14
275
Тип публикации: Публикация
Рубрика: рассказы

Чёрная кошка, чуть не проскочив у меня под ногами, сжалась в комок, не решаясь ни метнуться вперёд, ни улизнуть обратно в траву, разросшуюся с торца дома.

Мне было весело, я отступила на шаг и махнула рукой: иди, мол, иди, – как обычно машут водители, пропуская мнущихся на обочине пешеходов. Кошка, впрочем, не мялась, а моментально юркнула на другую сторону, хотя, кажется, с пониманием ожидала шиканья или топанья – как вечно уличаемый дорожный преступник.

До подъезда оставалось всего ничего. Не то чтобы я надеялась разглядеть знак свыше, посмеявшись над приметой, но была бы не прочь, если б та сыграла наоборот – принесла внезапную приятную мелочь, мелочь-деньги, допустим. Или мелочь-внезапный-выходной. Но поблизости всё круглое и блестящее было лысой головой, торчащей с соседского балкона, а всё внезапное было объявлением, грозившим отключением воды.

В душноватой квартире лёгкость от вечерней прогулки пошла на спад. Я не стала ни садиться, ни греть чайник. Налила пустой воды и осталась у окна, прислонившись спиной к холодильнику. В блюдце на столе лежали ломтики жёлтого дынного мармелада, навязчиво напоминая кошачьи глаза. Фонари во дворе, медленно разгораясь, приобретали такой же оттенок, разве что на щепотку ближе к оранжевому, а луна – ближе к белому. Не в дрёме, но почти в оцепенении я наблюдала, как все эти кругляшки, полукружия и ломтики дробятся в стёклах, мигают, то набирая яркость, то темнея, и отвлекло меня только нытьё в плече – за последние несколько лет холодильник скопил уйму надаренных магнитов, среди них были и массивные, рельефные, из керамики или дерева. С мыслью: «Выбросить половину!» – я обернулась.

– О, наконец-то. Думал, ты продолжишь игнорировать меня до утра.

Отпустив моё плечо, незваный гость приложил ладонь к сердцу и кивнул – нет, поблагодарил меня кивком. Сантиметр совершенства вниз и вверх. Такой пластикой полюбоваться разве что в балете.

– Признаться, душа моя, ты сегодня оказала большую услугу моему заведению и лично мне.

Каким он был – серым, белёсым, лунным? Нет-нет, всё не то. Не светлым, но и не тенью. Он походил на старинный столовый нож – сталь то была или серебро? Гибкий, тонкий, плавный. Не освещённый, не блестящий, но отчётливо видимый во всякой тьме.

– Вы...

– Совсем нет времени, душа моя. Позволь попросить тебя о последнем одолжении. Я должен выиграть ещё одно пари!

Он отвернулся. Я различила длинные, стянутые узкой полосой металла волосы, будто отчеканенные вдоль позвоночника. Это напоминало кровосток на клинке, и больше мой незваный должник и доброжелатель не походил на столовый нож. Моё ли воображение дорисовало стальной камзол и кружевные рукава, или то был вполне современный костюм, – не знаю. Гость-клинок выудил из кармана щепотку рыжего порошка и размахнулся. Одна щепоть распустилась в воздухе нескончаемым веером, рассекая стену и всё, что за ней, сколько хватало глаз.

Он шагнул к разрезу и подозвал меня – не голосом, не головой, а пальцами – будто складной нож-бабочка в одно мгновение встрепенулся туда-обратно. Краткость однозначно была сестрой моего гостя. Последнее, что мне померещилось до того, как стены сомкнулись позади, – мелкая рыжая пыль, осевшая по кромке луны. Точь-в-точь перец на краюшке сала. Похоже, гастрономические сравнения взялись свести меня с ума.

***

Рыженькая ведьма старательно изображала отчаяние, но горемыка из неё получалась так себе, если честно. Отбрасывала кудри от раскрасневшихся щёк, потирала виски красивыми пальцами с малахитово-зелёными ногтями, обмахивалась веточкой папоротника, – словом, всячески красовалась.

– Третий муж от меня уходит. Надоело несолёное есть, говорит. Говорит, ни запасов на зиму от тебя, ни супа, одна отрава. А я не могу через себя переступить! Не могу я к соли прикасаться! Так всем моим предкам наказывалось. Может, и не будет ничего, но я как представлю, что надо руку в солонку сунуть, сразу страшно. Вдруг в самом деле вмиг высохну, как вяленая рыба, красоты лишусь? Нет уж.

Она вздохнула, почти не притворно, и покосилась на свою тень. Та, подтверждая страхи хозяйки, усохла и сгорбилась.

– Боитесь ли вы суринамской пипы? – я спросила, надеясь застать врасплох, и это удалось. Случай у клиентки был простым, стоило покончить с делом поскорее. А дальше пусть она сама разбирается с количеством мужей.

– Что?.. Нет, если это не кожная болезнь. Конечно же нет!

Экзотически твари, которых сроду никто не видывал, всегда срабатывали на отлично. Спасибо энциклопедическому словарику.

– Мне всё понятно. Думаю, что могу вам помочь, но сначала я вынуждена забрать у вас кое-что. Нужен ваш левый карман. Идёт?

Клиентка напряглась, видимо, вспоминая, что лежит в левом кармане.

– Прошу не раздумывать, это часть уговора, как вы помните.

– А, давайте, – красотка махнула рукой и сама оттянула карман пиджака в мою сторону. Кто б знал, зачем она носит прекрасный приталенный пиджак с юбкой, длинной, как средневековье, расшитой чуть ли не врановыми перьями? Ох уж эти традиции.

Отрепетированным движением я вытянула оттуда щепотку перцово-красного порошка, всыпала его в заранее открытую шкатулку и немедленно спрятала в сейф. Другой порошок проделал обратный путь, из сейфа в карман.

– Ну вот и всё, – я отряхнула руки. – Непереносимость соли я заменила непереносимостью суринамской пипы. В течение недели остерегайтесь путешествий во влажные тропики, потом...

– Да я вообще во влажные тропики не собираюсь! – ведьма просияла. – И теперь всё? Проблема решена?

– Абсолютно.

– Я ваша должница! На сто лет вперёд.

Подобрав подол, веточки, кудряшки и приободрившуюся тень, она проследовала к выходу, в дверях обернулась.

– Пришлю к вам сестру. Она боится чёрных кошек, это... смех и печаль всей семьи.

– Я приготовлю всё необходимое. Доброго пути, душа моя!

Ведьма улыбнулась и покинула кабинет.

Я постучала по столу.

– Полумгла, выходи.

Чёрная кошка запрыгнула ко мне на колени, посмотрела с упрёком. Я потрепала её по спине.

– Да, да, я снова хотела назвать тебя Дынькой. Ну прости, привычка.

Двери оставались открытыми. На одной из створок, приколотая старинным стилетом, размещалась вывеска: «Госпожа К.Мело. Консультирование. Повышение квалификации для лиц и духов, практикующих традиционные верования».

*Cucumis melo (лат.) – дыня.

Дата публикации: 09 ноября 2018 в 21:00