0
39
Тип публикации: Публикация

День святого Вергилия

Как и любая мрачная сказка, эта началась в могиле.
Солнце отступало, оставляя небо тьме. Над маленькой северной деревушкой свистел ледяной горный ветер...  Ведя тучи вперед, однако ни одной душе не было холодно в эту ночь.
В ночь с 17 по 18 марта, все северные графства отмечали праздник Святого Вергилия. Великого святого, распространившего свет веры по всему северу.
По всей деревне, под каждым кустом лежали тела с бутылками в руках. Где-то бегал осмелевший от алкоголя муж, ища любовника своей жены. Одним словом, все, как всегда. И среди всего этого только одна душа не радовалась. По дороге, не обращая ни на кого внимая, тихо и медленно шёл человек в черном плаще. Его шаг был не спешен и величав, осанка была под стать шагу. Идя по темной деревне, он не обращал внимание ни на что во круг, однако через густые кусты за ним пристально наблюдали две пары глаз.
- Смотри Хельга, идет этот самый приезжий.
- Да Гретта, подозрительный тип. Приехал вчера один, не с кем ни разговаривает... и уж тем более, не отмечает.
На скамейке рядом с маленьким покосившимся домиком, сидели две старушки. На вид им было лет под 100, однако возраст обоих не превышал и 60.
- Грррррр...  – зарычала та которую звали Гретта, маленькая с характерными усиками и красным носом - мало нам великой хвори в прошлом году, соседства с этим огромным кладбищем и этого Графа... даже после смерти бродит по нашим полям. Да и этого чертового праздника демон их всех за ногу... эээх. В страшное время живем.
- Ооох, и не говори Гретта.
Вечная спутница Гретты, Хельга. Она выглядела лучше, чем Гретта, и в противовес ей, была куда более мирной.
- В том году умерла наша соседка Жанна. Ой, такая милая была девушка: красивая, умная, и мужики за ней гонялись... Ты помнишь Жанну, Гретта?
- Конечно помню, Такую развратницу надо было еще поискать... - Гретта состроила жуткую гримасу. - Потому и умерла, что затаскивала в постель каждого проезжего.
- Грета... – печально промямлила Хельга. - Это правда?
- Конечно. Хельга, посмотри-ка, он к кладбищу идет.
- Ой, как сейчас, помню. Было мне тогда лет 20, и мой Отто сказал мне что мы переезжаем в Кометериум. Я так расстроилась, так не хотелось мне уезжать от моей семьи, но ради Отто я была готова на все. Ну и вот, Отто умер... а я теперь живу в этом жутком месте...
- Умер, потому что был глупцом и пьяницей.
Хельга потупила взгляд.
- Гретта... Он пил совсем чуть-чуть...
- Ага! Чуть-чуть! И в канаву упал трезвый, и голову разбил совсем трезвый?!
Хельга опустила голову и всхлипнула. Ей было не в новинку слышать такое от Гретты, о покойном муже, о бросивших ее детях. Но только благодаря Гретте она оставалась не одна, поэтому… надо слушаться.
Но произнося эти слова у Гретты самой на глазах появились слезы.
- Твои дурак хоть лежит спокойно в земле. В отличие от моего Руди... - Гретта вытерла рукавом скупую слезинку. - Все, уезжаем от сюда Хельга. - Гретта плюнула на землю - Ног наших больше не будет в этом месте.
Вдруг, человек в плаще споткнулся о ботинок очередного пьяницы, и его плащ распахнулся. На секунду там мелькнуло вышитое белоснежное лицо, с фиалковыми глазами.
- Ох батюшки. Это же лик некромантов! - Вскрикнула Гретта.
Человек тут же запахнул плащ и в беспокойстве огляделся. Но за большими кустами он не заметил наших двух старушек.
- Хельга! Ты видела это?!
- Гретта, успокойся. Все же знают, что их всех поймали и на кол посажали. Да и какое дело может быть некроманту, до нашего захолустья?
- Я клянусь Гретта... в молодости я уже видела их. Это точно Некромант! Чертов демон... не хватало нам еще и этого. Я пойду за стражей, а ты сторожи его здесь.
Гретта умчалась, а Хельга осталась сидеть на месте.
Человек которого они обсуждали и в правду был некромантом, но не простым хозяином мертвых. А «Мрачным Бароном», знаменитым и пугающем бароном севера...
Его боялись даже полубоги, не то что люди. Но в Кометериум он прибыл инкогнито. Уже девять лет он вынашивал план по уничтожению узурпатора трона, и сюда он прибыл именно ради кладбища. Самого большого кладбища всех северных графств.
Тысячи и тысячи мертвецов. Новых и старых, это кладбище появляется еще в первых книгах. Оно упиралось прямиком в подножье «Хвоста дракона». А до него еще километров сто. Точно можно сказать только одно. Оно куда старше чем север.
Но вот, деревня кончилась, и раскрылось небольшое поле, 20 метров, поросшей дикой травой отделяла дома деревни от великого кладбища. И только заросшая травой дорожка была слегка заметна. В небе громыхнула молния, и первые капли начали свой полет к земле. Он ускорил шаг.
Именно кладбище называется Кометериум, а не эта деревня. Во многих местах трупы лежат друг на друге, уходя вниз, в черную землю. Дождь разошелся, и уже лил как вода из ржавой лейки на цветы.
Он подошел к воротам кладбища, налево и на право уходила бесконечная стена из белого камня. А с двух сторон от дороги стояли две статуи из того же камня. Два божества. Справа плачущий, с поникшими крыльями. И слева Бог в капюшоне, с косой и с крыльями взвившемся к небу.
- Смерть.
Барон откинул капюшон, и долго, пристально смотрел на Бога Смерти. Его лицо было исполнено задумчивости. Черные вьющиеся волосы не поддавались ветру, и оставались зализаны, только два ровных усика едва покачивались. На его левом виске был совсем небольшой знак, выделявший его среди других магов. Его пурпурные глаза холодно и с отвращением смотрели на статую, его зрачок расширился. Из маленького едва заметной капли, он раскрылся в идеально ровный прямоугольник, подобно козьим глазам. Поддавшись гневу и ненависти, он наконец качнулся и плюнул прямо под ноги статуе. И очень быстро ушел в тьму кладбища.
Углубляясь все глубже и глубже в кладбище, становилось только темнее, идя то по холодному камню, то по мокрой земле его шаг неуклонно сохранял свой ритм. Капли пробивались через густую крону, и его усики уже намокли.
А дождь все бьет и бьет, но Барон все равно идет вперед. И только странно улыбается в предвкушении... Что бы не замерзнуть и за одно разогреть свои связки, он начал петь.
- Бедный принц, оставленный принц,
  Брошен семьей, брошен странной...
  Не печалься мой принц молодой.
  Час возвращения близится.
  Ночь – время для мертвых,
  День – время живых.
Во круг менялись надгробные плиты, статуи, и просто кресты. В начале были боги и демоны. Потом стали появляться просто камни с именами. А потом стали пошли причудливые идолы, и памятники из черного как земля камня с бюстами чудовищ. Он чувствовал, что тут лежит нечто зловещее. Он ощущал чудовищную энергию, которая все увеличивалась и увеличивалась по мере продвижения вглубь кладбища. Ни ветер, ни свет звезд и луны не пробивался сюда. Сплошная крона веток перекрывала все, и не пропускала ни капли света. Но капли все равно находили, где пробиться.
Он шел уже две четверти часа, как вдруг расположение камней под ногами изменилось, они стали уходить в верх. Это было подножья большого холма. Он поднялся на самую вершину...
Перед ним раскрылась прекрасная картина, последние теплые листья солнца еще едва были заметны на горизонте, а перед ним лежал бесконечный темный лес, и небольшим очагом света сверкал город. А на небе, неисчислимые звезды, и белое яблоко луны.
На самой вершине холма не было деревьев это был маленький луг, хотя нет, тут ничего не росло. Барон присел на одно колено, опустил два пальца в землю, и поднес к языку.
- Соль.
Только одно единственного полусгнившего дерево стояло на этом мертвом холме, его мертвые ветви как руки расходились вокруг. Он в нерешительности стоял, глядя на него. А дождь все лил и лил, лишь усилившись на холме. Это дерево почти сгнило, оно пережило не один такой дождь. Наконец решившись, он подошел ближе, вблизи была заметна кривая надпись, сделанная на стволе.
«Мелето».
- Ну привет... - С этими словами он начал подготавливать ритуал.
Он скинул мантию и постелил ее на землю, в каждый из углов он поставил свечи, не понятно как, но дождь вообще не мешал им. Присел в позу лотоса, и закрыв глаза, некромант стал зачитывать наизусть темное заклинание.
- Син ин илориум, сомно оф мортиус. - Он читал, из туч на небе стали бить молнии. Последний свет звезд и луны погас. - Форте тиби дигнитати, алтере вита дари.
Салвим ми доминус меус, ит алкусар ултинем потест. Ет нон ерит... - Он открыл глаза, они горели пурпурным пламенем.
- Адива нос Деус...
Без сил он упал на землю. Небо рассеялось, дождь прекратился и вновь стали видны звезды. Ветер стих и только ветки дерева покачивались в такт. И в этом состоянии через час его нашли деревенские мужики, во главе с командующим местной стражи.
- И в правду некромант... А ну мужики, бейте его!
Они стали бить. Но его забытье было столь сильно, что ни что не могло его пробудить. Выбившись из сил, они остановились.
- Уууух, черт. Мы ему все ребра сломали, а ему хоть бы хны!
- Демон!
Это был пронзительный голос Гретты, она тут же появилась. Протиснувшись через спины деревенских парней, она тыкала пальцем в его одежду и кричала.
- Некромант! Еретик! Чудовище!
- Парни уведите эту каргу. - Два здоровых молодца взяли ее под руки и оттащили в сторону. - Спасибо, теперь берем его и несем в деревню.
- Что?! Почему?! Убить этого еретика прямо здесь! Он принесет нас одни несчастья!
- Заткнись старая карга! Его будут судить и казнят если потребуется, а сейчас потащили его в камеру парни. Хорошо что он ни чего не успел сделать.
- Взяли!
Подняв его, они понесли его в деревню, какой-то парень сложил все лежащие на земле вещи и поспешил за ними.
А ветки все качались и качались. И вдруг все дерево вздрогнуло, земля прямо под ним начала двигаться. Будто огромный крот выкапывался на свет божий. И вот из земли появились кончики пальцев. Они уперлись во влажную землю и вытащили на свет руки. И в конце концов из земли вылез мертвец.
Высокий, под два метра ростом, с широкими плечами. Весь в обрывках одежды, которая, однако, все еще напоминала бывший дворянский кафтан. Но сразу было понятно, что умер он не своей смертью. В гладком белом черепе, зияла большая дыра от которой расходились трещины. И только в пустых глазницах сиял пурпурный огонь.
Он выпрямился и оглядел округу. Его глазам предстал бесконечный черный лес, маленький огонек света и бездонное небо, со светлыми каплями звезд. И только холодное око луны наблюдало за ним в этот момент.
- Хммяр...

