-5
111
Тип публикации: Критика
Рубрика: роман


Отрывок из романа "Герой вне формата, или Пародист"

       К этому празднику вся страна начала готовиться за месяц до его наступления. Закупать продукты, запасаться выпивкой, выискивать оригинальные рецепты блюд, покупать специальные наряды и подарки близким. Чем ближе становился праздник, тем сильнее повышался эмоциональный градус россиян. Да и телевидение его ежедневно подогревало. Можно было подумать, что приближается нечто крайне редкое и совершенно невероятное, что в корне изменит всю жизнь вокруг. И хотя каждый год показывал, что ничего после празднования не меняется, а если и изменится, то скорее всего в худшую сторону, энтузиазма жителей огромной страны меньше не становилось. Праздник ради праздника — только этим все и можно было объяснить. А дальше — трава не расти.
  Семейка Ивановых ни в коей мере не была исключением из общенационального правила. Хотя финансовые возможности не позволяли отметить Новый год с должным размахом, но настроение от этого хуже не становилось. Что же до соседей — Овчин, то у них подготовка к празднованию шла ударными темпами. И опасение скачка долгов и давления коллекторов не в состоянии были что-то изменить. Только две белые вороны нашлись во всем доме — Келлер (на то он и Зоошиза!) и приехавший из деревни Пичужкин. Но на них никто внимания не обращал. Ну, не брать же с таких пример, в самом деле!
      В двенадцать часов ночи дружные крики ничем не сдерживаемой радости  огласили весь дом, а за окном в унисон засверкали разноцветные салюты.
      Пантелеймон по такому случаю облачился в белую рубашку с галстуком-бабочкой. Агнесса одела единственное видавшее виды подобие вечернего платья. Принарядили и Илону.
      Олег для порядка посидел с хозяевами до половины второго и отправился в спальную. Однако нормально поспать в эту ночь нечего было и думать. До самого утра продолжалась непрерывная канонада от петард. Когда трезвенник-квартирант ненадолго забывался, ему снилось что он находится на войне.
      Проснувшись утром первого дня нового года, Олег, помимо охающего во сне главы семейства, обнаружил еще одного спящего. На полу по хозяйски разлегся Серега Овчина. Одеваясь, Олег нечаянно наступил ему на ногу. 
С новым годом! - очнулся сосед. - Чо, в магазин собрался? Это правильно! Трубы горят. Эх, отметили вчера!
Олег, не вздумай, - предупредил Пантелеймон, который хотя и проснулся, но в отличии от гостя вставать не собирался.
Я и не иду.
Как не идешь?! Ты че, братан, Новый год же! - возмутился Серега.
Я не отмечаю Новый год.
       Сосед вылупил глаза и на некоторое время потерял дар речи. Но горячее желание опохмелиться вернуло его на землю.
Пантелеймон, чо он такое сказал?
Если человек не празднует Новый год, - это его право, которое ему гарантирует Конституция Российской Федерации, - наставительно отчеканил Пантелеймон, продолжая лежать трупом в постели.
Бля..., - попытался что-то сказать Овчина и замотал головой, словно надеялся таким образом понять услышанное. Не помогло.
Шел бы ты Овчина домой. Сестра уж наверное не оставит в беде родного брата. Ты как тут вообще оказался то? Я не помню, чтобы тебя приглашал.
Эх. бля, что за люди! В Новый год бухнуть не дают! Тьфу!
       Едва сосед ушел, хозяин крикнул:
Жена, у нас есть рассол?
       Агнесса тут же вошла в комнату, неся литровую банку с огуречным рассолом, как будто в ожидании команды стояла с ней за дверью.
О-о-о! - воскликнул Пантелеймон, не веря своим глазам. - Где ты его взяла?
У Овчины с вечера попросила.
Вот что замечаю, - с удовольствием произнес хозяин, несколькими глотками опорожнив содержимое банки, - мое влияние сказывается на тебе самым положительным образом.
       Затем, повернувшись на другой бок, продолжил почивать с полным осознанием собственной значимости.
       Однако празднование на этом не закончилось. Оклемавшись к вечеру, Пантелеймон пожелал продолжения.
Олег, ты не дашь аванс? За февраль?
Я же вчера уже дал.
А-а... Ни черта не помню. Так может заплатишь сразу за весь февраль вперед? И считай до марта ничего не должен.
«Это уж вряд ли». - подумал Олег, но все же дал тысячу.
Жена! - крикнул сразу повеселевший хозяин. - Сгоняй в магазин!
       Олегу больше не хотелось оставаться в такой обстановке и он решал навестить Дмитрия.
       В подъезде стоял резкий запах - смесь водки, салатов, пельменей, маринада и блевотины — жильцы даром время не теряли. Перед дверью Келлера валялся пьяный Овчина, так что пришлось через него переступать, чтобы пройти в квартиру.
Сосед деньги приходил просить? - спросил Олег.
Естественно. Я ему не открыл.
Ты сегодня отдыхаешь?
А куда пойдешь первого января! Теперь до десятого числа в городе делать нечего. Новый год — это мертвый сезон, я бы даже сказал — национальное бедствие. Только наши законодатели так не считают. Они видите ли для народа стараются. Сами по Куршавелям разлетелись, а таким, как мы, только и осталось — книжки читать, да трактаты писать.
Но у меня работа еще есть.
Да, у тебя разнообразия побольше. А вообще для некоторых Новый год — главный бизнес года. И не только для Дедов Морозов. У торгашей выручка в разы подпрыгивает. У всех заведений досуга. Даже у врачей. У меня один приятель в больнице работает. Так он рассказывал, что выбирают дежурство именно 31-го декабря, потому что 1-го января идёт вал больных. Люди не «просыхают»,травмируются, доводят себя до алкогольного психоза, падают с балконов, гибнут… Новогодние праздники он называет «сенокосом».
Не помню, кто это сказал, но уж очень точно: «Люди почему-то не особо беспокоятся о том, как провести свою жизнь. Зато как провести Новый год, они решают уже в ноябре».
Да уж, - вздохнул Дмитрий.
       Олег не пробыл у приятеля и часа, как позвонил его непосредственный начальник.
Тебе когда на дежурство?
Завтра, второго.
А сейчас сможешь выйти на подмену? Нажрался тут один, сволочь! Это на бульваре Славы. А утром — на свой объект.
Но я не успею добраться.
Ничего, я предупрежу твоего напарника, подождет.
       Пришлось подчиниться. Когда Олег прибыл по указанному адресу, ему открыл сам начальник. В ноздри ударил резкий запах сигаретного дыма.
Накурил, хоть топор вешай, - проворчал начальник. - Проветришь помещение и убраться придется. Стол протри, весь заляпал, и в туалете наблевал. Давай, как-нибудь постарайся. Иначе уборщица настучит своему руководству, а косяки нам не нужны. Мне самому пришлось кучу мусора вынести и бутылки пустые. Крышку от унитаза еще придется покупать, сломал урод!
А где же он сам? - спросил Олег.
Выгнал, где! На кой черт такой нужен! Да, вон его форма, передашь ее по смене. Я ее конфисковал. Пригодится. И еще передай: если он сюда заявится, не пускать. Он для нас больше не существует.
В чем же он домой пошел, не лето ведь?
Нашел кого жалеть! В подштаниках пошел. Ему полезно будет.

