26
584
Тип публикации: Публикация

Младенчик

 

Софи сидела на диване и выстукивала ножкой замысловатый ритм. Тук-тук-тук, каблучком нарядной туфельки по металлической раме дивана, тук-тук-тук. Строгая женщина, сидящая за столиком администратора, периодически бросала на Софи косые взгляды, но молчала. Тук-тук-тук.

С одной стороны, Софи очень любила ездить в новые места с родителями. Но на этот раз они оставили сидеть ее в приемной, а сами куда-то ушли. Пол в приемной соблазнительно блестел, обещая веселое катание, но администратор строго-настрого запретила девочке носиться по холлу. Тук-тук-тук.

С другой стороны, Софи терпеть не могла больницы. А это место, несмотря на весь его блеск, огромные цветы в горшках, веселенькие журнальчики и большой телевизор, до ужаса напоминало девочке стоматологию. Стоматологии она не любила больше всего. Тук-тук-тук.

Администратор сдалась.

- Дорогая, ты не могла бы вести себя потише? - взмолилась она. - Твои мама и папа скоро вернутся.

- Мне скучно, - капризно заявила девочка и сложила руки на груди.

- Хочешь поиграть на моем планшете?

- Родители не разрешают мне брать чужие гаджеты, - надменно ответила Софи.

- Может, ты хочешь порисовать? - прибегла администратор к последнему аргументу. - Посмотри, какие красивые маркеры у меня есть!

Софи посмотрела на женщину, на горсть разноцветных маркеров, которые она протягивала с мольбой в глазах, и с королевским достоинством кивнула.

- Я люблю рисовать.

Администратор вздохнула с облегчением. В такие клиники посетители с детьми не заходили от слова “совсем”, так что она совершенно не понимала, что ей делать с разбушевавшейся пятилеткой. Но девочка, вроде, успокоилась. Она с упоением пририсовывала усы и рожки щекастеньким младенцам на обложках журналов, проявляя при этом завидную креативность - комплекты усов и рожек не повторялись.

Когда из кабинета врача вышла молодая пара, администратор совершенно непрофессионально с облегчением вздохнула.

- Да-да, я уверен! - судя по интонации, врач повторял эту фразу далеко не первый раз. - Плод сформировался и закрепился. Конечно, рано пока о чем-то говорить, вы должны показаться еще через несколько недель, чтобы я мог дать точный ответ, но пока все хорошо.

- Ох, спасибо, доктор! Извините нашу навязчивость, но все это так ново для нас! И немного страшно, скажу честно, - женщина прижалась к своему спутнику, словно ища защиты, и он ее обнял.

Врач бросил короткий взгляд на Софи, которая решила от рисования перейти к аппликации и теперь методично вырывала странички из журналов, пытаясь склеить их слюной.

- Все абсолютно нормально, Маргарет, я все понимаю. Многие ведут себя точно так же, вот только… Я думал, что эта девочка - ваша дочь.

- О, Софи? Конечно! - женщина улыбнулась. - Когда Боб… Когда мы узнали, что у нас есть… проблемы, мы решили удочерить эту красавицу. Она тогда была еще совсем крошкой. Конечно, она - наша дочь. Просто хотелось бы…

- Мальчика, - нервно добавил Боб. - Из нашего генетического материала, если можно так сказать.

На мгновение повисла неловкая пауза.

- В общем, жду вас через три недели, - нашел выход из ситуации доктор. - Хорошего вам дня.

Он поспешно закрыл за собой дверь.

Боб и Маргарет, обнявшись, прошли мимо стойки администратора к Софи. Девочка радостно вскочила из-за стеклянного столика, усеянного мелкими клочками бумаги.

- Дорогая, скоро у тебя будет братик, - Боб опустился на колени перед девочкой, взял ее лицо в ладони и поцеловал в лоб.

- Не торопи события, милый, - Маргарет погладила дочку по голове. - Нескоро. И сестричке мы тоже будем рады.

- Ого! - восторженно воскликнула Софи. - А где он?

- Вот тут, - женщина погладила себя по животу, еще совершенно плоскому.

Софи протянула руку к маме и положила руку на ее живот. Ее лицо вытянулось в удивлении.

- Тут ничего нет, - разочарованно протянула она.

