоко вошел в её горло, не опасаясь острых зубов. Русалка продолжала издавать звуки, похожие на перезвон серебряных колокольчиков, и их вибрация добавляла удовольствия мужчине.

Влиться в океан, стать с ним одним целым.

Русалка метала белые икринки,  мужчина их осеменял. Три минуты под водой разорвали его легкие болью, но он этого не заметил. Он умер в эйфории, увлеченный песней русалки.

Утром сотрудники нашли три трупа.

И не нашли свою пленницу, которую сто лет назад вынесла подземная река в тёмное озеро.

А еще через некоторое время люди начали пропадать чаще.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дата публикации: 06 ноября 2018 в 16:04