38
330
Тип публикации: Совет

Декан исторического факультета Вадим Валерьевич Пшеничников после съемок телевидения о раскопках поселения 6-8 века до нашей эры пил в палатке чай с баранками, размышляя о том, где теперь найти спонсоров на раскоп кургана в стороне от найденного городища. Его почти медитативное состояние разрушил вопль студента Свечкина:

 - Нашееел!

Вадим Валерьевич, едва не поперхнувшись, выскочил из палатки с уже трясущимися от вожделения руками:

 - Где?!

Свечкин, вытирая пот одной рукой, другой махнул в сторону нагромождения камней. Горку из сколов известняка рядом с раскопом определили как запас строительного материала - стены древних домов, покрытые странной копотью, были выложены как раз из таких глыб. Но Свечкин зачем-то полез туда с лопатой. Не обращая внимание на неудовольствие руководителя, упрямый студент со товарищи раскопал-таки нечто ценное: погребальную камеру, накрытую тяжеленной известняковой плитой. Плиту сдвинули не сразу.

В глубокой яме на боку лежал скелет - судя по остаткам длинных рыжих волос,  женский. Костяшки пальцев сжимали деревянный ларец, обмотанный истлевшими от времени кожаными ремнями. На ремнях сохранились три свинцовых амулета со чуднЫм узором. По мановению Вадима Валерьевича Свечкин спустился в могилу, надел перчатки, осторожно взял ларец и подал декану.

 - Ндааа... с таким я еще не сталкивался... - пробормотал Вадим и поспешил к себе в палатку - тщательно исследовать находку.

Ларец оказался с секретом. Декан крутил его дотемна. Наконец, скрытый механизм сработал, и крышка, состоящая из трех лепестков, раскрылась. Внутри лежали страннейшие вещицы: две половинки уточки, искусно вырезанные из кости, две костяные полусферы с тоненьким отверстием в каждом из них и костяная же игла, украшенная едва заметной вязью, такой же, как и на амулетах - то ли узор, то ли надпись на неизвестном Пшеничникову языке.

Открытие мирового масштаба! Вадим схватил было мобильник, чтобы рассказать профессору Штопальцеву о сенсации, но вдруг остановился, приоткрыв рот. Не может быть! Он вернулся к столу, поправил лампу и достал из ларца иглу... 

Глубокой ночью студенты и волонтеры,работавшие на раскопе, проснулись от подземного гула и колебаний почвы. Все выскочили из палаток. Здесь отродясь не бывало землетрясений. 

Но самое удивительное и пугающее было не это. 

Высокий курган на фоне темного неба шевелился, будто кротовый холмик, оттуда полыхали языки пламени... А потом курган вдруг разлетелся в стороны, как от взрыва, и из-под земли поднялись одна за другой три огромные зубастые головы ящеров...

Первой завизжала студентка Галкина и с выпученными от страха глазами рванула прочь из лагеря в степную тьму.

Когда же из земли не спеша выпросталась огромная чешуйчатая туша со сложенными по бокам кожистыми крыльями, которой и принадлежали головы, остальные весьма бодро последовали за Галкиной. Последним, как и полагается настоящему капитану команды, лагерь покинул Пшеничников - в пасти одной из голов, обугленный снопом горячих искр, извергаемых ящером вслед разбегающейся добыче.

В судорожно сжатой руке уже покойного декана покоилась разгаданная головоломка: в соединенных половинках уточки лежало костяное яичко, а внутри него - скрепляющая игла с древним заклятием.

Дата публикации: 23 ноября 2018 в 21:46