Гроб

Он не может сказать ни слова, всякий раз как он пытался что-то сказать он лишь хрипел.
Обернувшись, он покосился на мертвое, как и он сам дерево, и прочитал надпись.
- Хрррраф?
Его сознание потихоньку возвращалось в костлявое тело. Глаза засияли еще пронзительней, только тут он посмотрел на свои руки.
- Хроооя!
Если бы брови все еще были, они бы подскочили. Но их нет. Он испытал что-то вроде того, как проснувшиеся после глубокого сна воины вдруг понимают, что у них нет рук. Жуткий страх, и трепет. Но он все еще чувствовал своей кожей, думал, что чувствовал ветер. Но это было не так, это были лишь призраки. Фантомы.
Ноги подкосились, он упал на голую землю. Он не мог поверить, что мертв, что кроме костей, нет ни чего... но он же мыслит. Значит еще не до конца мертв...
Он обхватил голову руками, и нащупал пальцами дырку, трещины, расходящиеся от раны, простирали всю голову, одна из них прорезала его бровь и глазную впадину. Тупой удар, пробивший его голову, снова начал звучать. Он оглушал его, отражаясь от внутренних стенок черепа.
Он вскочил на ноги, звук был невыносимо громким. Он обхватил руками голову чтоб хоть как-то защититься и побежал прочь от могилы. Он бежал в низ по холму, лесной мрак накрыл его с головой. Удаляясь все дальше и дальше от могилы, звук потихоньку стихал. Ветки хлестали его по костям. Стук и хруст потихоньку стал слышен, но только он... никакого ощущения. Ни боли, ни усталости, ни чего... это доводило его до отчаяния. Ветки срывали с него остатки одежды. Он был гол и пуст. Ни мышц - что могли бы устать, ни сердца - которое могло бы биться... ни мозга, который мог бы мыслить. Но, тем не менее, он мыслил, и плакал. Если бы мог, конечно.
В конце концов он споткнулся о мокрый камень и упал на землю. Не знаю как он это почувствовал, но холод земли отголосками добрался до него. И даже этот холод, был подарком для него.
Звон почти стих в голове, он медленно поднялся. Он как раз был на чистой от деревьев опушке. Но тут все равно были могилы, достаточно новые. Цельные каменные плиты с именами на каждом...
Тут лежала Кельма Одинберг, мать четверых детей и хозяйка северного поля. Денег на еду не было... вся семья умерла от голода. И Леон Карсон, бездетный коннозаводчик. Погибший под копытами собственных лошадей. И Олмад Нетте, последний сторож этого проклятого кладбища. Он погиб от обильного крова излияния во время великой хвори. Бубоны полопались.
На могилах были выбиты истории людей. Такова была северная традиция, писать истории тех, кто умер, что бы никогда эти люди не были забыты.
От этих историй ему становилось дурно, он остановился присев на большой камень. Вероятно, остатки очередной могилы. И в этой мертвой тишине, неожиданный голос как гром поразил его.
- Кто ты такой???
Казалось он звучал из земли, странный голос с непонятным жужжащим акцентом. Хотя от куда он вообще может помнить местные акценты... и понимать язык тоже... Мертвец поднялся.
- Коль ты жив, пади на земь и ползи домой. Не настало еще время живых. А коль ты мертв, иди в гроб смело. Настало твое время.
Голос утих, и тишина вдруг опустилась на Мертвеца.
Он сделал пару шагов, и провалился в глубокую яму...
Он скользил по влажной земле в низ, уходя все глубже и глубже. Но он наконец долетел до самого низа. Там было очень узко, он мог только стоять прямо, не пошевелится. Это было что-то вроде вытянутой деревянной коробки.
Послышался скрежет, и впереди появилась щель, из нее полился яркий и теплый свет. Щель становилась все больше и больше, и оказалось, что это дверь. Она открылась, и такой неожиданный свет ослепил его.
- Хехе. У нас новый товарищ! Друзья у нас пополнение! – Знакомый голос, это он произносил те слова наверху. Но теперь он был куда мягче и теплее, но и его акцент чувствовался сильнее.
- Ура!! – ответил ему хор голосов.
Мертвец наконец пришел в себя, его несуществующие глаза привыкли к свету. И он увидел, что стоит в гробу, а крышка была распахнута, и с той стороны большая естественная пещера со столиками и мертвыми посетителями, над каждым висела маленькая металлическая люстра. В пещере было полно таких столов. Они плотно стояли по всей зале огибая колонны стороной.
Столов было много, но посетителей мало. В основном это были скелеты и полуразложившиеся труппы. Один скелет заглядывал в гроб. Он был в костюме, в маленькой шапочке на черепе, и со ртом усыпанном золотыми зубами. И с ножом странного желтого цвета на поясе.
- Ну здравствуй друг. Добро пожаловать в подземную таверну «Гроб».
Он улыбнулся и вытянул нашего героя, крышка гроба за ним захлопнулась, и подземная таверна предстала перед ним в полном свете и блеске своего очарования. Много столов, сидящие скелеты, и не только… компания призраков сидела в углу, и тихо перешептовались. В дальнем углу на небольшом возвышении стояли музыканты, тоже скелеты. Они играли какую-то веселую песню.
- ...Один герой, другой трус молодой.
  Но все же они молодцы.
  Восстали из ада герои мои, и встряхнули костьми они!
- Пойдем за столик, нам надо поговорить. У нас давно не было новичков и мне интересно что же вынудило тебя утэни. Ох, прости... я имел в виду «проснуться», старый язык все еще иногда проскакивает. Люцыо! Налей нам выпить! – он крикнул, повернув голову в сторону барной стойки. Оттуда ему ответил другой скелет.
- Сейчас Мефисто!
Мертвец за барной стойкой стоял в нарядном и чистом костюме, хотя на нем и были большие дырки и царапины. Он с упоением натирал хрустальный бокал. И медленно с печалью отложил его на полку, и закрыл дверцей с единственным целым стеклом. На ней было написана большая надпись «Подарок Друзей» и маленькое пожелание под ним. «Пусть в гробу всегда будет тот, кто захочет выпить».
Тот которого звали Мефисто посадил нашего героя за столик у левой стены, а сам присел на стул напротив. Стол был очень старый с торчащими во все стороны занозами, он неприятно заскрипел, когда тот, второй скелет положил на него свои руки.
- И так... Билли! Принеси мне список!
- Да... да господин. Уже бегу.
Из-за барной стойки выбежал маленький человечек с густой длинной бородой. Он был в маленьких штанишках с дырками на коленках, на одной его ноге сидел большой ботинок, а на второй дырявый носок. Он явно был не по размеру малышу, из-за этой разницы в ногах он прихрамывал. Рубашка в клеточку была заправлена в штаны. Из маленького нагрудного кармана виднелась маленькая серебренная расческа. Его волосы были идеально уложены. А на большом носе в виде картошки, рос маленький Мухомор. На голове он нес круглый поднос с пинтами пива, а в руках толстенную книгу.
- Вот господин, как просили...
Он поставил кружки вместе с книгой на стол, на книге остались следы от его пальцев. Пыль стерлась. Сам он скрылся под столом.
- И так... Последний утэни был двенадцатого января пятого года. Хмммм, давно. Все дольше и дольше...
- Хрууууум?
Он хотел спросить какой сейчас год и число, но раздается лишь хрип.
- Ты не можешь говорить, так? Покивай головой если так.
Мертвец покивал.
- Понятно, Билли! Иди сюда.
- Я тут господин.
Голос Билли донесся сверху, и они подняли головы. Прямо над столом висела маленькая железная люстра, она вся проржавела и угрожающе качалась. А этот маленький бес сидел прямо на ней.
- Билли! Спускайся и помоги ему, у него нет голоса.
- Будет сделано.
Билли тут же отпустил люстру и упал на стол, он присел на корточки прямо перед скелетом.
- Открой рот...
Он не стал этого делать... он и так опасался этого маленького черта. И он никак не собирался открывать перед ним рот. Но тут малыш удивил, он смачно и быстро ударил скелета по челюсти. Та вышла из сустава, с одной стороны, и карлик, схватившись за нее вырвал ее и со второй.
- Хрыыыыч?!
- Билли... ну зачем, ты так?
- Я попросил открыть рот, он этого не сделал. Я не намерен его уговаривать. – тут Билли дернулся как от удара, но клянусь своими глазами, никто его и пальцем не тронул – Тихо Иллиб! – он обращался к кому-то смотря в право. Но там никого не было – Он не стал открывать рот! Не кричи на меня! Ладно, умолкни, потом поговорим...
Маленький чертенок наконец вернулся к челюсти у него в руках. Он достал из маленького мешочка золотой зуб. Клык если быть точном. И со всей силы воткнул его в челюсть, туда, где его не хватало.
- Не двигайся, дай я вставлю ее на место.
В этот раз он не стал сопротивляться, черт легко поставил ее обратно и подождав какое-то время наш скелет наконец произнес.
- Ах ты мелкая тварь... мог бы нормально попросить, а не вести себя как демон. Уйди со стола!
- Грррррр! – Билли зарычал на него и присел чтобы прыгнуть.
- Билли! Он прав, уйди от сюда...
- ...
Он не хотя слез со стола и шмыгнул прямо под стол.
- Прости его, он немного груб.
- Спасибо что вернули мне голос... почему я не мог говорить?
Страх своего состояния стал потихоньку угасать, когда он услышал свой голос. Сильный и возвышенный, он захватывал внимание всех, кто его слышал. Даже сам мертвец поражался ему. Страх окончательно ушел. Он набрал полную грудь воздуха. Очередной призрак прошлого и выдохнул
- Потеря голоса после смерти достаточно частое явление. Когда связки разлагаются, говорить уже не у всех получается. Хехе. И тогда на помощь приходит золото. И в правду небесный метал, не понятно почему, но с наличием хотя бы одного золотого зуба, любой сможет говорить.
- Ладно, спасибо. А теперь ты вот что мне скажи... - он оперся на руки и приблизился к Мефисто. – Какое сейчас число и год?
Мефисто поднял глаза от книги, и пристально посмотрел в глазные впадины собеседника.
- А тебе интересно только это?
- ...
- Ладно. Сейчас 17 марта девятого года после распада.
- Что? Какого распада? Последнее что я помню это... не помню точный день. Но я помню 312 год третьей династии.
- Ага... Тогда все понятно. Смотри... в 312 году произошел распад великого северного королевства. Последний король Дедерик сошел с ума и умер, его сын пропал без вести, король от того и помутился рассудком. Но поговаривают, что он умер не своей смертью, его вроде как убил придворный маг. И без короля все развалилось. Графы и бароны стали бороться за власть, в итоге победил лучший друг старого короля, Винзенс Берг. Цветочный король... Но он тем не менее так и не смог удержать королевство в мире. Слабак, одним словом, мнит себя лидером. Но мнить себя лидером не значит быть им... - его сжатый кулак мягко упал на деревянный стол. Он был печален и зол. Но тут же переменился в лице, и уже с улыбкой болтал дальше – Прости я отвлекся... Наше великое королевство распалось на сорок графств... Это произошло девять лет назад. И получается, что в земле ты лежишь девять лет.
- ...
- Я тебя понимаю. Когда только очнулся очень сложно прийти в себя и что-либо понимать. Но вот чего в тебе мне не ясно. Что с твоими глазами? Почему они такого необычного света?
- Я не знаю. Когда я вылез из земли я тут же побежал в лес. Я вообще до сих пор не верю, что я мертв.
- Хммм. Очень интересно, но раз ты заговорил о месте своего упокоения. То вот что скажи мне. Как твое имя? И где ты был похоронен?
- Лежал я на холме. А имя свое я не знаю, там было только написано «Мелето». Я не знаю, что это значит.
Лицо Мефистофеля до этого улыбчивое, вдруг посерьезнело.
- Погоди... ты лежал на соленом холме в центре кладбища, и там было правда написано «Мелето»?
- Я не знаю, был ли он из соли. Но лежал я определённо на холме, и надпись эта там была. Вы же знаете что-то ведь так?
- Все страннее и страннее. Да, это не на местном язык, это наречие моего народа. И на нашем это означает «Проклятый». Не бери сейчас в голову, потом все разузнаем, времени у нас тут много... Ходить с именем «проклятый» нельзя. Засмеют... Давай так, если тебя подписали именно так... значит скорее всего ты один из моих и имя тебе нужно наше. Как насчет того, чтоб зваться... - он внимательно осмотрел своего собеседника, и остановив свой взгляд на черепе с дыркой, без раздумий произнес – Ин-Лино! Не против если я запишу тебя так?
- Нет. Мне не нравится это Ин... давай просто Лино?
- Ладно, значит будет Лино. – Он черкнул пером и захлопнул книгу. – Теперь тебя будут звать Лино поприветствуйте нового друга в нашей веселой компании!
- Ура!!
- Сали! Давай нашу любимую!
- Конечно Мефисто!
Один из музыкантов остановился и остальные последовали за ним. Он был самым нарядным из всех. На его голове сидела шапка менестреля. Дорогой кафтан музыканта был в приличном состоянии. Хотя ему и было много лет. Постояв пару секунд, тот который сидел с право ударил по самой широкой струне. Мощный и сильный звук пробежался по зале, и ему вторили остальные инструменты. Посередине стоял зомби с лютней, он и был тем самым Сали.
- Дождь, дождь! Сильный как шторм,
  Лил в день моих похорон.
  И плакала мать, и плакал мой сын,
  Но мне было норм...
  День настал, минута пробила!
  Наконец выдохнул я...
  И полную чаша вина.
  Вновь и вновь заливал я в себя!

  Хей, пей! Пива налей!
  Даже в гробу ты не трезвей!
  Хей, пей! Вина налей!
  С друзьями танцуй и пей!
Зала начала подпевать. Скелеты, зомби, тролль и гоблины весело пели эту песню. Она объединяла их всех. Невероятное зрелище.
- Песни тут будем мы петь,
  О королях, богах и бомжах...
  Какая разница про что же нам петь?
  Главное, чтобы не трезветь!

