45
260
Тип публикации: Критика

Бабушка Имельда жила по принципу известной мексиканской поговорки «Бог не оправдывает прихотей и не выпрямляет горбатых». Она уже давно засунула всю свою гордыню, все мечты и надежды в самый далёкий жизненный чулан. После определённых событий ей пришлось измениться, начать жизнь заново и попробовать полностью отдаваться самым близким людям.

Имельда почти год планировала поездку в Россию для своей младшей внучки Бернардиты. Её с детства интересовала история и культура этой по-настоящему великой и необъятной страны. Пожилая женщина подготовила для поездки невероятно роскошное сомбреро, на котором было вышито название её родного города Несауалькойотль. Каждый день Имельда перелистывала календарь и сообщала более молодым членам семьи о надвигающемся спортивном событии года.

Конечно, сама Имельда никуда ехать не собиралась. Её удел это скучные посиделки в тёплой компании подруг, мелкие домашние хлопоты и воспитание подрастающего поколения семьи Герреро. Старушка безусловно любила футбол и даже тайно мечтала, что когда-нибудь и среди её родни появится по-настоящему выдающийся спортсмен калибра Чичарито.

Во время бурной молодости Имельды страной управляли наркокартели, которые держали под своей опекой почти каждого жителя. К сложнейшим схемам работы этих барыг подключали даже малолетних детей.

В отличие от легедарного Пабло Эскобара, мексиканские наркобароны никогда не претендовали на политическую власть в стране, хотя на их счету множество терактов, покушений и убийств чиновников разного уровня. Во многих провинциальных городах наркоторговля и связанные с ней сферы деятельности являлись основным занятием местного населения, которое лояльно настроено по отношению к «своим» наркобаронам. Картели организованы, как правило, по территориальному принципу, а в их управлении сильны родственные связи — лидеры картелей передоверяют дела братьям, сыновьям, племянникам и так далее.

В 1986 году двоюродный брат и дядя Имельды стали видными деятелями картеля в своем городке. Естественно через какое-то время они стали подключать к своим грязным делам и членов своей семьи. Нередко в доставке товара через границу или в соседний штат участвовала молодая и красивая девушка Имельда. Женщин вообще редко кто-то тщательно досматривал в те времена.

А летом случился невероятный чемпионата мира по футболу, который просто перевернул представление о Мексике в глазах иностранцев. Впрочем, и сами люди тоже стали немного по-другому себя воспринимать. Они больше не хотели жить внутри двойного стереотипа, который навязывало им общество с одной страны и телевизионные мыльные оперы с другой.

Имельда решила раз и навсегда покинуть этот порочный круг. Её дерзкий и амбициозный план заключался в решительном побеге в другую страну. Во время чемпионата мира она познакомилась с прекрасными фанатами сборной Парагвая, которые смогли добыть для неё поддельные документы. Но в аэропорту её задержали...

Три года в тюрьме с не самой тёплой компанией, вдали от всех резко изменили Имельду. Она стала более угрюмой, менее амбициозной и скрытной. Никто больше не видел её лучезарной улыбки, которой бы позавидовали даже звёзды сериала "Рабыня Изаура".

Но за это время многое поменялось и внутри страны. Дядю расстреляли при очередной облаве, племянника посадили на 20 лет в тюрьму. А сама Имельда всё-таки смогла завести крепкую семью с башмачником Хуаном Сапато.

Бернардита также надеялась найти новые точки роста для себя, поэтому очень долго и упорно копила деньги на эту поездку в Россию. И хоть за ней не тянулся этот грязный нарко-шлейф, хоть она и не пережила столько потрясений на свою юную девичью долю, но она тоже хотела новых ощущений для себя.

Гулять в сомбреро посреди центральных улиц Нижнего Новгорода бесценно. Для всего остального есть Никольская, в которой в едином болельщицком порыве в то лето столкнулись азиатская и ковбойская шляпа, панама и мексиканское сомбреро, шляпа Шерлока Холмса и тунисский шеш.

После возвращения домой в Несауалькойотль Бернардита и Имельда любили листать её фотографии в социальных сетях, смотреть на различные безделушки из далёкой России и любоваться на юного нижегородского мальчишку, которому так понравилась их сомбреро.

И только Симон Боливар не носил широкополых шляп. Впрочем, он и так не выдержал двоих.

 

В предыдущих сериях:
В голове Алиу Сиссе или Папа из Сенегала
Мой друг Родриго. Письмо неизвестному фанату
Андердог опять проиграл войну
Аргентинские грёзы: футбольные мечты во сне и наяву
Танцовщица Рита из Коста-Рики: футбольные ритмы в стиле La Cajeta
Другая португальская реальность или залечь на дно в Пoвoа де Ланхoсo

Дата публикации: 06 ноября 2018 в 19:44