5
246
Тип публикации: Совет

Интересные встречи происходят порою с нами в дороге. Дорога сближает людей. Она заставляет абсолютно случайных попутчиков делиться друг с другом самым наболевшим и сокровенным.  В этом непостижимом обстоятельстве, как никогда, ощущается повсеместное присутствие Высшего разума.
  Давеча ехал в поезде и оказался вовлечён в дискуссию по поводу Б-га, души, реинкарнации, религии, фатума и кармы. Моих оппонентов было двое. Один - мужчина где-то слегка за пятьдесят, второй - двадцатитрёхлетний парень. Таким образом, я оказался аккурат между ними. Как по возрасту, так и по мировоззрению.
   Наш разговор, начавшийся с обсуждения пеших походов по Крыму, неожиданно плавно перешёл на более серьёзные темы. Ехали мы в плацкарте, время было позднее. И что примечательно: беседовало наше трио достаточно шумно, однако никто из окружающих пассажиров не попросил нас вести себя потише или, вообще, заткнуться. Вокруг нас, словно, образовался некий вакуум. А может, соседям по вагону тоже было интересно, чем закончится наша дискуссия? Может и они на досуге неоднократно пытались разобраться в подобных вопросах? Хрен его знает.
  Молодой человек напирал на то, что всё в жизни предопределено заранее. Дескать, от судьбы не уйдёшь, и поэтому он является закоренелым фаталистом. Не верит ни в Б-га, ни в чёрта. 
  Мужчина же в возрасте позиционировал себя, как последователь буддизма. Исходя из его соображений, вся наша жизнь – это череда вполне закономерных событий, которые являются лишь следствием поступков, которые ты совершил в данной или в прошлых своих жизнях. Умозаключения буддиста были довольно любопытны, но я чётко видел, что он до сих пор ищет ИСТИНУ. К тому же знания, почерпнутые исключительно из религии, на мой взгляд, во многом ошибочны. Так вот, по мировоззрению пожилого попутчика выходило, что цели в жизни не существует, а есть лишь путь. Путь, который каждый индивидуум выбирает для себя самостоятельно. Согласно своему воспитанию и убеждениям. В конце этого пути человека якобы ждёт просветление и перерождение в другом измерении и возможно в другой сущности. Проповедуя свою теорию, буддист утверждал, что жизнь бесконечна. Но когда мы со вторым оппонентом указали ему на его же слова о том, что в результате окончательного просветления душа умирает, а, следовательно, это и есть конец жизни, то он явно запутался. Молодой человек, оказавшийся аспирантом, обучающимся в геологическом институте, больше склонялся к мысли, что за пределами смерти не существует ничего.
  – Я закоренелый материалист. Мне, чтобы во что-то поверить, нужно это что-то либо увидеть собственными глазами, либо пощупать своими руками, - заявлял аспирант.
  - Жизнь априори конечна и даётся человеку только один единственный раз. И пока мне на собственном примере не доведётся убедиться в обратном, ваши доводы останутся лишь пустыми словами. Так что пока для меня бессмертие души под большим вопросом. Дайте мне доказательства существования вашего Б-га! И я в тот же момент перестану быть атеистом.
  – Ну ты же не можешь отрицать того, что некая Высшая сила реально существует? Неужели ты никогда не сталкивался с её проявлениями? – набрасывал говно на вентилятор я, откровенно забавляясь безаппеляционностью суждений, которая так присуща молодости. Аспирант-геолог тотчас уходил от темы и переводил разговор в плоскость диалектики Гегеля, пытаясь выяснить, что первично: материя или сознание?
  Наша полемика длилась несколько часов подряд, пока я вдруг с удивлением не обнаружил, что никто из участников разговора не делает попытки даже познакомиться поближе, узнав, хотя бы для начала, имена друг друга. Магическая аура, которая являлась связующим звеном между мной, фаталистом-геологом и пожилым буддистом была на порядок выше общепринятых норм знакомства. Она не нуждалась в наших анкетных данных и фактах биографии.
  – У меня математический склад ума. Разложите мне вашу точку зрения языком цифр и формул, чтобы я смог получить алгоритм действия, - твердил молодой где-то прочитанное и ловко заученное им клише.