  Хей, пей! Пива налей!
  И в гробу найдешь ты друзей!
  Хей, пей! Вина налей!
  В смерти тоже Печень пропей!
- Прекрасно да? Это Сали, когда он еще был живой, его звали главным голосом севера. А рядом с ним его труппа. Густав, Омел, Карла и Гюнтер. Все были похоронены в месте. И восстали в месте. А умерли от рук ревнивой фанатки. Не хотела делить свою любимую группу с другими фанатами. Хех. Там за стойкой стоит Люцио, бывший при жизни богатым бакалейщиком. А когда наступил голод, пару бандитов ворвались к нему и забрали все пиво. Они, казалось, ушли Люцио как раз перевел дух, но потом вернулись и зарезали его. Потому что они забыли натянуть маски. Хахах.
- Почему вы смеетесь? Это же так ужасно...
- Хехе, во-первых, называй меня Мефисто. А во-вторых, расслабься дружок. Мы уже однажды умерли, и умереть снова не страшно. Да и в каждой смерти есть над чем посмеяться. Я вот, например умер от того, что на меня упала пьяная лошадь. Мой домовой Билли напоил ее в день святого Вергилия, и когда мне понадобилось поехать за новой порцией вина, оказалось, что моя лошадь не в состоянии. Она упала на меня. Ну разве не забавно. Зато теперь мой домовой всегда со мной.
Мефисто опрокинул в себя пинту, пиво неизвестным способом исчезло, и не пролилось через его тазовые кости.
- Билли! Неси еще! И вот еще что, ты помнишь, как умер?
Лино задумался. Он не помнил ни чего конкретного, но эмоциональный окрас остался. Невероятное чувство тревоги, гнева... и печали. Он был уверен на сто процентов, что его убили. С каменным от печали, лицом он произнес.
- Нет, я не помню свою смерть. – он смахнул с себя это неприятное ощущение - А почему вы помните свою смерть, а я не помню ни чего?
- Чтоб вспомнить как ты умер, ты должен увидеть что-нибудь что напомнит тебе о прошлой жизни. А сейчас же конкретных воспоминаний ты не помнишь, но твоя личность сохранилась. Я вот вспомнил все сразу же как увидел своего Билли...
Билли неожиданно возник из-под стола с очередными кружками пива.
- Вот господин.
- Черт! Билли! Зачем ты меня так пугаешь?!
- Простите господин...
- Ладно... мало того, что я умер по твоей вине, ты меня еще и после смерти пугаешь.
- Но хозяин... вы сами приказали напоить лошадь...
- Молчать! Не было этого.
Мефисто улыбаясь задрал голову к потолку, еще и руки на груди скрестил.
- Лино, ты почему не пьешь? Давай! Несмотря на то, что ты мертв на тебя подействует.
- Я ни хочу... я не пью... наверное.
- Хмммм, очень интересно... ты очень загадочный тип заешь ли. Был похоронен на проклятом холме, глаза твои не обычного цвета. Да и ты не пьешь! Знаешь, что сказал великий Артуриус Первый?! Конечно, не помнишь... хехе. Он сказал:
«На севере, есть веселье в пити, не можем без того быти».
- Да, наверное. А почему тут так пусто? – он указал на все заведение целиком.
- Ну... ты последний оживший за несколько лет. А жизнь мертвеца куда как короче, чем жизнь живого... раньше нас было много. Потом срок каждого начал выходить, и в последние минуты жизни. Они возвращались к своей могиле, и ложились в нее...
- А почему мы пробуждаемся?
- Никто не знает. Но тут у нас однажды был гуль, и он говорил, что от кладбища исходит некая магическая сила.
- Жаль...
- Да, сейчас здесь больше монстров чем мертвых. Здесь стало скучно, а скоро никого не станет. Вон Люцио почти потух.
Лино посмотрел на бармена, огонь его глаз был ели виден. Они горели тусклым белым пламенем.
- Ему осталось пару месяцев, может год.
- А мы можем что-нибудь сделать для него? И для других...
- Хех, мы могли бы купить «жизнь», но она дорогая. Да и никто не станет нам продавать ее. Люди не любят некромантов и их «прислужников».
- Некроманты? Они еще есть?
- Нет, наверное. Раньше, когда все искали способ жить вечно, их было много... а после того случая, их всех посажали на кол.
Из комнаты за барной стойкой, вдруг выбежал скелет. Лино заметил его, так как смотрел именно в ту сторону. А тот, тут же приметив, где сидит Мефисто, направился к нему.
- Господин Мефисто!
Этот парень... так показалось Лино, присел за стул рядом с ними.
- Готи! Мальчик мой... ты уже вернулся?
- Да... живые наверху опять отмечают тот праздник…
- Опять? Каждый год одно и тоже…
- Да… да господин. Все напились… и веселяться.
- Хехе… Стой... если ты вернулся...
- Да, господин Макрус идет следом. Он немного отстает...
- Вот черт... ладно. Потом поговорим… И не говори Маркусу что я тут...
- Хорошо.
Скелет быстро ушел к барной стойки. И начал о чем-то разговаривать с Люцио. Тот был явно рад этой встречи.
- Не смотри в ту сторону... может ни заметит... - но тот заметил, и уже шел к ним – Ну так вот! И я такой говорю ему: «И как же ты потерял свои ноги дурачок?», он так растерялся... это надо было видеть...
На плечо Мефисто упала чья-то не вполне свежая рука.
- Мефи! Братишка мой, помнишь ты мне должен был? Так вот купи мне пива, а то я совсем на мели.
- Маркус, сколько раз я тебя просил не называть меня Мефи... возьми вот эту, я ее еще не касался.
- Спасибо Мефи.
Гниющий зомби присел к ним за столик. На его черепе неприятного зеленного цвета, висели клоки волос. Местами на ней все еще сохранялись черные бугры и нарывы. Он был одет в нарядный дворянский кафтан, на его бедре бился в ножнах ржавый меч. Вряд ли он сможет еще когда-либо его достать. Порванный, грязный плащ спускался с одного его плеча и стелился по полу. Левая кисть полностью отсутствует, поломанная лучевая кость выглядывает из мяса. Носа тоже нет. И только глаза горят.
- Маркус! Перестань меня так звать. Ты подрываешь мой авторитет...
- Перед кем? Тебе тут уже не кем командовать. – Зомби посмотрел на Лино. – Ого это ты обрабатываешь новичка? – он протянул руку – Привет, классный шрам. Меня зовут Маркус Олденвельд, я граф, и владелец этой земли. – Он отпил немного, и с отвращением выплюнул. – я знаю этот мерзкий вкус, твой маленький гадёныш уже отпивал от сюда. Я не буду пить эту дрянь.
- Ты зомби Маркус! Какое тебе дело до того чьи губы касались этой кружки?
- Я все еще граф. И графу... не пристало допивать за грязным домовым.
- Ах ну да, господин Граф. – Мефисто, отвернулся от Маркуса и уже обращался к Лино. - Он был хозяином этой земли, когда был жив, а сейчас он просто вечно гниющий труп.
- Но-но-но. Я все еще знатен. Мои крестьяне разбегаются, когда видят меня в поле, не это ли знак уважения?
- Это знак страха, кретин. Ты же помнишь, как ты умер?
- В бою с бандитами.
- Да как же? Он погиб от того, что любил спать с крестьянками, вот и подхватил хворь и помер. Его тело все покрылось буграми, и особенно ими покрылось то, чем он радовал крестьянок.
- Да! Так все и было. Но я бы согласил бы на это и снова, та крестьянка была так искусна.
- А в итоге. Его меч отвалился, так и умер граф Маркус Олденвельд, между ног бедной крестьянки.
- ммммм... ладно Мефисто, я больше не буду называть тебя по-другому. Только перестань меня позорить...
- Хах, ладно. Теперь расскажи, что там с наружи?
- Ох... а вести то интересные... Сегодня, в город прибыл некромант... местные пока не знают кто он. Но я его знаю. Его называют Мрачный Барон, когда я был еще жив. Он как представитель двора и ближайший советник короля Дедерика приезжал к нам на осмотр кладбища. Забавно что именно он и убил своего короля. Ну так вот. Он приехал и его тут же повязали, какая-то старушка узнала его. И судя по тому, что у нас не наблюдается армия мертвецов... он ни успел никого поднять.
- Я думаю успел...
- О чем ты Мефисто?
- Наш новый друг Лино... скорее всего его поднял некромант. Необычность его могилы, и его глаза. Это точно был он. Но почему он поднял только тебя?
- Потому что он знает меня... Я должен найти его! Он расскажет мне кто я!
Лино вскочил на ноги, он уже хотел идти. Но тут он понял, что не знает как выйти от сюда.
- Погоди Лино! – Мефисто неожиданно вспыхнул, его огни засверкали. Но он подавил этот огонь. - Не надо спешить. – Мефисто усадил его обратно. – Хоть это уже и не тот город что был там раньше, но там все еще очень много людей. И они не очень любят мертвых, они убьют тебя одного. К тому-же, скорее всего они скоро убьют его. Послушай меня... и не иди ни куда.
- Но мне надо узнать... что же делать... - и через несколько секунд раздумья он уже знал как поступит - Убьют меня одного говоришь?
- Мефисто прав, расслабься дружок. Ты тут ничего не поделаешь.
Он положил руку на плечо Лино, и тому стало жутко не приятно. Но нет от того, что гниющая рука лежит не его плече. А от того, что этот зомби не воспринимал его всерьез. Он и сам не понял в чем дело, но это так сильно оскорбило его. Он откинул его руку движением плеча и встал.
- У вас давно нету новых клиентов. Нас все меньше и меньше. А вы отказываетесь от новых?!
Музыка тут же утихла, и вся пещера все хорошо слышала.
- В том городе есть некромант. Он может помочь нам, у нас снова будет много клиентов и друзей! Неужели ты не хочешь этого Мефисто?!
- Я не знаю... - Мефисто был явно не доволен. Свой гневный взгляд он обратил на Лино.
- Мефисто, почему ты отказываешься? – это был Люцыо, стаявший за барной стойкой. – неужели ты не хочешь, чтоб у нас снова было шумно и людно?!
- Хочу! Но что мы можем поделать?
- Мы можем пойти туда! Мы вытащим того некроманта, и заставим его нам помочь!
Зала вторила ему криками! Уже давно в этой пещере не раздавались такие крики. Стены сотрясались от грома голосов.
А Лино стоял и улыбался. Сделал первый шаг, а они пошли дальше сами. Это чувство пьянило его.
- Я впечатлен малыш. – Макрус поднялся и почтенно положил руку ему на плечо. – Ты очень ловко направил их туда куда тебе нужно. Кем ты был до своей смерти?
- Не знаю. Но скоро узнаю. Мефисто! Куда идти, чтоб подняться на верх? Нам надо спешить.
- Эх... следуй за мной...
Лино последовал за ним. За барной стойкой была небольшая каменная комната, в отличие от пещеры она была не естественного происхождения. Это были очень плотно уложенные плиты камня. Вверх к поверхности уходила винтовая лестница, и они стали подниматься по ней наверх. Факелов ни где не было, но Лино в конце концов почувствовал под ногами вместо камня землю, Мефисто навалился на что-то, и гроб закрывавший секретный ход отодвинулся от старого дуба. И они вышли наружу, луна нежно пробивалась через кроны деревьев.
- Ты пойдешь со мной?
- Да пойду... Тебе удалось убедить остальных, но не меня. Я иду только чтоб проследить за ними.
- Почему ты не хотел идти?
- Потому что я уже принимал участие в такой затее! И все, кто там были... все, кто пошли со мной погибли. Их сожгли, я не хочу, чтоб люди убили тех, кто остался.
- Но ты же сказал, что мы можем не бояться смерти.
- Да так и есть...
- Так почему же ты боишься?
- ... Потому что, ты не представляешь что происходит с мертвецом сгорающим за живо...
Из ствола дерева стали выходит мертвые, один за другим. Мефисто сразу же смолк и отошел в сторонку. Разговор был отложен на неопределенный срок. Маркус подошел к Лино, все остальные встали за ним.
- Ты, молодец малыш. Какие дальше будут предложения?
И Лино улыбнулся на весь свой костлявый рот.

