0
43
Тип публикации: Публикация
Рубрика: рассказы

Это было давно, когда мы  учились в восьмом классе. Несмотря на то, что нам  было всего по четырнадцать,  чувствовали  мы себя взрослыми.  Ведь  к одним   уже пришла  первая любовь,  а другие  о ней  тайно  мечтали.
     Однако  наш классный  руководитель, Надежда Егоровна,   совершенно не хотела  замечать  всеобщего  взросления: девочек заставляла смывать косметику с лица и лак с ногтей, а мальчиков  - коротко стричься.  А накануне Нового  года она  и вовсе огорошила всех сообщением  о том, что   мы должны принять участие в  новогоднем утреннике. К тому же, не  на школьной «елке», как обычно, а  во  Дворце культуры.   

- Мало того, что опять придется водить хороводы вокруг елки с малышней, так  еще и  мерзнуть  на остановке, а потом трястись  полчаса в автобусе! – недовольно загудел класс.

- Как хотите, можете никуда не ехать! Это ваше дело. Но тогда останетесь без подарков! Шефы старались:  оплатили  билеты и гостинцы,  а вы – неблагодарные!   -  пристыдила подростков   Надежда Егоровна.

- Лучше бы дискотеку устроили, а не  детский утренник! - сквозь зубы заметил  Колька – мой закадычный друг, с которым мы учились вместе  класса с третьего.

- Вот только  вас  шефы и не спросили!- "классная" строго глянула в нашу сторону из-под очков.-  Потапов, как тебе  не стыдно! Почему тебе  всегда надо повозмущаться? Может, еще будешь вспоминать этот последний  в  жизни  детский утренник!
      Тут прозвенел звонок, и мы выпорхнули из класса навстречу зимним каникулам.
*
На «елку»  в ДК мы, конечно же,  поехали. Это было время дефицита и талонов, когда  продукты "доставались"  по блату или  после «штурма» длинных очередей.  Чувствуя  себя  взрослыми,   сладостей мы  хотели, как дети.

Войдя  в зал,  мы   выстроились   вдоль стен и, перешептываясь,  наблюдали за  происходящим около елки.    Дед Мороз  и  Снегурочка, развлекая малышей,   не обращали  внимания на  нас - пассивно ожидающих раздачи подарков старшеклассников.  

- И почему  конфеты  всегда вручают только в конце праздника? Выдали бы в начале, так мы бы уже дома были! -  недовольно бурчал Колька.

- Тогда, получив их, все  разошлись бы. Кому охота тут выплясывать? - как всегда, поддержал я друга.

-  Думаю,  разошлись  бы не все, – влез в разговор белобрысый Андрюха, всегда ходивший вслед  за нами.

- Почему же не все? - поинтересовался Колька.

- А ты себя в детстве вспомни. Мы же раньше на утренники  приходили  в новогодних  костюмах, потому   хотелось себя показать и на других посмотреть.  

 Ничего не ответив, Колька  нервно переминался с ноги на ногу, продолжая искать новые аргументы в пользу того, что  мы  зря теряем время.

- Вот и Дед Мороз... Какой-то  ряженый  клоун, увалень, который   не торопится  вручать  подарки,   - Колька даже сплюнул на пол от злости.

-  Не злись! Сначала елочку зажгут, тогда и  начнут раздавать  подарки. Каждый год — по одной схеме,  - сказал я со знанием дела.

- Главное:  Дед Мороз к нам  не пристает. Давайте лучше, как  получим подарки, пойдем  ко мне, послушаем музыку. Я тут  раздобыл на вечер  кассету, -  сообщил  Андрей.
 Настроение  у всех, даже у Кольки, сразу поднялось.   Ведь  записи  зарубежной попсы  тогда казались  глотком свежего воздуха.

Тем временем  елочку зажгли, а  зал  несколько раз раскатисто прокричал «ура!».  Дед Мороз уселся на  стул под  лесной красавицей и  потребовал отработать подарок:  прочитать стишок, спеть или станцевать.  После того, как  малышня получила свои свертки,  в сторону елки  потянулись старшеклассники. Было что-то  унизительное  в этом  выпрашивании  сладостей. Ведь мы, в отличие  от остальной детворы, уже понимали, что  они  оплачены   нашими  работающими  на заводе  и  не имеющими  возможности купить  хорошие конфеты  в магазине  родителями.

Правда, восьмиклассников Дед Мороз отпускал быстрее: не заставлял  читать стихи, петь  и плясать, а только просил ответить на вопрос-другой. Когда подошла наша очередь и мы втроем приблизились к "дедушке", тот почему-то обратился только к Кольке.  Наверное, потому, что именно он  вел себя нервно и  вызывающе: бубнил себе под нос проклятия, расталкивая и поторапливая  всех.

- Ну, а вас, молодой человек, как звать–величать?- обратился старик к моему другу.

Тот промямлил свое имя и  протянул руку в ожидании получить подарок.   Но, увидев, что Снегурочка еще не  вынула  его из мешка, Колька  съязвил:

-  Снегурочка — ваша внучка или ровесница? Копается, как  немощная.

- Николай? Хорошее имя!–  не обращая внимание на  нервозность очередника произнес Дед Мороз.- А что же вы в праздник так невеселы? Али опечалены чем?

И тут Кольку,   весь вечер худо-бедно державшего себя  в руках,  от неторопливого  тона  собеседника просто прорвало:

- Ладно, мужик, хватит уже бабушку лохматить, некогда нам тут с тобой… Давай подарок: а то торопимся мы, а конфет -  охота попробовать. И ус поправь, вон, почти совсем отклеился!