  – Это невозможно. Потому что ты и только ты САМ – творец собственной жизни. От того, как ты поступишь в данный момент, и зависит по какому пути тебе доведётся идти дальше. Выбор всегда остаётся за тобой и его нельзя облечь в математические формулы, - мягко осаживал его буддист. Я же очутился на положении третейского судьи, к которому они периодически обращались за советом по тому или иному интересующему их вопросу.
  Несмотря на некоторую ограниченность мышления, аспирант показал себя довольно начитанным юношей. Например, он был в курсе того, что наш язык жестоко исковеркан, множество букв напрочь вымарано из алфавита и значение многих слов подменено вплоть до диаметрально противоположного.
  – Выражая свою мысль вслух, мы уже теряем её первоначальное значение. В результате мы озвучиваем совсем не то, что на самом деле хотели сказать, - с умным видом вещал молодой человек.
  – Тогда нам следует общаться телепатически, - переводил всё в шутку я.
  – Зря вы надсмехаетесь. Возможно, в будущем люди так и будут разговаривать друг с другом.
  – А, возможно, ещё наши предки именно так и общались между собой. Кто знает? – подзадоривал аспиранта я. Не найдя аргументов, тот недовольно сопел, а буддист, глядя на нас, щурился в лукавой усмешке.
  Мне определённо нравились мои «случайные» собеседники.  Мы обсуждали такие темы, о которых простой обыватель даже не задумывается. Пространственно-временные измерения, чёрные дыры, дежа вю, засилие машин, ускорение вращения планеты Земля вокруг своей оси и сокращение из-за этого светового дня, нанотехнологии и пресловутый андроидный коллайдер. Тут же, не откладывая дела в долгий ящик переходили от теории к практике и, следуя теории седоволосого буддиста, анализировали его жизненный путь, чтобы хотя бы примерно определить в кого он перевоплотится после реинкарнации.
  – Самое интересное: я взял с собой в дорогу книжку и собирался уединиться, чтобы почитать её. Честно говоря, в последнее время попадаются такие скучные попутчики. Вы же заставили меня забыть про книгу, - после многочасовой беседы сделал нам неожиданный комплимент аспирант.
  – Надо же. Я тоже собирался почитать в поезде книгу. Специально взял её с собой, - ответил ему я.
  – Вы будете смеяться, но я, также как и вы, положил в рюкзак книжку для чтения, - сознался вслед за мной и буддист. – Видите: вот вам и причинно-следственная связь. Мы все трое взяли с собою в поезд книгу. Я попросил тебя (здесь буддист указал на меня) помочь пристроить велосипед на третьей полке. Затем обратил внимание на твой (здесь он указал на аспиранта) велосипедный шлем. После чего на почве увлечения велосипедным спортом и туризмом наши пути пересеклись и теперь мы втроём ведём эту увлекательную дискуссию.
  – Подождите! Но вы поначалу, вообще, находились в соседнем купе, а я присоединился к вам, в принципе, почти случайно, из врождённого любопытства. Я же ведь мог и не встрять в ваш разговор, - возразил ему я. Пожилой буддист доброжелательно улыбнулся: - Нет, не мог. Я видел, как ты со своего места прислушивался к нашей беседе. У тебя уже тогда горел глаз. Поэтому рано или поздно ты бы всё равно присоединился к нам. Я был вынужден согласиться с его доводами.
   Глубокой ночью плацкартную боковушку, где расположился наш «интеллектуальный клуб», заняли вошедшие на очередной станции пассажиры. Мы покорно разбрелись каждый по своим местам, согласно купленным билетам. 
  А проснувшись поутру, пожали на прощание руки друг другу и разошлись по жизни дальше, оставшись навсегда в статусе случайных попутчиков. Даже не узнав, как зовут каждого из нас в этой жизни.  Правда, если уж быть до конца точным, буддист, глядя заискивающе в глаза, ждал от меня встречного шага, но я не стал проявлять инициативы. Молодой же аспирант просто весело подмигнул мне и, натянув по самые брови вязаную шапочку, быстрым шагом скрылся в толпе высадившихся на перрон пассажиров.

 

Дата публикации: 05 января 2019 в 22:33