Бордель

Знаете, как это бывает? Вся жизнь намечена, есть планы и желания. И в какой-то момент все меняется, и ты сидишь за рюмкой водки, и думаешь, что делать дальше.
Вот так и Готфрид, сидел в борделе одной деревни. Кажется, она называлась как-то на Ка... но он не мог вспомнить точно, и просто называл ее деревней. Его разум чувствовал себя тут спокойно... в день самого масштабного праздника, который отмечал весь север. Угораздило же его вернуться на родину именно сейчас. В море алкоголя и близ этого огромного кладбища. Он не помнил, как его звали...
Он сидел в самом углу борделя, за круглым столом в полном одиночестве. Перед ним стояли пинты, кружки, рюмки и стаканы. Сегодня он поглотил огромное количество алкоголя, чуть больше чем обычно. Его голова устало покоилась на руках, подпиравших ее сегодня. У него не было номера в ближайшей гостинице, он обычно покупал столик на ночь. И всю ночь пил. И пару часов спал, вот именно в таком положении. Снов не было, а может и были. Но их не помнил. Но после сна ему всегда было страшно. И он пил. Таков его закон.
Когда тебе плохо – выпей вина.
Когда надо уснуть – выпей пива.
Когда нужно проснуться – выпей водки.
А когда хочется умереть – выпей абсента.
Он обычно не доходит до четвертой стадии, но было пару случаев.
На первом этаже борделя почти не было людей, все сегодня были наверху. Потолок ходил ходуном, и через старые доски доносились стоны и крики. Через девять месяцев, в деревне будет ожидаться пополнение.
От некоторых движений постояльцев сверху, на волосы Готфрида падали черные опилки. Они были хорошо заметны не его светло-русых волосах, они редкими локонами свисали, закрывая лицо. Не то что бы длинные, и не то, чтобы короткие. Переходный момент, он просто давно их не стриг.
Его мысли путались сейчас, но если можно примерно описать что сейчас билось в этой пьяной голове... то это было сожаление, что все кончается как всегда.
Периферическим зрением он заметил официанта, шедшего к нему с бумажкой в руках. Еще совсем молодой мальчик, видимо на подработки. В желтом от сигаретных испарений фартуке, и с поникшими в низ черными усиками.
- Сеньор... вы хотите еще чего-нибудь?
Он говорил с южным акцентом.  Так говорят люди пустыни «Старшая раса». Если бы... Он хорошо знает этих людей и их акценты. На этом, кажется, говорят люди из западного форпоста, близ мертвого моря.
- ...
- Вы спите?
- ...нет. Принеси мне водки...
- Секунду.
Он поспешно удалился, его кажется звали Густав... не, Арнольд... или нет. Он не мог вспомнить его имени, хотя он обслуживал его уже три дня. Все то время, пока Готфрид был в этой деревне.
Конечно... он выбрал идеальное время что бы вернуться на родину. Голод, болезни, чума, бедность... Будто ад сошел с классических картин. И это глупое правительство... Готфрида не было в стране двадцать лет... а тут такое происходило. Жуть во мраке. Придворный маг убивает короля, наместник не может справится с властью... народ страдает, но молчит. Теперь это молчание его раздражало. Не подумайте, за границей он учился высшему из искусств. И теперь попробовав вкус другой культуры и менталитета... ему была невмоготу эта покорность его родного народа. Видимо тысяча лет условного рабства оставили свой след.
В бордель ворвалась молодая девушка, лет двадцати. Ее узкое красное платье сжимала ее впечатляющую грудь, обычное дело для этого борделя.
Но она была полностью одета, очень необычное дело для этого борделя.
Она повертела головой туда, сюда, с расширенными от страха глазами. Заметив Готфрида, она рванулась к нему. Ее бюст высоко подпрыгивал на бегу и казалось, что с каждым таким прыжком унесет ее в небо. Как только она подбежала прямо к столу, девушка упала на колени и сложила руки в молитве.
- Боже! Как я рада что наконец нашла тебя! Прости что не сказала сразу... я знаю ты просил, чтоб я была с тобой честна. но ты был так притягателен... я не смогла устоять. И

теперь проведя с тобой все то время... я хочу уехать с тобой. Но это нужно делать прямо сейчас! Кто-то рассказал моему мужу о тебе, и он злобно ищет тебя! Если он найдет, то убьет! Поэтому прошу, прости меня и бежим. Я люблю тебя и хочу быть с тобой!
Он с трудом оторвался от рук и поднял голову. Его холодный и безжизненный взгляд пал на нее, его глаза были цвета морской волны. Из щек и подбородка пробивались светлые волоски, а мокрые от пива локоны свисали на глаза.
- Дамочка... вы вообще кто?
Она вскинула голову и непонимающе уставилась на него.
- Что это значит Готфрид? Мы же познакомились пару дней назад, на этом самом месте... ты что не помнишь меня?
- Простите леди... совсем вас не помню.
От стойки с подносом в руках пошел официант, а женщина с рывком поднялась на ноги. Как неудачно. Ему придется еще выше задрать голову.
- Что ты такое говоришь?! Я же Джулиана! Мы познакомились на этом самом месте несколько дней назад! И мы спали в месте...
Он с трудом откинулся назад, так будет проще держать голову. А тут как раз и официант подошел.
- Вот ваша рюмка водки господин.
- Спасибо парень...
Мальчик поморщился, и неудовлетворенно ушел обратно к стойке.
- Как ты можешь пить сейчас?! Ты же меня слышал надо бежать!
- Погодите леди... я сейчас...
Он медленно протянул руку к рюмке, и неожиданно быстро опрокинул ее к себя. Горячая жидкость разлилась по его телу, пробуждая его. Его левая нога вздрогнула, и в глазах зажглись огни понимания.
- Да... я тебя вспомнил.
Он рукой прилизал мокрые волосы, и помассировал глаза. Его лицо обнажилась мягкому свету свечей и огней. Оно было очень красиво, он никогда не испытывал проблем в женском внимании, они всегда сами вешались на него. Ну и правильно: глаза, широкие челюсти и высокий лоб. Они подсознательно ищут именно таких мужчин.
- Отлично! Теперь бежим скорее!
Она схватила его за руку, и с силой потянула, стараясь вытащить его из-за стола. Но она не смогла и пошатнуть его.
- Ну чего ты? Идем же!
- Нет. – Он вырвал свою руку. – Ты помнишь? Что я сказал тебе, как только ты подсела ко мне? Я сказал, что если ты намерена врать мне, то лучше уйди сейчас. Ты все услышала, и осталась. Теперь я попрошу тебя уйти.
Она раскрыла глаза на него. Казалось, что в них можно утонуть.
- Что? Ты же сказал, что тебе понравилось спать со мной. Ты говорил, что у тебя никогда такого не было! Почему ты так поступаешь?
- Слушай Карла... или Майна. Прости не помню. Ты и в правду была хороша, лучше всех, с кем я был ранее. Но ты нарушала данное мне слово. Ты придала меня. Ты и так будешь навеки гнить в ледяном озере Тацит. Так что не усугубляй, и ступай доживать...
- ...
- Иди домой, успокой своего мужа. Твое тело сделает все за тебя. А меня оставь... дай отдохнуть.
- Ах ты... ах ты скотина! Как ты вообще можешь мне так говорить! Ты соблазнил меня! Ты обесчестил меня! И теперь прогоняешь?!
- Это ты меня соблазнила своей грудью. Все, я не намерен больше с тобой разговаривать. Иди домой Гретта.
- Меня зовут Джулиана! Я-то, уйду... но мужа своего. Я успокоить не смогу.
Красная от злости она вышла из Борделя, хлопнув входными дверьми.
Наконец она ушла... кричит, неприятно. Мальчишка, сидящий по сторону барной стойки, скучающе бродил взглядом по столикам. Когда их глаза встретились, мальчишка опустил уголки губ в низ и отвернулся. Все еще обижен за отсутствие чаевых. Ну уж извини. Там, где он жил чаевых, не дают, входит в сумму заказа.
Готфрид успел выпить еще немного вина как с улицы послышались крики.
- Он там! Хорошо, очень хорошо!
Дверцы в бордель с треском разлетелись, из них посыпались опилки. Красный от гнева, с перекошенным лицом вошел громила. Обычная рубаха висела на его мускулистом теле, через нее были заметны большие бугрящиеся мышцы. В руках он сжимал большую ветку. Желваки его челюсти напряжено двигались туда и сюда. Он указал на Готфрида веткой и посмотрев на кого-то за дверью произнес.
- Это он дорогая?
- Да милый. – из-за его спины появилась та девушка, она широко улыбалась. Готфрид не мог вспомнить как ее зовут. – Это тот самый человек, что изнасиловал меня. И приказал мне молчать... прости, он бы убил меня...
Когда она это произносила ее лицо изменилось: рот застыл в испуге, на глаза выкатили слезы.
- Не волнуйся дорогая, я так и думал. Прости что поверил тем ублюдкам что клеветали на тебя. Я побью их после того, как убью эту скотину. – он угрожающе посмотрел на Готфрида, и только сильнее сжал в руке ветку. На вид она была очень твердой. – Ну что ублюдок, готов к своей смерти?
- Молодой человек. Прошу вас быть благоразумнее, в этой стране за убийство бросают в камеру на много лет. Тем более за убийство невиновного...
- Ты та невиновен?! Вот подонок! Ну все я сейчас разнесу твою голову! По полу будешь свои мозги собирать.
Он стал медленно приближаться.
- Молодой человек, ваша жена вас обманывает. Она сама пришла ко мне.
- Лжешь тварь!
Он побежал и замахнулся веткой готовясь ударить Готфрида по голове. А тот лишь поднял одну руку, и выставил вперед средний и указательный пальцы. А ветка уже со скоростью звука неслась на встречу с его головой, а он даже не шевелился.
Ветка исчезла, а вместо нее возникли цветы. Алые розы. От таких движений они осыпались, на Готфриде и на столе лежали лепестки роз.
- Как мило с вашей стороны.
Готфрид толкнул стол ногой от себя. Тот с грохотом и треском обрушился на великана. Все еще стоявший в оцепенении от неожиданности, великан встретил стол головой и упал на пол. Когда он открыл свои глаза, Готфрид уже стоял на ногах, и грозно смотрел на него.
- Я вас предупреждал. Вы не послушались...
Он снова сложил пальцы: средний и безымянный переплелись, и он их выставил в перед. Доски, на которых лежал великан зашевелились и вышли из своих мест. Они оплели его как змеи и замерли. Он хотел вырваться. Но они стали крепкими как камень. Хотя стоп... Это и был камень. Доски превратились в камень.
- Колдун!
Девушка заорала от ужаса и выбежала на улицу крича «Колдун!!!»
- Я не колдун. Я, между прочим магистр стихийных наук, и закончил Гоззо, так что не надо мне тут. Я потратил на тебя слишком много жизненных сил. Ты хоть знаешь как сложно, превращать один материал в другой?! А я это сделал дважды. Так что лежи пока не придет стража.
- Боже! Не убивай меня! Это жена меня подговорила!
- Я знаю кретин. Не ори тут. Пазовика стражу малыш. – застывший в страхе официант был только рад выбежать наружу.
- Спасите! Тут Колдун! Он за одно с тем который был на кладбище! – кричал великан.
Он бился на полу. Все что могло у него двигаться, двигалось. Он орал и обливался потом. Пол под ним стал намокать.
- Что ты сказал? Какой еще такой второй?
Он вдруг замер.
- Так вы не в месте?
Готфрид припал к лицу этого человека.
- Вы встретили еще одного мага? Рассказывай все что знаешь.
- Вот еще! Я не буду ни чего рассказывать тебе грязный колдун. Если вы не в месте, то и отлично, но я ни чего тебе не скажу. Подавись тварь!
Он попытался плюнуть, но доска, сжимающая его горло, сжалась так сильно, что он ни мог не вздохнуть ни произнести хоть слова.
- Слушай сюда грязный ублюдок. Ты рассказываешь мне все прямо сейчас, или я буду мучить тебя пока ты не скажешь мне все что знаешь. И чтоб доказать свои слова...
Его вытянутый указательный палец чуть согнулся, и лежавший на полу вдруг заорал от невероятной боли. Каменные доски, державшие его в своих холодных объятиях, стали расти. Они росли только во внутрь. Множество острых отростков вонзились в его плоть, рвя одежду. Готфрид остановился.
- Говори...
Доска на шее чуть ослабла.
- ...не дождешься сука...
- Не глупи, тебе нет смысла не рассказывать мне это.
Готфрид продолжил опускать палец, когда палец соединится со всеми в кулак. Отростки вырастут на столько что проткнут органы. Они не слишком длинные чтоб убить, но достаточно острые чтоб причинить невероятную боль. Тот заорал. Ни чего, все рано или поздно сдаются. Человек не в силах преодолеть физическую боль, он сдается, и готов на все чтоб ее избежать. Но Готфриду было непонятно, почему такой тупой крестьянин так упорствует. Неужели он так зол на то, что колдун спал с его женой. Странно, человек не должен так жертвовать ради такого слабого чувства.
На его крики стали спускаться люди с верхних этажей.
- Что происходит?
- Кто так кричит?
- Вы можете заткнуть этого пьяницу!
А он все кричал. Как только они увидели, что происходит, то в страхе замерли на месте. Они не могли пошевелиться, страх перед неизвестным сковал их всех.
- Ладно! Я все тебе расскажу! Только, пожалуйста, не делай так больше!
Он обливался слезами и соплями, жаль его. Готфрид не хотел так поступать, он вынудил его.
- Говори.
- Он приехал сегодня вечером... - он говорил и заливался слезами – ни с кем не разговаривал, подозрительный такой тип. Потом исчез, и никто не знал куда он, подевался. А затем прибежала старушка, крича что это некромант...
- Некромант! Ты уверен? Я могу сделать снова больно...
- Прошу не надо! Это правда! Мы ей в начале не поверили, но капитан стражи потащил нас с собой. Мы нашли его на соленном холме в центре кладбища, он лежал там будто спал. Мы удивились, капитан сказал, что его молния ударила... ну лады, не наших умов дела. Ну мы его и потащили в нашу ратушу, и бросили там в темницу. Это все...
- Точно?
- Клянусь! Больше я ничего не знаю
- Ладно. – Готфрид поднялся, и разжал кулак. Каменные доски разжались и вернулись в свое место в полу. Он начал задумчиво и не обращая ни на кого внимания бормотать.
- Это конечно не то, чего я ожидал... мне сильно повезло. Но все-таки стоит уехать на всякий случай. – он снова обратил внимание на лежавшего на полу – Прости что пришлось применить крайние методы. Но мне надо было узнать, что там за колдун такой. Помогите ему! К сожалению, я не маг лекарь. Готфрид вернул лежавший на полу стол в его прежнее положение. Налил себе пинту пива чтоб расслабиться и вернулся за стол. Он медленно сделал первый глоток.
Люди на ступеньках потихоньку очнулись и подошли к лежавшему на полу, они подняли его и унесли прочь из борделя. А те, кто остался, грозно подошли к столу Готфрида. Но не стали подходить близко, боятся.
А Готфрид стал медленно собирать свою сумку, готовясь к тому, чтобы уйти.
- Ты что тварь такая магическая сделал с нашим человеком?
Видно было что они хотели разорвать непрошеного гостя, но страх не дает сделать это. Они все-таки не видели еще ни разу магов.
- Я защищался. – он снова отпил пива – Ваш друг хотел огреть меня бревном, а я защитился как умел.
- А почему он напал на тебя? Ты же точно что-то сделал морда магическая?
- Да ничего я такого ни де...
- Врет этот ублюдок! Врет нам в лицо! – какой-то человек вылез из-за спин остальных и стал орать на Готфрида, обливаясь слюной и размахивая руками – Этот ублюдок спал с женой Эда! И тот хотел защитить свою честь!
- Она сама пришла ко мне.
- Это не важно! Не надо было спать с замужней женщиной кретин!
Готфрид снова отпил, и отнес одну руку от пинты. Он выставил ее на локоть, и принял подготовительную фигуру пальцами.
- ...она не сказала мне что она за мужем... а вы, если ни хотите, чтоб потолок вдруг превратился в камень и разбил ваши тупые головы. Лучше уйдите.
Все замерли. Но неожиданная музыка, потихоньку доходившая до них с улицы, отвлекла их внимание. И даже невероятно сосредоточенный Готфрид, непроизвольно отвел взгляд на входные дверцы.
Миловидные звуки струнных, и глубокий гул труб.
- Хей пей! Пива налей!
  И в гробу найдешь ты друзей!
  Хей пей! Вина налей!
  В смерти тоже Печень пропей!