       Утром следующего дня Олег ехал на свой постоянный объект охраны один в пустом автобусе. Ехал экспрессом, потому что желающих прокатиться на остановках не было. «Все ушли на фронт», который в эти дни проходил по линии: кухня — унитаз — кровать. В салоне громко звучало радио. Передавали сводки чрезвычайных происшествий. Сколько пьяных и обмороженных за новогоднюю ночь было доставлено в реанимацию. Олег узнал, что новогодние праздники, оказывается, огромная нагрузка не только на Дедов Морозов и Снегурочек, но и на дворников, уборщиц, полицейских, врачей и пожарных.
       На остановке Госцирк в автобус вполз мужик предпенсионного возраста, улегся на сиденье и тут же захрапел. На Доме печати автобус сильно тряхнуло. Мужик свалился на пол, затем кряхтя поднялся и удивленно осмотрев салон, сказал единственному пассажиру: «С Новым годом! А где все?» И тут же сам ответил: «На елку пошли? Ну ладно». Опять улегся и снова захрапел. Но когда Олег направился к выходу, мужик ухватил его за полу куртки и заговорщицким голосом произнес: «Я под ванной чекушку припрятал. Это нам с тобой на опохмелку. Никому не говори». И для пущей важности приложил указательный палец к губам.

       Уже третьего января Пантелеймон успешно прикончил тысячу квартиранта. А у Нади Овчины закончился рассол. Наступили тяжелые времена. А тут еще главный источник дохода на очередную просьбу об авансе ответил, что денег до зарплаты осталось только на проезд, бич-покеты и чай. Так что празднование пришлось свернуть и довольствоваться просмотром телепередач, да чтением бесплатных газет.
       Но создатели телепрограмм не знали о проблемах Пантелеймона Иванова и потому в одной из юмористических передач устами известного комика дали такой совет: «Ну что, дорогие телезрители, тяжело вам после вчерашнего? Сейчас мы вас полечим. Подойдите к холодильнику. Достаньте запотевшую бутылку. Наполните рюмку. Насадите на вилку хрустящий огурчик. Выпейте и закусите. Ну как, полегчало?»
       Шутка пришлась не кстати, хозяин потребовал выключить «ящик» и принялся за газеты. И в  них нашел нечто повышающее его самооценку.
Ты только послушай, Олег, что тут пишут. Врачи говорят не нужно переедать в новогодние праздники. Это вредно для здоровья. Так мы и не переедаем. Что жрать-то? «Непрестанное застолье на протяжении всех новогодних каникул – это пищевой эксцесс. После праздников запланируйте визит к врачу». Ты понял? Имей в виду.
       Неожиданно голос хозяина приобрел гневный оттенок:
Нет, вы только посмотрите, что газеты пишут: «Салаты съедены. Шампанское выпито, на мандарины уже смотреть не хочется...» Зажрались буржуи недорезанные! Илона, положи эту сраную газетенку в лоток кошкам. Там ей самое место.
       Немного остыв и осознав, что заняться больше все равно нечем, Пантелеймон продолжил политинформацию.
«В резиденцию Деда Мороза в Великий Устюг пришло уже больше тридцати тысяч писем от детей и взрослых. Дети просят подарить им гаджет, музыкальный инструмент. Взрослые – помочь погасить кредит, найти работу…» Это надо Овчине дать почитать.
«В Администрации Уфы сообщилия, что в дни новогодних каникул все городские травмпункты будут работать в обычном режиме. Уфимцы и гости города в случае травм, ожегов и обморожений могут не переживать и обращаться за помощью. Также сообщалось, что одна из самых распространенных травм в Новый год, это когда пробка от шампанского попадает в глаз. Невезунчикам — дорога в круглосуточные офтальмологические травмпункты при больнице номер десять и Уфимском НИИ глазных болезней. Кроме того, с 22-го декабря по 9 -е января будет организовано круглосуточное дежурство руководящего состава Минздрава республики и медицинских учреждений». Вот как родное руководство о народе заботится!
