60
440
Тип публикации: Публикация

 

 

Облегчение. Большой лес укрыл Андрея Валентиновича от глаз. Он поискал глазами большой лист лопуха. Почему в укромном лесу всегда так тянет «по большому»?

Признаться, еще час назад его дела были весьма плачевны. Для игры с судьбой в кости, его кубик был слишком изношен. Там и единичку с трудом можно было разглядеть, а не то, чтобы шестерку. Но ведь он сумел взять «шестерку». И вовремя разглядел «кубик». И благополучно унес свои кости. И прихватил «единичку».

А ведь почему Андрей Валентинович так вовремя разглядел подозрительный джип? Потому, что накануне поссорился со Светланой Николаевной и пошел спать на второй этаж. А почему он поссорился с супругой? Потому что она, и до того спокойным нравом не обладавшая, после рождения Егорушки стала вовсе одержимой. Проходу ему не давала упреками. А уж если он хорошо себя вел, за старые обиды принималась. И все ее семейство было неуживчивым, не жалко ему их. Егорку вот только жалко. Но он маленький, и не вспомнит даже о том, как торопливо ретировался бедовый отец, как шумели в доме непрошенные гости. А может, и не тронут их кавказцы, им деньги нужны, а не жертвы. Шурину, пожалуй, только в наглую рожу прилетит, но тому на пользу будет. Светлана им головы заморочит, теща попричитает, поплачет и - уедут к чертям. Да, и спокойнее семье будет без него. А ему – без них.

«Можете сколько угодно обманывать себя, но ваш поступок - низок» - чуть слышно шепнула Андрею Валентиновичу совесть. Чтобы ее не стало слышно вовсе, он сосредоточился на соблазнительных планах.

Неделю они с Александром Теофиловичем будут тупо бухать. Саша, верный друг и напарник, в десятый раз, с восторгом, выслушает историю этого удивительного побега. Как Андрей увидел тот мерседес из окна второго этажа; как, превозмогая одышку, бежал через задний двор; как не мог перекинуть через забор свои ватные ноги; как умолял таксистов отвезти его куда подальше за любые деньги, а они, в испуге, все закрывали и закрывали перед ним окна своих авто; как один дед, водитель «шестерки», согласился было отвезти беглеца, но затем передумал; как Андрей Валентинович на коленях уговаривал его, а после, отчаявшись, стукнул отрезком металлической трубы по голове и уехал на той шестерке корявыми лесными дорогами…

 

Через неделю будут готовы новые документы. Андрей придумает бизнес-план, а Саша найдет под него финансирование. Опытный мозг и молодая харизма еще не раз озолотят их тандем. Точнее, трио. Ведь был и главный приз, который ожидал Андрея в новой жизни.

 

- Агата?! Это твое настоящее имя?

- А вам паспорт показать?

- Не нужно, верю. Просто странное имя, как для наших широт. А в честь кого же тебя так назвали? Неужели, в честь знаменитой английской писательницы?

- Та не, в честь какой-то там группы. Мой папа ее очень любил.

Падкий на первые впечатления, Андрей Валентинович был очарован. Он тоже любил эту группу. И эту яркую деву с необычным именем. К тому же, вопреки стереотипам о гламурных блондинках, Агата оказалась доброй и хозяйственной девочкой. Андрей Валентинович не знал, как разорвать себя между сварливой супругой и юной пассией. А теперь вот, все само как-то и разрешилось. Неудачно начавшись, этот день обещал стать довольно счастливым.

 

Сладкие ожидания прервал вызов с телефона Светланы. «Если сама звонит, значит, уехали гости» - с некоторым разочарованием подумал Андрей.

- Эй ты, фуфло, - голос Автандила разрушил его предположение. Это означало, что кавказец смог отобрать айфон у Светы. Это означало, что всем им там было не сладко.

- Послушайте… - попытался было успокоить горячего абонента Андрей.

- Мне тебя незачем слушать, падаль. Ты не жилец, кобыла. Ты - сбитый летчик. Ты не знаешь, с кем связался. В любом случае, мы тебя искалечим, вернешься ты сюда сейчас сам, или будешь пойман потом. Вначале мы тебе отрежем уши. Затем сломаем ноги и руки. Затем пустим по кругу. Затем бросим в подвал, к бомжам, они будут срать на тебя, и ссать на тебя, и ты будешь сидеть там до тех пор, пока не отдашь все бабки, что должен нам, и даже больше. А затем ты будешь ползать на сломанных культях и вымаливать свою смерть, но мы не убьем тебя, а посадим в тюрягу, лет так на 12. И там тебя будут сношать каждый день ВИЧ инфицированные уголовники. И когда ты выйдешь, конченым туберкулезным инвалидом, будешь работать на нас, продавать наркоту и жрать наркоту, и выпрашивать дозу наркоты за минет, если кому-нибудь из нас еще захочется совать тебе в рот…

Андрей Валентинович, в который раз выслушивая стандартный набор коллекторских предупреждений, беспокоился не о сути угроз. А о том, что Автандил, произнося свое заклинание, входил в раж. И, накрутив себя, этот бывший бандит, а нынче старший следователь, мог натворить беды.