  Пел, пил ночь всю пропил,
  И с похмелья глаза отварил...
  Так устал, и запыхался...
  Будь проклят алкоголь!
  Не буду больше пить.
  Но, потом, проснуться они...
  И понеслась, еще одна ночь в сласть!

  Хей, пей! Пива налей!
  Даже в земле ты не трезвей!
  Хей, пей! Вина налей!
  С друзьями, и вечность провести...
  Мне не лень!

  Хей, пей! Пива налей!
  С друзьями пить мне весь день не лень!
  Хей, пей! Вина налей!
  И в вечности жить мне не лень!
В бордель вошли мертвецы.
- Это же... мертвые!!!
Люди сразу забыли о каком-то там маге, и в страхе повыпрыгивали из окон. Благо это был первый этаж. Уже через пару минут Бордель опустел, и только Готфрид снова отпил пива.
- Очень интересно.
Их было около двадцать и каждый с одним или несколькими золотыми зубами, под ногами одного сидел Домовой, «Кустом Домам» на высшем наречии. Видимо вместе с мертвым хозяином. Так же в толпе стояли зомби. Прямо нападение нежити. Через толпу пробился один скелет с большой дыркой в черепе.
- Здравствуйте, очень мило с вашей стороны что вы не убежали. Не могли бы вы нам помочь?
- Оу! Я, конечно, помню из краткой истории некромантии что нежить теоретически может говорить, но я еще ни разу не видел этого в живую. Конечно, чем я могу помочь вам?
- Спасибо. Вы не знаете где держат некроманта, попавшегося вам недавно?
- Хехе, вы пришли за своим хозяином?
Скелет выпрямился и посуровел лицом, он оказался достаточно высоким. Дворянин в прошлом, явно хорошая осанка.
- Он нам не хозяин. Просто скажите, где его держат.
Готфрид тоже посуровел.
- Я буду с вами откровенен если вы так же будете со мной откровенны.
- Я даю вам слово. Но я надеюсь, что вы тоже не станете мне лгать.
- Ого. Хорошо, я тоже даю свое слово.
- Постой Лино!
Из толпы выбежал другой скелет, весь его рот был усеян золотыми зубами, домовой последовал за ним.
- Мы не можем доверять этому человеку! Мы не можем доверять ни одному человеку!!!
- Успокойся Мефисто! Если мы не послушаем что нам скажут мы будем долго блуждать по округе. И тогда станет уже поздно. Все и так уже о нас знают.
Тот умолк, но некое недовольство и недоверие все еще читалось на его лице. Хот как на нем вообще может что-то читаться... это же чистые кости.
- Говорите мистер.
- Меня зовут Готфрид. Вашего некроманта держат в камере местной ратуши. Я и сам узнал об этом только что.
- Спасибо. Идем на ратушу!
Нежить развернулась и вышла из борделя. Они покинули здание и даже не тронули Готфрида. Тот в недоумении выбежал в след за ними. Позади толпы мертвецов шел тот с пробитой головой.
- Постой... почему вы так просто оставили меня?
- Вы нам не нужны, нам нужен только некромант.
- А зачем он вам нужен?
Тот с пробитой головой со странным не читаемым выражением посмотрел на Готфрида.
- Он нужен что бы поднять еще больше нежити. Что бы нам было не скучно.
- Хах! Это очень забавно... а вам бывает скучно?
- Не знаю... я только недавно стал таким. До этого я тихо и мирно лежал в земле. А тут такое...
- Хммм. Как вас зовут?
- Меня то? Лино.

Почивший Рыцарь

- Чертов этот новенький... пришел, разозлил господина и спровоцировал всех на эту выходку!
- Тише Билли... не кричи так. Его зовут Лино, он поступает разумно, разве тебе не хочется, чтоб в «гробу» снова стало много посетителей?
- Хочу. Но не через такой опасный путь.
- «Кто не рискует утром...
- ...тот не поесть вечером» ... Я знаю Иллиб!
Войско нежити вышло из подземной таверны «гроб», и пошло через кладбище к деревне. Шли все, и всего их было тридцать. Мертвые скелеты, зомби и один призрак. Но он особенно ничего не мог делать, в следствии своей природы.
Над их головами по веткам скакал Билли. Его короткие ноги не могли развить достаточную скорость, но его сильные руки делали из него что-то вроде южных обезьян. Которые на своих руках скакали по веткам огромных секвой, они лишь изредка присаживались на свои маленькие ножки чтоб отдохнуть.
Он скакал, обгоняя всех по старым и новым деревьям. Замшелые стволы приятно щекотали ладошку. Мокрые от дождя листья неприятно мочили кисть. В такие моменты он думал, что соскользнет с них. Но все обходилось.
Но он был один, никто не скакал с ним рядом.
- Билли, может присядем отдохнем? Я устал скакать тут.
- Нет Иллиб. Ты во, первых, не скачешь... А во, вторых, я не могу подвести господина.
- Опять ты об этом... да хватит уже. Мне надоел этот старый и ворчливый хрыщь, давай найдем нового более подходящего господина, например вон тот. Как тебе Маркус?
- Ты что такое бормочешь? Наш господин, наш лучший друг, он всегда нам помогает и заботится. А Маркус отвратительная гниющая туша, постоянно подшучивающая над господином, и нами.
Маркус и Люцио шли позади всех и знатно отставали. Маркус не был способен на быструю скорость в движениях, а Люцио просто его поддерживал.
Они что-то тихо обсуждали. Явно что-то не доброе. Ни умеет этот зомби делать что-то доброе...
- Я твой лучший друг, а не он! Ты разве не помнишь? Как тебя вынули из люльки?..
- Ла-ла-ла!!! Ничего не слышу! Не слушаю этот бред!
- Ты все забыл ведь так?
- Ла-ла-ла!!!
- Как хочешь...
Билли скакал, не останавливаясь над головами нежити. Внизу, Мефисто и Лино шли в месте. Мефисто уже остыл, он искал плюсы в этой ситуации. А под ногами камни и земля перемежались между собой.
- Мефисто... - Лино положил руку на его плечо, обращая на себя внимание. Плечо Мефи легко дернулось в сторону от руки Лино, но тут же вернулась назад – С кем все время разговаривает Билли?
Мефисто холодно посмотрел на Лино.
- Он разговаривает со своим воображаемым другом. Кажется его зовут Иллиб... не помню точно.
- Воображаемый друг? Ты это серьезно?
- Абсолютно серьезно. Ты же знаешь как создают домовых? – чуть с сарказмом спросил Мефисто.
- Хах – холодно ответил Лино – очень смешно. Я ничего не помню Мефи.
- Не называй меня так. Ну так вот... чаще всего домовые — это маленькие дети, которые подпали под влияние магии. И изменили структуру своего тела, став... другими. В отличие от многих магических существ, они все еще могут пользоваться магией низшего порядка. Потому что еще были детьми.
- Лаааадно... а от куда воображаемый друг?
- Реакция слабого детского разума на такие изменения. Защита.
- Хммм – Лино задумался - А как он попал к тебе?
Мефисто замялся, опустил взгляд и промямлил.
- Я нашел его в поле...
Он упал, как всем показалось «случайно». Один мертвец подбежал и помог ему подняться. Это был тот «парень» из таверны. Кажется, Готи... У него не было одной руки, да и мяса тоже нет. Во рту сверкало два золотых клыка.

- Спасибо Готи...
- ...так вы просто нашли его в поле?
- Да, да. – быстро протараторил он. И указал на Лино скелету, стоящему рядом – Готи, знакомься это Лино. Лино это Готи, один из моих самых преданных друзей.
- Не стоит господин Мефисто... очень приятно с вами поздороваться. Мы очень любим Мефисто, но наш господин все-таки немного трусишка...
- Ты что такое говоришь Готи? – Мефисто с широкой улыбкой, легонько ударил Готи по затылку – Не подрывай мой авторитет.
- Простите. Одним словом, спасибо что растормошили наш муравейник.
- Ладно Готи. Хватит с тебя, иди к своим нам идти еще какое-то время. – Когда Готи отошел, Мефисто с улыбкой продолжил - Готи один из самых любимых мною скелетов. – мечтательно проговорил Мефисто – Он был со мной еще до смерти. Маленький соседский мальчик, у меня самого детей не было. А он мне их заменял. А когда я умер, он носил цветы мне на могилу. Потом он и сам умер ему было всего шестнадцать, с тех пор он со мной.
- Очень милая история.
Лино поддался на манипуляции Мефисто, тема разговора ушла от происхождения Билли. Потом он все и так разузнает.
- Чего все притихли?! – Мефисто повысил голос – Сали! Давай какую-нибудь песню!
- Ладно Мефисто!
С минуту он думал, а потом положил пальцы на струны и заиграл.
- По ступеням по камням,
  Ступает сорок ног.
  Идут туда, куда нет дорог...
  Но смело все же ступает сорок ног.
  Ведь знают все кто не помог,
  Что лежит в конце дорог.