        С очередного дежурства Олег принес свежую прессу, чтение которой несколько оживило загрустившего было Пантелеймона.
«По сообщению сотрудников городской больницы № 21, экстренных случаев стало больше. В новогодние каникулы поступило много пострадавших с ножевыми ранениями, а также выпавших с высоты. Студент БГПУ в состоянии алкогольного опьянения выпал с 8-го этажа, сейчас в реанимации, находится в коме. А 26-летнему парню, выпавшему с 9-го этажа, повезло больше: его прооперировали и он уже дома. 30-летний пьяный сделал себе харакири, его тоже спасли».

      Наконец каникулы всей страны закончились. СМИ подвели итоги, а Пантелеймон озвучил их в ходе семейного ликбеза.
-     «До первого рабочего дня дожили не все. С 31 декабря по 11 января от воздействия низких температур пострадал 101 человек, из них 48 госпитализированы. С 1 по 11 января произошло 119 пожаров. Погибли 18 человек, 8 травмированы, 22 спасены». Пить надо меньше!
    - «Под утро 7 января о вооружённом нападении сообщила 22-летняя продавщица цветочного магазина в Сипайлово. Двое в масках, угрожая ножами, похитили 3000 руб. и мобильник. Затем ограбили продуктовый магазин, забрав деньги и ящик водки. Грабители оказались строителями, им грозит до десяти лет тюрьмы».
«Самое массовое происшествие случилось ночью 11 января. Компания молодых уфимцев сняла частный дом в Кировском районе, чтобы отпраздновать окончание новогодних праздников. К утру случилась ссора, которая переросла в драку. Двое попали в реанимацию, семеро получили ножевые ранения».
           Олег убедился, что список пострадавших в новогодние каникулы можно смело пополнить охранниками. Многие представители касты бездельников не выдержали искушения общенародным праздником и тем, что на службе в связи с ним они предоставлены сами себе. В результате схлопотали штрафы, а некоторые и вовсе потеряли работу. Олегу же пришлось ударно потрудиться, подменяя выбывших до срока и летая с одного объекта на другой.
       Во время дежурства Олег зашел к Петрову и первое что услышал, была точно такая же фраза, какую накануне произнес Пантелеймон:
Нет, ты только посмотри, что газеты пишут: «В новогодние каникулы мы обычно переходим на одноразовое питание: едим раз в день — с утра до вечера. После такого испытания организму требуется отдых и разгрузка. Но праздники прошли, начинаются рабочие будни. С ходу влиться в производственный процесс после долгого «расслабона», оказывается, совсем не просто. Собрав волю в кулак, мы все же доставляем утомленные отдыхом тела на рабочие места, но на большее уже не способны».
      Так что с этим делать, мой юный друг? - вопросил Виктор, потряхивая газетой над головой.
Хозяин квартиры, где я живу, положил такую газету в лоток для кошачьего туалета.
Разумное решение. Но поскольку кошки у нас здесь нет, мы будем морально уничтожать этих ничтожеств. Сейчас я им устрою!
     С этими словами он включил ноутбук, нашел свою страницу и принялся что-то строчить. Потом дал почитать Олегу.
     «В России самое большое количество выходных и праздничных дней среди европейских стран. В этом году вместе с выходными россияне отдыхают 118 дней. Таких каникул нет ни в одной стране мира! Стало быть мы живем в самой развеселой стране. Наверное в праздновании и праздности заключается российская национальная идея».
      «Что-то слишком уж деликатен на сей раз Виктор», - подумал Олег. Но дальше пошло нечто знакомое: 
  «Как вы не устали столько отдыхать, придурки? Поди городская канализация вот-вот не выдержит и лопнет» и все в таком духе.

 

Дата публикации: 02 января 2019 в 15:19