- Просто он еще очень-очень маленький…

- Тут ничего нет, - отрезала Софи. - Вы просто мне врете, потому что мне надо лечить зуб.

Боб и Маргарет переглянулись, не понимая, что делать.

- Вообще-то… - задумчиво протянул мужчина. - Вообще-то это был секретный план, чтобы повезти тебя кушать мороженое, если ты будешь достаточно храброй. Ты была храброй?

- Я сидела тут совсем одна и даже не бегала, - с гордостью отчиталась Софи.

- Значит, мороженое!

 

Софи лежала на ковре в гостинной и выстукивала пальцем по пластиковой кукле навязчивый ритм. Тук-тук-тук.

Родители почему-то решили, что если купят ей куклу, похожую на настоящего младенца, ей будет легче смириться с появлением братика в семье. Против братика она ничего не имела, хотя что ей делать с этой большой, неудобной куклой, не представляла совершенно. Ей гораздо больше нравилось играть с книгами, которые откроешь, а там замок внутри, или дракон, или гробница мумии. Еще там были маленькие картонные фигурки, которые можно было расставлять, как ей нравилось, и всякие секретные кармашки с блестками и монетками. А кукла просто лежала, несинхронно мигая большущими пластиковыми глазами. Иногда она начинала плакать, и тогда ее надо было кормить из специальной бутылочки. После кукла делала совершенно ненастоящие какашки, которые почему-то нельзя было выбрасывать. Их забирала мама, и Софи сильно подозревала, что из этих какашек делалась та самая загадочная смесь, которой надо было кормить куклу. Глупая игрушка. Девочке было скучно. Софи брала эту куклу в гостинную и делала вид, что играет с ней, когда родители были рядом, чтобы их порадовать, но сейчас ей было ну просто невыносимо скучно. Тук-тук-тук.

Она бы лучше занялась постройкой форта из подушек от дивана в игровой комнате, но игровой комнаты у нее больше не было. Ее отдали будущему братику. Стены в комнате из загадочных темно-синих с феями и звездочками стали невнятно-салатовыми, цвета жижицы, которая появляется из жуков, если на них наступить. Появилась забавная кроватка, которая больше напоминала клетку с подушками, но исчез большой ящик с игрушками в форме динозавра. Вообще комната тоже стала похожа на больницу, а Софи больницы не любила. Больница дома? Фу!

В жизни стало слишком много “фу”.

Мама, которая лежала на диване и читала какую-то книгу, резко вскочила и побежала в туалет. Судя по звукам, ей было очень-очень плохо. Софи взяла свою бесполезную куклу, ее бесполезную бутылочку и горшок и побрела в свою комнату. На лестнице она остановилась, прислушиваясь к разговору родителей.

- Маргарет, нам выезжать через час, ты можешь взять себя в руки?

- Ты думаешь, мне это нравится, Боб? Серьезно?

- Извини, дорогая, мы все на нервах. Но дорогу-то ты выдержишь?

- Возьму с собой пару пакетов. Не волнуйся, твой бесценный салон не пострадает.

- Марджи, ну перестань!

Еще одна пауза и “фу” звуки.

Софи медленно-медленно поднялась на следующую ступеньку. Она хотела дослушать разговор.

- Ты договорился с Пэйдж?

- Да, она согласилась посидеть с малышкой несколько часов, пока мы будем у врача. Надеюсь, она придет вовремя. Ты же знаешь, как она любит опаздывать…

Дальнейшее девочку уже не интересовало. Она любила тетю Пейдж. Та всегда рассказывала интересные истории обо всем на свете и разрешала Софи оставаться на кухне, когда готовила. Даже давала облизывать крем с ложки и разрешала съесть первые печенюшки, которые всегда получались странной формы. Девочка побежала в свою комнату, чтобы убрать куклу в ящик для игрушек. Голова куклы билась о ступеньки с каждым шагом. Тук-тук-тук.

 

- Твоей маме надо кушать побольше фруктов. И еще ей нужен кальций, - тетя Пейдж мыла в раковине огромные красивые яблоки. - Знаешь, что такое кальций?

- Нет! - Софи сидела на своем стуле и болтала ногами.

- Из кальция строятся кости и зубы. Его много в молоке, и твороге, и сыре, - Пейдж взяла большой блестящий нож и начала аккуратно резать яблоки. Сначала на две части, потом - на четыре, потом ножиком поменьше - вырезала сердцевину. - Творог любишь?