  Стоит там один городок, его охраняет бульдог.
  А царствует в нем злой единорог.
  Ведет он с каждым диалог:
  «Вы принесли мне пирог?
  Если да – то рад вам мой городок.
  А если нет – то насажу вас на рог»
Он пел в соло, веселый динамичный мотив, поддерживал ритм шага. Но кладбище уже потихоньку кончалось. Билли ускакал в перед и гордо сидел на последней ветки, дальше было только поле. И два памятника с лева и с права. Два божества, светлый и темный. Или же оба темные... не ясно.
- Билли... - подошедший Мефисто задрал голову в верх – ты видишь кого-нибудь на поле?
- Нет господин. Никого нет...
- Ну как же Билли... ты же видишь того кролика?
- Умолкни Иллиб! Господин имел в виду людей.
- Господин, господин, господин... сколько можно?
- Столько сколько нужно Иллиб.
- Эххх, ладно Билли... – в волнении проговорил Мефисто - пойдемте ребята. Осталось немного.
Они вышли из леса, а на белом оке луны показался зрачок. Это птица. Возвращается домой на север, где будет холодно зимой. Здесь уже была только земля, без каких-либо вкраплений камня. Стопы ног у всех стали черны, от налипшей мокрой грязи. Ноги проваливались немного под землю. Не приятное чувство, они ускорили шаг что бы поскорее преодолеть этот участок пути. В итоге они вбежали в деревню.
Многие еще лежали в грязи и воде пьяные. Те, кто уже проснулся или бессмысленно блуждали после опьянения. Медленно перевели взгляд на ораву мертвых.
- Мертвые!
Те, кто был не пьян с криками разбежались. Какой-то мужик, видимо не дотерпевший до дома, спустил штаны и заседал в кустах как на троне. Увидев мертвых, он зажал рот руками и потеряв равновесия упал назад, прямо на дело рук своих. Он так и просидел там до рассвета.
Из какого-то дома вышла компания все еще пьяных людей. Они вальяжно и распевая песни шли по дороге. Мертвые направились к ним.
- Ох сестричка, моя ты Птичка.
Вернись ко мне домой синичка...
Они остановились, заметив мертвецов. Все смотрели на мертвых кроме одного. Он смущенно прикрывал лицо рукой
- Опа братцы! Роф!  Ты вроде говорил, что мы не под белочкой? Так вот... мы явно под ней.
- Верно говорит, смотри Роф, мертвая белочка...
- Черт вас подери! Я говорил вам не пить тот самогон... нет там никакой белочки. Не позорьтесь.
- Да почему ты нам не веришь? ИК...
- Правда, правда... посмотри сам...
- Кхэ – он покряхтел, и нехотя посмотрел куда они указывали – Что за черт... – его глаза выпучились, и запрыгали в глазницах. – Мертвые блять! Сука, это не белочка, они самые настоящие... Бегите пьяные идиоты!
И он побежал, но его друзья остались стоять спокойно.
- Вот кто тут самый пьяный... орет и бегает. Пьяница!
- Ха-ха!
- Простите... - Лино подошел и начел разговор – Вы не знаете где держат мага, которого недавно поймали.
- Ох братцы... белочка разговаривает со мной. Похоже мне пора на боковую.
Как по приказу, он закрыл глаза и упал назад на руки своих друзей. Пока он долетел до их рук, он уже полностью уснул. А они подхватили его и подняли шатаясь. Один из них остался свободным, к нему Лино обратился следующим.
- А вы не знаете где держат некроманта?
- Белочка, родная... я не знаю где тот, к кому тебе идти дальше... поспрашивай в округе. Наверняка, тебе сегодня надо сходить к многим...
С этими словами он ушел, в след за своими друзьями.
- Ребята! Давайте распределимся по группам, и разойдемся искать его! – резонно заметил Лино.
Но никто не обратил на него внимания. И тогда он обратился уже к Мефисто.
- Такс нечисть! Всем стать строем!
Услышав этот сильный голос командира нечисти стала как по струнке. Маркус и Люцио нагнали всех и встали в последних рядах.
- Нам нужно найти Некроманта! Делимся на команды и идем. Билли ты пойдешь с Лино! Карл ты пойдешь...
- Мефисто! Можно тоже пойду с Лино? – это был рвавшийся в бой Готи.
- Нет! Ты пойдешь со мной...
- Командир. Не стоит волноваться Билли присмотрит за мной.
- Готи...
- Командир!!!
- ...ладно. Маркус! Ты тоже иди с ними...
- А почему я Мефисто? Отправь кого-нибудь другого, я должен командовать армией! – насмешливо произнес зомби.
- Просто иди и не бухти. Не до этого сейчас.
Мефисто с сожалением отпустил их.
Готи, Лино, Маркус и Билли проверяли дом за домом. Люди в них либо спали спьяну, либо их там не было. Готи и Маркус очень хотели разбудить их и выбить из них все что они знают, но Лино был иного мнения. Ему не составило труда переубедить горячего, но глупого парня. С Маркусом было посложнее, но все-таки возможно. И вот когда они проверили уже пятый дом, в нем кстати тоже никого не было...
Все домики как под копирку: гостиная, спальня и кухня. В некоторых еще была печка. Лино и Готи обыскивали дома в поисках людей, Маркус гордо стоял снаружи, а Билли прыгал под потолком на несущих балках. Ему даже показалось что за одной из печек прятался домовой.
- Билли, я устал. Давай отдохнем.
- Нет Иллиб, господин попросил нас. И мы должны помочь ему.
- Эх.
Тут Иллиб наконец решил появиться. Он как призрак возник из пустоты. Маленький рыцарь с мечем на поясе и палочкой в руке. На вершине палочки была приделана сшитая вручную лошадиная голова. Детская игрушка. Он устало присел.
- Билли... ты вообще ничего не помнишь?
Билли хотел огрызнуться, или, как всегда, закричать что не слушает. Но в этот раз он все-таки решил ответить.
- Да.
Они вышли из этого дома, и перешли в соседний. Билли перепрыгнул через окна. Тут тоже никого не было, разве что большая осиновая швабра лежала по средине гостиной.
Они уже собирались выйти. Как из-за двери в спальню вылетел высокий, мускулистый парень с кувалдой в руках. Он спрятался там чтоб его ни нашли зашедшие в дом мертвые. Он стал размахивать кувалдой целясь в них, они разлетались в стороны от его ударов. Великан наметился на Лино и прижал его к стене. Лино уперся спиной в стену, и здоровяк уже хотел увеличить дырку в его черепе. Но Билли набросился на него сзади и схватил за руки. Здоровяк легко отбросил малыша. Маркус вбежавший на шум в дом попытался достать меч из ножен, но ржавый метал не шел наружу.
- Ой... Эй ты! – Он крикнул, обращая на себя внимание – Я сейчас съем твои мозги...
Парень от неожиданности и страха замер на месте. И Готи нанес удар.
Он все это время искал на кухне, чем бы огреть здоровяка. За ни имением альтернатив, он подхватил скалку, и направился обратно в гостиную. Маркус как раз безуспешно доставал меч из ножен, а великан теснил Лино к стене. Зомби отвлек внимание здоровяка, и Готи успел незаметный подскочить к нему... и огреть по затылку скалкой. Она переломилась, а великан упал на пол.
- Спасибо Готи... – перевел дух Лино.
- Не за что. – Маркус медленно волоча ноги помог Лино подняться.
- Хех, не за что господин Лино – Готи поднял на руки Билли, и потрепал его по щеке – ты в порядке?
- ...да... все нормально.
- Хорошо. Но ты все-таки посиди пока на моей спине, прийти в себя. – Готи закинул Билли на плечи.
- Не надо... сам справлюсь.
- Молчи! Пойдемте наружу тут ловить уже не чего.
Лино, Маркус и Готи с Билли на спине ничего не говоря вышли. На улице было пусто, ни мертвых, ни живых. Только из глубины города слышались песни Сали. Они поспешили туда.
- А ты очень ловко к нему подскочил Готи... где ты научился этому? – Лино решил поговорить чтоб чем-нибудь занять время.
- Хехе. Это все Лорд Маркус.
- Да. – самодовольно подтвердил Маркус – по мне и не скажешь. Но я один из самых опытных воинов севера. Хотя, конечно, смерть накладывает свои ограничения... я уже не могу быть так быстр как раньше. Мышц стало меньше... – насмешливо закончил он.
- А что с вашим мечем?
- С ним то? – Маркус рассеяно положил на него свою целую руку. – Мой старый меч... совсем заржавел, не вытаскивается. – он опустил голову и казалось загрустил, очень странно видеть его таким. – Ну да и какая разница? Я и так, без него всех загрызу. Ахаахах – Вернулся в свое обычное настроение Маркус.
Но вот они уже заметили остальных. Основная орава мертвых как оказалось, ушла не очень далеко. Все столпились у дверей какого-то кабака.
Это было трехэтажное, широкое здание, с двумя подвесными дверьми. Покатой крышей и маленькими окошками, через которые просачивался свет свечей. Окна на втором этаже были по больше. И на них были стекла. Это очевидно был не кабак, он бы просто не смог содержать такой дом. Но от куда это было знать типичной нежити.
Расспросив крайних, выяснилось, что они только что вошли. Там мол сидит один который не боится, а все остальные в страхе повыпрыгивали из окон.
- Отлично! Хоть с кем-то можно будет поговорить... я пойду туда, а вы стойте тут.
- Ладно Лино.
Лино протиснулся в перед, а Маркус и Готи с Билли на плечах остались на улице.
- Эй Билли, ты не хочешь послушать?
- Нет, меня интересует только то что мне прикажет мой господин.
- А что по этому поводу думает Иллиб.
- А думаю что ну к черту этого Мефисто! Взял это пафосное имя, а своим старым Иваном... оставаться не хочет!
- ...у Иллиба иное мнение...
Из всех, с кем общался Билли, только с Готи он мог спокойно разговаривать о Иллибе и их отношениях. Готи верил Билли и воспринимал Иллиба серьезно. Билли это ценил.
- А вы почему не хочешь послушать? – обратился Готи уже к Маркусу.
- Мне вообще плевать что они там решат, к сожалению я сейчас ни могу повлиять на решения своих подданных... но это не надолго конечно. – он зловеще улыбнулся.
- Хехе, ясно лорд Маркус.
- А ты почему не хочешь послушать Готи?
- А какое мне дело? Мне интересно поучаствовать в бою. А не присутствовать на допросах.
Из глубины Кабака долетел крик Мефисто, который ругался на Лино снова.
- У них напряженные отношения сложились... Билли почему Мефисто так боится идти на риск?
- Потому что он уже ходил на него. Из-за трагической ситуации все кто был с ним погибли. Люди их сожгли и душа потеряв тело осталось блуждать по кладбищу вечно, без права на отдых. Он не хотел снова подвергать тех, кто погибнет сегодня этой участи...
- Да фигня все это. Трус и после смерти трус.
- Вы не правы лорд Маркус. Он нас просто недооценивает, никто не погибнет по глупости как тогда! Мы все выживем и добьемся своего.
- Хехе, ну ты та своего добьешься. Если конечно «Мефисто» - Иллиб произнес его имя с иронией – не ошибется так же, как и в прошлый раз...
- Замолчи Иллиб! Это не так!
Билли подпрыгнул от злости.
- Ауч... Иллиб снова поливает грязью Мефисто?
- Да...
- Когда же вы наконец примеритесь.
- Никогда скорее всего.
Готи хотел что-то сказать, но толпа нежити начала свое движение. Из глубин кабака прозвучали слова Лино о том, что они идут к ратуше. Ну они и пошли. В такой толпе поговорить не удавалось и Сали снова начел петь. Позади всех шел Лино с каким-то человеком и разговаривал...
- Что это такое?
- Как что. Лино нашел себе живого собеседника. – шутя проговорил Маркус.
- Это неправильно. Живые не любят нас. Они ненавидят нас.
- Ну, во-первых, не нас, а их, мертвецов. А во-вторых, раз они разговаривают значит человек в этом заинтересован.
- Он просто обманывает нас...
- Боже! Расслабься ты уже наконец, не веди себя как Мефи.
- Мефисто.
- Боже...
Иллиб больше не разговаривал с Билли сегодня, окончательно обидевшись. Хотя тот пытался продолжить диалог. И в таком злом состоянии они достигли ратуши. Но подойдя к ней почти в плотную они обнаружили что не могут войти. Невидимая стена мешает им. Одноэтажное, длинное здание, стоящее в самом центре деревни. На расстоянии десяти метров к ней не было ни одного другого дома. А сама ратуша приставляла собой здание среднего богатства. С подпорными колоннами по периметру, и двумя самыми толстыми по две стороны от входа. Эти две колонны были украшены различными письменами и рунами, не дававшими нежити пройти.
- Что за черт? Лино, мы не можем войти внутрь!
Мефисто кричал, а Лино спорил с ним пытаясь выяснить что им делать. И тогда к ним подошел тот человек. Он что-то предложил, Мефисто сложил руки на груди, и скептично смотрел на живого. Его видимо совсем не смущало общество мертвых. А Лино с легкой радостью кивнул. Человек прошел в перед и подняв две руки начел ими вращать как во время зарядки. Двое передних колонн ратуши тоже стали вращаться. Их исписанные рунами стволы стали менять свою форму, и в конце концов стали чистыми от заклинаний. Мертвые свободно вошли во внутрь. Предвидя битву Готи, прорвался в перед, и они вчетвером: Лино, Мефисто, Готи и Билли, направились в подвал, где предположительно находилась камера. Маркус остался со всеми наверху.
Все четверо обогнав всех, устремились по ступеням в низ. Уже спустившись, они оказались в просторной каменной комнате с множеством факелов, резко контрастирующей с деревянными строениями остальной деревни. Там стоял один молодой стражник с темно русыми усами.
Все остановились кроме Готи. Тот, скинув Билли и очертив голову с радостным криком несся перед на человека.
- Стой Готи! – кричал ему Мефисто.
Парень стоял огорошенный и не успел достать меч, как Готи снес его с ног. Он собирался лишь оглушить его, но Готи опрокинул другой стражник, стоявший в темном проходе, где его было не видно. При быстром движении шапка стражника соскочила, и лысина заблистала. Он спас своего товарища и помог ему подняться. За тем он сорвал факел со стены...
- Не надо!! – кричал Мефисто.
Но было поздно, факел уже летел к своей цели. Он упал на Готи, и тот вспыхнул как спичка. Мертвые не чувствуют боли, но что они чувствуют. Так это то, как сгорают их кости. И истошно кричат. Так и Готи кричал. Его крик был подобен воплям демонов... все, кто это слышал, приходили в ужас. Даже два молодых стражника ужаснулись.
А Мефисто не мог ни чего сделать. Чтоб не упасть, он оперся на стену. Те двое убежали в темный проход и Билли в месте с Лино подхватив другой факел побежали за ними.
Пройдя пару поворотов они наткнулись на каменную дверь. Билли хотел бежать дальше, но Лино затаив дыхание остановил его.
- Это здесь...
- О чем ты? Надо их догнать!
- Нет! Наша цель здесь!
Он быстро и судорожно стал открывать дверь, на удивление она не была закрыта. И когда он открыл дверь, нетерпеливо заглянул за нее и полный печали и отчаяния выглянул обратно.
- ...его здесь нет...