- Уважаемый, если вы прервете свой монолог Чацкого, - попытался снизить градус разговора Андрей, - я расскажу вам, в какое время и какими суммами буду погашать задолженность.

Это было ошибкой. Нельзя было давить самовлюбленному психу на комплексы. Даже в шутку.

- Как ты меня назвал, черт? – взорвался кавказец, – мама лох час кого? Да тебе край, есенин. И всем твоим. И если через 15 минут тебя не будет здесь, я начинаю резать им пальцы.

Грянул выстрел. Грохнул телевизор. Звякнуло стекло. Запричитала теща. Заплакал Егорка.

 «Так не пойдет, сударь» - вздохнул про себя Андрей, - «так не пойдет».

Он обреченно побрел в сторону дома.

 

«Верую во единого Бога отца вседержителя творца неба и земли видимым же всем и невидимым…» - повторял про себя Андрей хорошо знакомую мантру, еще не зная, чем закончится этот суматошный день. А чем подобное заканчивалось раньше? Да по-всякому. Однажды, ему удалось уйти от четырех дюжих омоновцев. В другой раз, в борьбе один на один, его скрутил юный дрыщ-амфетаминщик из отдела по борьбе с наркотиками.

- Что же вы ерепенитесь, дедушка, - позорно пристыдил тогда Андрея тот сопляк, уводя в подвал.

В общем, все было в руках его величества случая.

 

В дело случая Андрей Валентинович верил свято. Как и все предприниматели последнего советского поколения, что учились бизнесу не по книгам. Нет, он безусловно, уважал математику и логику. Но, реальный коммерческий мир оказался абстрактным. В один день, все клиенты могли разом, без видимых причин, уйти к конкуренту, банк - рухнуть, сотрудники – уволиться, фискалы - наехать. В другой день, так же, с потолка, могли нарисоваться перспективные контракты.

Андрей Валентинович привык делить дни на удачные и неудачные. Случались у него и двухполосные дни. Трехполосные пока еще не попадались.

 

Автандил курил во дворе с двумя типами.

«Их всего трое», - мелькнула тень надежды, - «может, получится договориться?» Куска трубы под ногами в этот раз не оказалось, были только большие лопухи. Но, медлить было некогда. Схватив осколок кирпича, Андрей Валентинович перепрыгнул заборчик и изо всех сил вмял каменное остриё в череп старшего следователя. Автандил рухнул на стоящую позади него лавочку, и, с хрустом, сложился об нее пополам. «Начало положено», - подумал Андрей. Но, лимит его везения на этот день, похоже, был исчерпан. Из дома, из кустов, из припаркованных автомобилей на него неслось человек пятнадцать.

«Жопа», - успело мелькнуть крамольное слово в голове Андрея, прежде чем на нее посыпались удары. Закрыв лицо руками, он простоял несколько секунд, а затем, рухнул. Удары не прекращались. Было нестерпимо больно.

- Ребята, пожалуйста, хватит, - простонал Андрей Валентинович, - ребята, умоляю вас, реально, очень больно…

 

                - Ого, - присвистнула Агата, - что они с тобой сделали? Ты похож на Клару Новикову.

Приемные покои хранили покой. Андрей проверил руки – они не были пристегнуты к каталке наручниками.

- Меня что, не задержали? – с трудом разжал он распухшие губы.

- А не кому больше задерживать, - громогласный Саша благоухал дорогим парфюмом, - революция у нас, старая власть сбежала. Нету больше милиции, только народная самооборона. Я возглавляю ячейку нашего района.

- Вот повезло то! – Андрей не мог скрыть удивления крайне удачному для него исходу.

- Не то слово, - опустил голову Александр, - Автандила ты, по ходу, ушатал. 

- Крепкая ладонь, - вставила Агата, поглаживая забинтованную руку.

- И что же, мне теперь ничего за это не будет?

- Теперь ничего, – успокоил друг, - революция все спишет. Давай, поправляйся, нам хороший финансист в ячейку нужен, фартовый.

- Кто не рискует – тот не бухает, - как обычно, на свой лад, переиначила Агата известную пословицу, - а ты молодец, рискнул. Теперь, это будет самым стремным приключением в твоей жизни.

 - На втором месте, - горько усмехнулся Андрей, - самое ужасное было, когда я кастинг «Большой разницы» проходил. Представьте картину: Ургант! Цекало! Эрнст! Софиты прямо в лицо, как на допросе. А затем, эти злобные вердикты: «Зачем вы сюда пришли, нет у вас актерского таланта…» Комок слез подступил к горлу Андрея от неприятных воспоминаний.

- Не нервничай, приятель, поправляйся, мы уже по тебе соскучились, - подбодрил Саша и как-то уж слишком тепло приобнял Агату.

- Любимый, выздоравливай, мы ждем, -  пропела Агата и как-то уж слишком не по-дружески откликнулась на объятия Александра.

 

«Ну, и пусть с ними», - подумал Андрей. Ведь у него есть Света. И Егорка. И родители еще живые, надо им помогать. И вообще, он – человек честный, несмотря ни на что.

 

 

 

Дата публикации: 28 декабря 2018 в 05:33