- Терпеть не могу! - весело ответила Софи.

- А стоматологов?

- Вообще ненавижу!

- А что не любишь больше - творог или стоматологов? - тяжелый нож так и порхал в руках Пейдж, нарезая яблоки на небольшие кубики.

- Стоматологов! - не раздумывая ответила девочка.

- Тогда ешь больше творога, и будешь реже ходить к стоматологу, - женщина вытерла нож и повесила его на магнитную доску. - Сегодня мы сделаем тебе и твоей маме пирог из творога и яблок. Фрукты и кальций. Здорово, правда?

- Здорово!

Пейдж смешала творог, яйца и муку, добавила щепотку соли и немного сахара. Потом вмешала нарезанные яблоки, уложила смесь в форму и поставила в духовку.

- Твоя мама будет хорошо себя чувствовать и твой братик родится здоровым и сильным.

- Братик… - Софи почему-то сразу погрустнела. - Не будет у меня братика.

Пейдж бросила на девочку настороженный взгляд. Та сидела на своем стуле, болтая ногами, и смотрела в пол. Выражение ее лица невозможно было прочесть.

- Да что ты такое…

Женщину прервал звонок в дверь. Она бросила последний взгляд на Софи, вытерла руки о полотенце и пошла открывать. В дверях стояли счастливые родители. Боб сиял, как новогодняя елка, и даже на изможденном лице Маргарет проступила улыбка.

- Это мальчик! - вскричал мужчина и бросился обнимать сестру. - Это все-таки мальчик!

Пейдж отстранила брата и посмотрела на беременную. Маргарет всегда была худышкой, а сейчас и вовсе терялась на фоне огромного живота. Даже слишком большого, как на мгновение показалось Пейдж.

- Поздравляю, дорогая, - женщина аккуратно обняла Маргарет. - Я знаю, как давно вы этого хотели.

- Он пинается, - улыбнулась Мардж. - Хочешь потрогать?

- Н-нет, спасибо, у меня все руки в муке. А вот Софи, думаю, захочет. Софи, дорогая, иди сюда!

- Софи, иди познакомиться с братиком! - крикнул Боб.

Послышался топоток ног. Девочка выбежала из кухни и устремилась к родителям. Внезапно она будто впервые заметила огромный мамин живот, ее шаги замедлились.

- Ну же, дорогая, иди сюда, - Маргарет ласково подозвала к себе дочь. - Теперь мы точно знаем, что это мальчик. Если хочешь, будем вместе придумывать ему имя. Ну иди же. Хочешь почувствовать, как он пинается? Поздоровайся с братиком!

Девочка не смогла заставить себя подойти ближе - так и застыла на расстоянии вытянутой руки. Ее ладонь медленно поднялась и прижалась к маминому животу.

Тук-тук-тук.

На лице Софи застыла гримаса ужаса.

- Это не братик! Это зло! - закричала она и, спотыкаясь, побежала прочь, по лестнице, в свою комнату.

Взрослые переглянулись.

- Дети… Иногда странно реагируют на такие вещи, - тихо произнесла Пейдж.

На кухне духовка звонком оповестила о том, что пирог готов.

 

Гостиная была богато украшена: на стенах покачивались гирлянды, под потолком парили грозди воздушных шариков, голубых и серебряных. Народу было - не протолкнуться. Пахло вином, потому что дедушка Софи уронил бутылку на ковер. Но все только посмеялись. Смех звучал из каждого угла комнаты, мужчины и женщины - друзья и родственники - стояли группками, обмениваясь новостями и обсуждая то, как теперь изменится жизнь молодой пары. Кто-то шепотом упоминал имя Софи, бросая на нее настороженный взгляд. Девочка тихо сидела на последней ступеньке лестницы, будто готовая бежать в свою комнату в любой момент. Она отказалась от конфет и даже проигнорировала бисквитный торт - очередной шедевр от любимой тетушки Пэйдж - только сидела на ступеньке и без аппетита грызла яблоко. Ее взгляд был прикован к входной двери.

Наконец, дверь распахнулась и вошли Боб и Маргарет. Новоиспеченная мать держала в руках сверток из ткани и кружева, который легонько шевелился. Гости взорвались приветственными криками, толкая друг друга, чтобы поскорее посмотреть на младенца и поздравить родителей. Софи так задумалась, что не заметила, как съела яблоко полностью, с косточками и цветком. В руках осталась только палочка. Девочка сжалась в тугой комочек, прижав колени к груди и вертя палочку в руках.