Мрачный барон

Забавно на самом деле. Когда у человека ни чего нет – он молит о смерти. А как только у него появляется что-то важное – они сразу же не хотят умирать. Выражение «Не чего терять» заезжено, кто его только не произносил. Эти слова ходят от уст к устам как проститутка, все приложили к ним свои грязные губы. Один мудрец сказал, «все страдания от желаний, избавишься от желаний. Избавишься от страданий», значит ли это, что, когда у тебя ни чего нет – ты будешь счастлив.
Ну что же. У меня нет не старой власти, ни будущей жизни. Я положил на кон будущего все, надеясь, что она не пропадет за зря. Но все же, я не счастлив.
- Черт Альби... мне страшно от того, кто там сидит.
- Да ладно не волнуйся Вилли. На этой камере лежат заклятья, он не выберется оттуда ни как.
Двое стражников стояли с двух сторон каменной двери в подвале ратуши. Совсем молодые, одному двадцать, второму двадцать три. Но тем ни менее их поставили сюда, пока местный чародей связывается со столицей.
- Но Альби... это же чародей... - он опустил голос до шепота – Мрачный барон...
- Черт Вилли! Не известно до конца кто-то! Возможно, просто бесполезный культист...
Одинокий факел ели-ели освещал каменный коридор. Узкий проход, давивший на всех, кто там находился. Потертые от множества шагов камни. И маленькие одинокие руны на них.
Тот которого звали Альби, хотя это его не полное имя. Был высокий и постарше второго. Не соблюдая устав, он отрастил копну темно русых волос. И маленькие рыжеватые усики. Его квадратное лицо, казалось, хочет улететь на небо, таким оно было вытянутым.
Второй был невысоким, но жилистым. Соблюдал устав, бреясь на лысо и отращивая бороду. Но это у него плохо получалось, волосы почти не росли на его лице. Реденькие волоски пробивались через кожу подбородка. А лицо было румяно как у девиц с острова Готланд, ну он и был оттуда.
- А с чего ты взял что он культист? И с чего ты решил, что темница под заклятиями?
- Мне рассказал про это командующий Мористо! – отчеканил он.
- Понятно... кстати ты уже встретился с той бабой?
Альби выпялил вперед грудь.
- Да. Я встретился с ней... и добрался туда куда никто добраться еще не мог.
- Хех, понятно. А я вот так ни с кем и не смог познакомиться.
- Все, потому что ты слишком много тренируешься. Выдели себе один вечер, и сходи развлекись...
- Эй вы! – из-за угла коридора появился командующий – не болтать на посту! Мы и так в очень опасном положении. Но не стоит волноваться... - хотя больше всех тут волновался именно он. И скорее всего свои слова он обращал в первую очередь к себе - Со столицей мы уже связались, сейчас прибудет человек, который решит судьбу это некроманта.
- Есть сэр!
- Мы будем молчать сэр!
Он удалился на верх, за шишкой из дворца. А наши ребята тут же замолчали, и уже не открывали рты.
А в это время, за каменной дверью, на таком же холодном камне лежало тело. Темный силуэт человека лежит не двигаясь. Небольшая комната, вся из камня, хотя не понятно... от куда камень в этом захолустье. Натащили с кладбища скорее всего. Он чувствовал легкое давление от стен, но оно было настолько ничтожно, что он не замечал его. Но он отчетливо различал стук капель о водную поверхность. Последствия дождя. Свет из окна вдруг прервался, и появилась черная точка, двигающаяся по нему. Это птица. Она летит на север.
Немного света проникало в комнату через небольшую щель окна. Она выходила наружу и спокойно могла бы служить водостоком. Заключенные часто тонули в этой камере во время дождя. Маленькая крыса, выглядывала из своей норки в углу. Возможно, ждала, когда очередной заключенный откинет копыта. Мерзкая морда, хищно наблюдала за лежащим, но не могла выбраться. После дождя, в камеру натекла знатная лужа, и крыса совсем не хотела лезть в эту холодную воду.
Мысли роились в голове Мрачного Барона, пока он сидел в свое заключении. Но это не его имя, так его прозвал народ. Его зовут Варин-Тот, и он происходил из знатного рода города Арад-айя. Человек пустыни пришедший в этот холодный край много лет назад. Ну и да, это последний некромант мира. Некогда самая многочисленная группа магов, занимающихся поисками бессмертия. Но ныне погибшая.
С зализанными назад черными волосами и маленькой меткой на левом виске. Черепок, метка некромантов. У него забрали все его вещи кроме одежды, и он замерзал здесь. Руки его тряслись, а губы дрожали. Кривой, узкий нос вдыхал воздух насыщая тело жизнью. А через маленькую щель в губах выходили остатки работы легких. Ребра болели. Кажется его били ногами. Но кости не пострадали от таких слабых ударов, они лишь слегка ныли. Веки налились и опухли от усталости, они сильно прикрывали глаза, только маленькая щелочка фиалковых радужек выглядывал из-за век.
Зрачок не увеличился в темноте, у магов за частую падает зрение от того, что зрачок перестает работать и принимает форму прямоугольника. Чем выше уровень мастерства, тем зрачок становиться все более и более ровным и идеальным прямоугольником. У Варин-Тота глаза были именно такие, глаза козла. Если бы он был магом другого направления, то его звали бы богом. Но теперь ему осталось недолго. Он потратил слишком много сил на этого мертвеца. Ему осталось два, может быть три месяца.
Чтоб справится с холодом и размять язык перед разговором с «предателем», он приоткрыл рот и начал петь.
- Бедный принц, оставленный принц,
  Брошен семьей, брошен странной...
  Все та же песня. Это не было какое-то скучное пророчество, они давно вышли из моды. Это было нечто куда большее.
- Не печалься мой молодой принц.
Час возвращения близится.
Эти слова долетали до ушей Альби и Вилли, по их спинам пробежала дрожь. Они с напряжением в лицах посмотрели друг на друга.
- Это он поет?
- Или может какое заклинание накладывает?! Нам надо остановить его Альби!
- Нет! Нам строго-настрого запрещено к нему заходить...
- Но что нам делать тогда?
- Ни чего Вилли... ждать...
Они снова напрягли свой слух в попытке услышать, что он там бормочет.
- Час наступил...
  Ты очнулся от сна.
  Сны твои были сладки,
  А пробуждение горько.
Он остановился и напрягая мускулы поднялся, опершись руками о кровать. Его слух обострился в этой темноте, за дверью из коридора слышались шаги. Тихие шаги дворянина, совсем непохожие на тяжелую поступь крестьянина. От куда же он тут?
Они тоже начали их слышать, из-за того же поворота куда ушел их командующий засверкал свет многих факелов. Из-за поворота появились четверо. Два стражника, командующий и местный чародей, нёсший свечу. Но с чародеем было что-то не так.
Свет факела просочился через тоненькие щели двери ослепив глаза. Машинальным движением он отодвинулся к углу, закрывая глаза руками. Ключ в двери провернулся, такой громкий шум ударил по его чутким ушам. Со скрипом дверь открылась, и в комнату вошли два стражника, они поставили перед кроватью кресло и вышли. И после них вошел человек со свечой в руке, он хлюпал своими сапогами по полу с водой. Он сел в кресло, водрузив свечу на кровать, дверь закрылась за ним. Его лицо было плохо различимо.
- Здравствуйте Варин-Тот.
Это имя... сколько лет никто его так не называл.
- Ты знаешь это имя? Кто ты? Что ты делаешь в этом захолустье?
- Конечно знаю. Зачем ты пришел сюда? Для чего? Хотел поднять армию мертвых и вернуть себе власть?
- Нет кретин. Ты наверняка знаешь, что даже поднятия двух мертвых, которые будут жить год... убьет обычного некроманта. Я бы не смог поднять такое количество кроме как на пару секунд.
Варин лег на кровать, свеча стояла в его ногах.
- Но мертвых сто поднять то можешь... и жить они будут долго. Но ты же необычный некромант да? Ты Мрачный барон... великий профессор факультета некромантии в Ансельмо и убийца смерти... если, конечно, я не ошибся.
- Хехе, от куда обычный чародея знает такую информацию?
- Я очень много читал о вас. Варин-Тот, зачем вы пришли сюда?
- Я пришел сюда чтоб спасти эту страну.
- Эту страну не надо спасать, она принадлежит великому королю, и он ведет ее к свету.
- Она принадлежит узурпатору. Страна проклята. Голод, чума, смерть. Почему тебе должен говорить об этом некромант?
- Хехе, значит вы признаете, что вы Варин-Тот известный так же, как Мрачный барон?
- А ты, кто ты?
- Я местный чародей, прибывший из столицы.
- Нет, ты лжешь мне. Ты так и не научился лгать мне Лотар.
- ... вы узнали меня мастер.
- Как же мне не узнать моего самого лучшего ученика...
Лотар поднял руку и шепнул огню свечи.
- ...мальн...
Пламя в миг разгорелось и устремилось к потолку камеры. Казалось, одна из дверей ада открылась, дикий огонь лизал потолок и обжигал лица присутствующих. В свете этого пламя были видны глаза. Человек сидел, распластавшись по креслу, как пустая оболочка. Глаза закатились в верх, и остались только белки.
- Я скучал по вам мастер.
Рот не двигался, звуки исходили из глубин глотки.
- А я нет. По предателям редко скучают.
- Ну да... так и есть. Вы имеете право меня так называть.
- Уйди. Я не хочу с тобой разговаривать.
- Мастер... хотите я помогу вам бежать? Вы спасетесь. Если я выйду и скажу, что это вы, то вас отправят в столицу. А там... даже не знаю, что с вами будет.
- Уйди. Мне нет смысла не куда бежать. Я и так скоро умру...
- Погодите...
- Да. Принц скоро придет.
Лотар вскочил, огонь угас.
- Простите, но тогда у меня нет выбора.
- Надеюсь ты справишься. – Заметил Варин с сарказмом.
Лотар вылетел из камеры, и быстро раздавая указания кричал.
- Отправьте его в столицу! Я сделаю так чтоб он спал. А вы наденьте на него самые мощные зачарованные наручники что у вас есть.
- Зачем? Он и так не может ни чего сделать... - заметил командующий.
- Идиоты! Это Мрачный барон! Он может шевельнуть одним пальцем и все в этой деревне умрут в ужасных муках! Так что делайте что я вам говорю.
Он вернулся в камеру и положил руку на глаза Варин-Тота.
- Спите мастер, спите крепко и долго. Проживите до своего смертного суда...
- «А в последнем, седьмом подземелье. В ледяном озере Коцит, будут обитать предатели. Вмерзшие головой в низ. И в самом центре озера будут находиться три главных предателя.
Адуи – предавший друга.
Ниак – предавший брата.
И Дамон – предавший отца.»
Ты тоже будешь там Лотар, уже очень скоро...
Варин-Тот уснул глубоким сном, он не выйдет из него, пока его не вытащат от туда.
Его унесли в кованную серебром карету. И увезли по дороге к центру странны. А темница все на том же месте. И та же крыса выглядывает из своей норки боясь намокнуть, свет все так же проникает из щели в стене. И снова шаги раздаются в коридоре, и свет факела проникает через щели дверей. И снова посетитель ищет заключенного. Мертвый человек с дыркой в черепе быстро вертя во все стороны головой посмотрел в камеру.
- ...его здесь нет...