Стоящие рядом  одноклассники оторопели. Ну, все, хана Кольке!  «Классная» узнает о том,   что он   нахамил Деду Морозу, и все, пиши пропало:  не видать парню  хорошей характеристики.  Без нее не примут в комсомол, а без комсомольского значка –  дорога только в ПТУ.  В общем,  в толпе ему  сочувствовали. Тут я, чтобы оправдать поведение друга и  хоть как-то разрядить обстановку, взял да и выдал, что, мол, да, опечален он.  А все потому, что  сохнет по самой красивой девчонке  нашего класса  Маринке Петровой. Она же  на него и не глядит, потому что гуляет с Глебом Коротковым, который  и ногтя ее не стоит.

После этих слов Колька повернулся ко мне и вытаращил глаза.  Казалось, он сейчас лопнет от злости: ведь я  выдал его сокровенную тайну.   А Дед Мороз в это время спокойно обратился к нему:

- Правду ли этот мОлодец молвит? Действительно ты влюблен и хочешь, чтобы девушка тебя тоже полюбила и забыла своего нынешнего друга?

Колька, покраснев и собравшись с силами, словно на выдохе, произнес:

- Ну, может, и хочу того, да только тебе-то до этого какое дело?

- Как это, какое дело? Я же - Дед Мороз! Ты не знаешь, что я могу исполнять самые заветные желания?

- Ой! Да ладно! Прям, Дед Мороз! Это ты малышам лапшу на уши вешай, а мы -то знаем, что ты просто мужик переодетый! Ты ж - ненастоящий!

- Ненастоящий, говоришь? Только откуда ж тебе знать  это? Вот возьму, да и сделаю так, чтобы эта девица  Марина в тебя влюбилась  и жить бы без тебя не смогла!

Тут Дед Мороз поднял руки вверх, словно призывая  неведомые силы, и произнес:

- Ветры буйные, ветры лютые!  Всё, что  слышали, да исполните: чтоб Марина-свет полюбила бы добра молодца,  да Николушку!

После этих слов  старик  стукнул своим позолоченным посохом по полу так, что не только искры, но и птицы вылетели из-под него. А  елочка при этом закачалась от  налетевшего  неизвестно откуда  сильного  ветра.  Мы  стояли, открыв рты, и смотрели то на  обалдевшего Кольку, то на деда, то на Снегурочку, закружившуюся  в вихре лесного бурана. Потом  вдруг ветер стих, а елочка перестала раскачиваться. Дед Мороз протянул Кольке подарок, пожелал счастья и, как ни в чем не бывало, стал поздравлять нас с Андрюхой.

Выйдя на улицу,  мы шли молча. С антрацитового  неба срывались  и ложились нам на шапки то ли звезды, то ли снежинки. Мы стали раскрывать свои пакеты и уплетать конфеты. Первым нарушил тишину Колька.

- Врет  этот Дед Мороз. Никакой он не настоящий. Разыграл  нас этот ряженый, развел, как лохов.

- Может, и ненастоящий, а вот ветер  этот Дед Мороз нешуточный нагнал: елка в разные стороны так раскачивалась,  что чуть не  упала. Как он это сделал?- рассуждал я, разворачивая третью конфету.

- Надо было за бороду его дернуть. У настоящего Деда Мороза все – свое, а не приклеенное. Теперь бы точно знали: настоящий или нет, - вставил  слово  Андрюха.
      Так всю дорогу мы шли и спорили.  В итоге,  решили, что надо дождаться результата: вот как начнет Маринка бегать за Колькой, значит, старик действительно из сказки.  А нет – так и голову ломать нечего – привиделось: не было ни ветра, ни качающейся елки. В общем, мы пошли слушать кассету, а потом и вовсе забыли об этом случае.
      После каникул я заболел желтухой, провалялся в больнице, наверное, месяц или два. Ко мне в больницу никого не пускали, потому что я был заразным. После выписки родители сразу отправили меня в деревню к бабушке - восстанавливать здоровье, а потом  и сами туда перебрались на постоянное место жительство. Там я стал ходить в другую школу, у меня появились новые друзья и новые заботы. Телефона у нас не было, а письма писали только девчонки. В общем потерялись мы с Колькой.
*
Прошло  двадцать лет.  Я уже давно жил в другой стране,  и  в город своего детства за все  эти годы мне так и не удалось выбраться. И вот   однажды  в Интернете я  вышел на  Андрея и сразу же спросил его про Кольку. Оказалось, что  в десятом классе Маринка родила от Глеба ребенка. Это был скандал: школьница стала мамой! Молодой папаша  по настоянию   родителей после школы уехал в Москву - учиться в престижном институте. Там он свою школьную любовь быстро забыл.
     А Маринке  было не до учебы: пошла работать в заводскую столовую посудомойкой. Ее родители тоже были не в восторге от всей этой истории и  молодую маму не поддержали ни материально, ни морально, мол, сама нагуляла, сама и расхлебывай.
     На заводе Маринка встретила Кольку, который    работал здесь  слесарем после окончания ПТУ.    Молодая мама к тому времени  уже успела нахлебаться горя: намыкалась одна   с ребенком. Теперь она  нос  от  влюбленного в нее одноклассника  не воротила. Тем более, что он превратился в    видного, широкоплечего, красивого мужчину.  А когда  Николай предложил  усыновить малыша   и  воспитывать его   вдвоем, с удовольствием согласилась.
 Вот так Колька  чужого сына  вырастил, да еще двоих  своих детей на ноги поднял. В общем – отец –герой! Маринка  в нем души не чает  и всем говорит, что ее муж — самый лучший.  Выходит,  Дед Мороз  был самым что ни на есть настоящим! Как после этого не верить в чудеса?

30.12.2013

Дата публикации: 10 ноября 2018 в 14:33