Неужели они не чувствуют? Неужели не видят?

Ей было очень одиноко. Даже тетя Пэйдж оставила ее - она восторженно ворковала над свертком, который торжественно дал подержать ей Боб. Швырнув палочку на пол, Софи тихонько поднялась по лестнице и спряталась в своей комнате. Ее исчезновение никто не заметил.

Девочке было очень страшно и очень тоскливо. Ей казалось, что сегодня, едва ее родители переступили порог, она перестала существовать. Ее место заняло это мерзкое маленькое чудовище в кружевных пеленках, и никто, даже умная тетя Пэйдж, не заметил этого. Если она ничего не сделает, этот монстр съест ее первой, потому что она одна знает, что это никакой не братик. Он съест ее, а потом маму, потому что она стала бесполезной, и папу, чтобы он не смог его остановить. А потом тетю Пэйдж. И всех остальных. Нужно его остановить. Но как же страшно!

Софи сгребла подушки с кровати, накрыла одеялом и спряталась в своем маленьком форте. Голоса внизу постепенно начали затихать - гости расходились по домам. Тихо открылась и закрылась дверь в соседней комнате со стенами цвета мертвых жуков. Девочка ждала, обняв себя за плечи и тихо покачиваясь. Из спальни родителей донеслась какая-то возня, но вскоре затихла и она. Дом погрузился в полную тишину, такую всеобъемлющую, что Софи слышала, как бьется ее сердце. Время сделать то, что нужно сделать.

Достав из-под ковра большой блестящий нож, который девочка стащила из кухни, пока все были заняты приготовлениями к празднику, она бесшумно открыла дверь своей комнаты и вышла в коридор. Она знала, куда идти. В конце-концов, когда-то она точно так же кралась ночью в свою игровую комнату - к мумиям и драконам - если не спалось. Медленно, не издавая ни звука, Софи повернула замок и открыла дверь. В комнате было не очень темно - мрак рассеивал ночник в виде луны и звезд, висящий над детской кроваткой. Не дыша девочка сделала крошечный шажок. Еще один.

Оно лежало на спине, розовое, подрагивающее, плюшевое одеяло валялось где-то сбоку. Осталось только опустить стенку кроватки-клетки.

Софи подняла нож, и отражение игрушечной луны блеснуло на лезвии.

Тишину ночи разбил вдребезги громкий, раздирающий душу визг.

 

- Господи-господи-господи, - причитал Боб, подкрадываясь к Софи, которая, подвывая, забилась в угол. У ее ног валялся большущий нож. - Господи, что же ты натворила!.. Господи…

Девочка билась в судорогах, ее глаза были неестественно расширены.

Маргарет метнулась к детской кроватке.

- Боб! - голос ее был мертвым, лишенным всяких интонаций.

Из кроватки капала липкая жидкость.

Софи, дрожа, поползла к двери, с трудом разогнулась и включила свет.

- Я вам говорила! А вы не слушали! Говорила! - Софи снова скорчилась, обняв себя. По ее лицу текли слезы. - Нет братика!

На ноже, брошенном в углу, не было ни капли крови.

В кроватке лежало нечто, напоминающее младенца. Его живот был распорот от шеи до пупка, вместо внутренностей тянулись липкие нити чего-то желтовато-белого. Жидкость стекала из разреза, собираясь в крупные капли, и ее было больше, гораздо-гораздо больше, чем могло вместить такое крохотное тельце. Существо повернуло голову к Маргарет и открыло глаза, серые, с ненормально большими зрачками. Женщина попятилась. Оно распахнуло рот, и оттуда потянулись белесые нити, оплетая одеяльце, кроватку и ночник с луной и звездами. На концах нитей набухали твердые острые шипы, похожие на диковинные плоды.

- Боб!!! - заорала женщина, продолжая пятиться, пока нити все множились, тянулись дальше и дальше, тянулись к ней.

Мужчина закинул Софи на плечо, схватил жену за руку и выпрыгнул из комнаты, захлопнув за собой дверь.

Тук-тук-тук...

Дата публикации: 03 января 2019 в 10:07