Нарцисс и Шафран

На дальнем севере, на самом краю обитаемого мира. В маленькой деревне, носящей имя самого большого кладбища севера. Происходили странные и невероятные события. В то время как за тысячи лиг в самом центре всего северного королевства, в цветочном дворце короля Винзеса. Наступала предрассветная пора. Вдалеке на востоке всходило солнце, добивая своими пока что еще тонкими лучиками до дворца. Но на земле тоже есть солнце.
Огромная теплица, освещенная так, что походила на маленькое солнце. Множество этажей и лестниц к ним и по ним. Все сделано из высококачественного метала. Магические светильники, давали свое сияние круглые сутки. И множество, великое множество цветов. Сама большая коллекция цветов всего мира.
Северные, тропические и пустынные: красная Аквилегия, сиреневые Крокусы, синие Ирисы, Голубые лилии, алые Канны, опасная Стапелия, маленькая Фенестралия, Петунии всех цветов и расцветок и множество видов Орхидей
В этом идеальном мире живут одни цветы. Красивые и молчаливые, идеальные люди для своего короля. Винзенс Берг, или же как он приказывал себя называть «господин», был высок и селен. Все подчиненные и слуги звали его именно так. Ему не нужны были титулы и прочие внешние признаки успеха. Этот высокий человек, коренной северянин чьи предки прибыли сюда много тысячи лет назад из-за «Пасти дракона». Высокий, с широкими плечами и длинными нестрижеными тускло-серебряными волосами. Волосами чистокровных северян. В данный момент вся его грива была перевязана Белой лентой. Он размалывал синий порошок и мешал его с водой. Он был по пояс оголен, его мускулистая спина бугрилась мышцами от движений. Его резкое и серьезное лицо не выражала ничего. Прямо, как и его цветы. Светлая как белая Лилия кожа, два маленьких и глубоких черных глаза и нос напоминающий Колокольчик.
Из-за этого самого сходства, ему и не нашлось места в этой коллекции.
Он закончил. Налив воды, он все перемешал и заполнил лейку. Медленно никуда не спеша, он начел проходить по цветам, которые болели тлей. Каждый из них он качественно опрыскал раствором, чтоб мерзкая тля умерла к сегодняшнему вечеру.
Он подошел к почти полностью съеденному цветку Суккуленты. Он поставил лейку на пол, и присел на корточки. Чтоб быть поближе к умирающему.
- Бедная Суккулента... прости что не уберег тебя от этой ужасной участи. Будь уверена... больше никто не погибнет от этих тварей.
Он нежно вытащил ее из земли, и на руках понес на первый этаж и в маленькую каменную залу. Там он положил его на маленький Алтарь из черного камня, на нем было выгравировано.
«Спите спокойно, милый цветок. Сорванный слишком рано...»
Он уже вернулся к лейке, как из главного дворца вдруг прибежал слуга с белой рубашкой в руках.
- Сэр! Срочные новости! Вам нужно скорее пройти к главному придворному чародею! Он ждет вас в подвале.
- Спасибо Латирус.
Он медленно взял рубашку из рук своего слуги. И так же медленно последовал за ним.
На самом деле. Его слугу зовут не Латирус, это все во лишь цветок нежно-сиреневого цвета. У Винзенса была привычка называть людей тем сортом цветов, который они ему больше всего напоминали. Имена он просто не запоминал. Так его слуга был все время сиреневый и нежный как Латирус. Ну и слабым он был, легкий ветерок подует, и его сдует. У всех есть свой цветок, и их куда больше, чем имен на свете. Еще не разу ни кончались. У него и самого был цветок олицетворяющей его самого...
Они вышли из теплицы. И шли по небольшому садику между теплицей и основным дворцом. Из-под редкого снега выглядывали Подснежники. Он сорвал один. И продолжил свой путь. В дворец, а затем и в подвал по винтовой лестнице, в лабораторию своего мага. Стражи ни где не было видно, но это обманчивое ощущение. В каждой тени сидел затаившийся воин, личная гвардия короля.
Низенькая комната с различным магическим барахлом... книги, черепа, колбы... ничего для него интересного.
- Зачем ты отвлек меня от моих цветов Лотос?
- Все очень серьезно господин... - он судорожно бегал вокруг стула стоящего по среди пентаграммы – только что поступили сведенья из деревни на севере. Кажется, она называется Кометериум. Там был обнаружен некто сильно напоминающий Варин-Тота... Прошу прощения... - Лотос осекся - Мрачного барона...
Король убрал руки за спину, сжав ту в которой был подснежник.
- К чему такая серьезность Лотос? К тебе и раньше приходили наводки на него. Разве нет?
- Абсолютно верно господин. Но в этот раз их чародей описал именно того самого Барона, которого мы так хорошо знаем.
Рука с цветком в руке, сжалась настолько что побелела, а цветок был раздавлен, его лепестки беспомощно упали на камень.
- Ты отправляешься туда?
- Да Винзенс.
- Хорошо. Инструкции остаются прежние. Если ты опознаешь в том человеке его, то тут же кладешь его в сон, и отправляешь его сюда. Работай.
- Есть!
Он сел в кресло и пошептав какие-то заклинания, расслабился. Душа словно покинула тело, оно стало тряпичным. Он перенес свое сознание в другого мага согласного принять его. Однако. Когда его разум в том теле, то и мысли его тоже там, и владелец тела может их прочитать. Так как он не покидает свое тело, а лишь теряет контроль. Если он узнает то, чего узнавать не надо, то от него придется избавится.
Король вернулся в свою теплицу. Ему было очень неприятно находится в том подвале, мрачный и лживый, как и любая магия. Полная противоположность этому светлому месту. Он прошел через всю теплицу прямо к ее задней стене. Она вся была усеяна одним единственным цветком.
Черный Шафран, его цветок. Он сам вывел эту интереснейшую разновидность шафрана. Он считал, что это он. Такой же красивый и все поглощающий. Ну и редкий разумеется. Он взрастил себя, как и этот цветок из ничего.
Подыскав пару молодых цветов, он сорвал их и сложил в букет.
Медленно и размеренно ступая голыми пятками по холодной траве, избегая молодых цветов. Он продвигался вглубь сада. Он прошел в закрытый участок, где не бывает никого. Ни слуг, ни гостей. Здесь была могила из черного камня, и на ней имя...
«Нарцисс»
Кривая надпись, видно, что работал не профессионал. Слева, спустя долгие пятнадцать лет, все еще лежит молоток и зубило. Цветы лежавший тут давно засохли и истлели. Они рассыпались от одного прикосновения. Он присел перед ней на колени, и поклонился. Его лоб намок от соприкосновения с травой.
- Здравствуй мой друг... давно я тут не появлялся... прости меня за это. Мне было очень страшно приходить.
- ...
Он словно ждал ответа, но могила молчала. Тогда он водрузил новые цветы.
- Вот тебе новые цветы, растил их специально для тебя. Надеюсь, они тебе понравятся.
- ...
- Я бы, наверное, так и не зашел бы к тебе, если бы, не было свежих новостей.
- ...
- Объявился убийца... ...твоего сына... скоро он попадет в мои руки..., и я отомщу за тебя.
- ...
- За то, что ты сошел с ума! И умер! Оставив все это мне...
- ...
- Ты прав... мне уже пора. На многих цветах все еще живут твари, сосущие из них жизнь. Я должен расправиться с ними. До встречи Нарцисс...
Шафран ушел, оставив букет лежать на могиле. Легкий ветерок шевелил цветы. А снег таял, весна была в разгаре.

Необычная компания

Мефисто не верил то, что произошло. Его друг... его мальчик... сгорел дотла. Он сидел на коленях около этой серой кучи. Она как гора высилась над каменным полом. Он зачерпнул своими рукам горсть, все просыпалось через его пустые костлявы пальцы. Лишь тонкий слой пыли остался на его пальцах.
- Мой мальчик...
Все те, кто вел этот отряд на город собрались в этом темном каменном гроте. Стены давили на них, а обреченное лицо Мефисто лишь добавляла к мрачности.
Лино, Маркус, Билли, и Люцио стояли во круг. За поворотом изучая письмена стоял Готфрид.
Жизнь каждого человека, длится на важные события, после которых жизнь делится. На до и после. В Жизни Ивангеона было много таких событий. Трагедия в родном городе, после которой он был вынужден уехать в другую страну. Смерть в той стране. Гибель всех тех, кого он повел на деревню людей. И после, то, что произошло, не меняя одной четверти часа назад. Смерть его сына.
Ивангелион после смерти нарекся именем правой руки бога смерти, и первого некроманта. Мефисториум, теперь звали его. Его божественным орудием был «Нож кости». Как гласит легенда, душа убитого им отправляется сразу к господину смерти. Место его захоронение не известно, но скорее всего это кладбище.
На самом деле. Некромантия одна из первых и самых почтенных ветвей магии. Некроманты были монахами, хранящими тела и путь души к свету их господина. Бога смерти. Они жили на кладбищах, и обеспечивали покой телам умерших, пока их душа переправлялась по призрачному мосту в объятия их господина. Половину души всех праведников, после смерти забирала Смерть или же владыка Тод, так его зовут северяне. Владыка Тод хранит у себя до скончания времен, Но. Святой Вергилий, расколол ранее единую религию «Единых». И в его собственной религии «Первых», все полубоги. К коим принадлежал и Мефисториум, признавались демонами, и поклонение им было запрещено. Да еще и инцидент в Карке, подлил масло в огонь. Некромантов стали преследовать и казнить. Но это все истории давно минувших дней.
- Мефисто... мне очень жаль...
- ...
- Я не хотел, чтобы это происходило с Готи.
- ...конечно не хотел... но что теперь могут поделать твои слова. Зачем ты привел нас сюда? Готи погиб, а птица улетела из каменной клетки.
Его голос был тихим и сокрушенным. У него не было сил на то, чтобы кричать, и быть виновника смерти своего мальчика. Хотя ему и хотелось этого больше всего.
- Нет Мефисто. – Лино присел к нему – Смерть Готи может быть и ни напрасной... если мы не отступим сейчас. Они ушли не далеко, мы сможем догнать их.
- Нет... хватит с меня этого. Ты иди куда пожелаешь... а я, больше ни куда н пойду.
- Мне нужен проводник... я проснулся не так давно. Путешествие в том мире может кончится для меня трагично.
- Нет. Больше я не поведусь на слова эгоиста. Никто из моих не пойдет с тобой...
- Я пойду.
Люцио, это был Люцио.
- Что? Нет! – Мефисто вскочил – Я не позволю еще и тебе сгинуть ради призрачной цели! Ты не будешь такой же кучей пела как Готи!
Он больше н был подавлен... все его существо сейчас было против этого.
- Готи погиб, потому что... потому что...
- Ну же! Почему он погиб?!
- ...
- Вот именно. Все, хватит с этим. - Он поднялся - Мы возвращаемся в Гроб. Будем и дальше пить и веселиться.
Он растолкал всех, и начал подниматься по ступенькам на верх.
- Нет Мефисто... мне осталась не долго. Ни что уже не будет как раньше. Все рано или поздно потухнут. Мне очень жаль Готи. Я и сам помню, как он бегал п твоему двору за Билли. Как собирал цветы для мамы. Как дрался с хулиганами. Я любил его не меньше... и теперь его нет. Я пойду с Лино, и помогу ему найти этого человека. Мы вернемся, и в гробу снова будут посетители. А ты останься тут, помоги им дожить до этого времени.
- ...вот черт. Ладно, стой Люцио. Останься тут, пойду я.
- Ты уверен?
- Да, Готи больше нет. И я не хочу думать, что можешь так же погибнуть в дали, а я и н узнаю. Так что иду я. Билли и Маркус тоже.
- А почему я Мефисто? Почему я не могу остаться со своими любимыми поданными?
- Потому что я не хочу получить по возвращению армию послушных слуг. Люцио присмотрит за ними. А мы все быстро сделаем и вернемся.
- Ох...спасибо на самом деле. Я очень неуверенно чувствую себя вдалеке от своего гроба. Удачи вам.
- Присмотри за ними пока меня нет.
- Хорошо.
Люцио ушел на верх.
- Эх... повезло же мне отправиться с тобой в путь.
- Ну... все сложилось как нельзя лучше. Только Маркус будет нас замедлять.
- Эй!
- Я понимаю. Но без Маркуса мы не пойдем.
- ... ладно.
Они прошли в самую последнюю комнату ратуши. Там в сундуках лежали комплекты по снаряжению для дороги. Готфрид следовал за ними.
- Не хочу показаться назойливым... но я тоже пойду с вами.
Мефисто подозрительно оглядел его.
- Не подумайте. Просто я как раз недавно вернулся на родину, и хочу погулять пока по ней. А в компании безопасней... да и веселей. К тому же вам понадобится человек для общения с людьми.
- Хм... ладно. Я не против. – радостно заметил Готфрид.
- Я тоже... - неохотно согласился Мефисто.
- Ну и чудно.
- А у меня что никто не спросит? – протестовал Маркус.
- Ой... да успокойся уже.
- Ну что ж...
Лино приоткрыл дверь на двор... соединённый с дорогой на столицу. Отпечатавшись в мокрой земле... пара колес уходила к горизонту. И соединялась прямо у него.
- Нам пора.
Они облачились в дорожные плащи, и отправились в путь. Пять силуэтов двигали вдоль дороге следуя своим целям, надеждам, и мечтам.
Мертвый старец... желающий сохранить своих друзей.
Молодой скелет. Ищущий свое прошлое.
Старый ребенок. Верно, служащий своему господину.
Мертвый граф. Мечтающий вернуть свое королевство.
И маг. Шедший за очередной бутылкой.
Необычная компания. Для не слишком обычной истории.

Послесловие.
Как вы могли заметить, история не закончена. Более того... это даже не середина. Я невероятно рад что вы дочитали до сюда, для меня это много значит. 
Если вам понравилось, да и если не понравилось тоже...
Пишите, скажите что вы думаете. Поддержите меня.
А продолжение не за горами.
Жду ваших рецензий.
Спасибо за чтение.

Дата публикации: 02 января 2019 в 21:10