0
25
Тип публикации: Публикация
Рубрика: детектив роман

 

ГЛАВА 9. ДРУГИЕ ПОДОЗРЕВАЕМЫЕ

 

              Возвратившись домой около полудня, он застал Кешу в постели. Его напарник и не думал приступать к работе.

              «Почему же это дело его не заинтересовало? — подумал старший партнёр. — Что я сделал не так и как исправить ситуацию?»

              Они пообедали и Кеша поехал на встречи, а Захар присел в кресло и задумался. Кеша не жаловался, старался выполнять работу точно и в срок, но делал всё как-то вяло, без энтузиазма.

              «Либо неинтересные фигуранты, либо не нравится быть на вторых ролях, — решил после недолгих раздумий. — А скорее всего и то, и другое».

              В это время вернулась из больницы Вера Васильевна. Вид у неё по-прежнему был расстроенный, из чего Захар понял, что состояние Миланы не улучшилось. Чтобы немного отвлечь старую женщину от тяжёлых мыслей, он решил выяснить у неё кое-какие интересующие его детали.

              — Вера Васильевна, я хотел спросить вас о мобильном Миланы. Где он?

              — Не знаю. Она всегда носила его в сумочке. Думаю, и на день рождения она забрала его с собой. А разве его не нашли?

              — В том-то и дело, что нет. Выходит, пропал вместе с сумочкой. А жаль. Думаю, в нём можно было найти кое-что интересное...

              Захар подумал о том, что раз нет мобильного, можно было бы осмотреть компьютер. Вдруг промелькнёт какая-нибудь зацепка?

              — А давайте вместе осмотрим её комнату?

              — Да что мне смотреть, я всё там видела... Только расстраиваться...

              — Ну ладно, если вы не против, я посмотрю сам.

              Захар открыл дверь и вошёл. Он понял, что это такая же комната, как у Блошкина, только этажом выше. Но как же эти две комнаты различались!

              Белый шёлк на стенах, белая мебель, белое стёганое покрывало на кровати — она казалась воздушной. Лёгкая белая занавеска трепетала на ветру, создавая иллюзию полёта. Подоконник был уставлен цветущими растениями. На стенах в рамках висели грамоты и награды за победы в танцевальных конкурсах. Комната Миланы была живой, она дышала; комната Блошкина словно застыла в пространстве и времени.

              Захар подошёл к столу, включил компьютер. Но требование пароля показалось детективу невежливым, и он решил отложить знакомство с виртуальной жизнью Миланы до прихода Кеши, главного хакера в их скромном коллективе. Чтобы не терять времени, начал рыться в ящиках стола.

              Как ни странно, поиск дал результаты, хотя и не сразу. Вдоволь покопавшись в безделушках, лежащих россыпью, в косметичках и несессерах, Захар обнаружил деревянную шкатулку с письмами. Там же лежали две шестимесячной давности записки любопытного содержания.

              Первая: «Долг платежом красен. С.Н.К.».

              И вторая: «Верни долг либо деньгами, либо натурой. Иначе тебя ждут неприятные последствия. С.Н.К.».

              Достав полный список фигурантов, Захар определил, что подобные инициалы среди них только у одного человека — Сергея Натановича Кадкина. Весьма неплохой улов!

              Вера Васильевна ситуацию прояснить не смогла. О муже лучшей подруги внучки она знала мало. Ухаживал за Натой долго, с восемнадцати лет. Поженились недавно, в прошлом месяце праздновали годовщину. Милана рассказывала, что он владелец небольшого агентства недвижимости, что очень жадный. Тем не менее Ната может себе позволить не ходить на работу, а заниматься исключительно стихосложением.

 

                                                                                    *              *              *

 

              За годы работы детективом Захар выработал привычки, которые помогали ему в расследованиях. Одна из них заключалась в том, чтобы коротко, в двух словах, давать характеристику собеседнику, кем бы он в деле ни являлся. Это помогало ему с самого начала классифицировать фигурантов по степени вероятности их способности совершить преступление. Вторая состояла в том, что он никогда не заканчивал рабочий день, не обсудив результаты поиска со своим партнёром или хотя бы с самим собой.

              Тем временем позвонила Анжела и назначила встречу. Долго спорили, где лучше провести беседу: в кафе или у неё дома. Анжела предлагала кафе, самое дорогое в городе. Имеющий опыт общения с подобными дамами, Захар намекнул, что поскольку встреча деловая, каждый платит за себя, и девушка тут же перенесла встречу к себе домой.

              Она жила в типичной многоэтажке. Лифт не работал, чему Захар ничуть не удивился. Пришлось подниматься пешком. Хорошо ещё, что четвёртый этаж, а не шестнадцатый. На третьем в одной из квартир приоткрылась дверь и чей-то любопытный глаз рассматривал его в щёлку до тех пор, пока он не скрылся из виду. Вот и нужная дверь. Захар позвонил.

              — Входите, открыто! — услышал голос из глубины квартиры, толкнул входную дверь, вошёл.

              Из ванной доносился шум воды. Захар стоял у входа и ждал дальнейших инструкций. В прихожей было темно, но ему всё же удалось рассмотреть изящную меблировку и обилие одежды и украшений.

              — Проходите на кухню! — продолжала командовать из-за закрытой двери хозяйка. — Я сейчас...

              Кухня под дерево, подоконник уставлен цветами, на холодильнике клетка с парой волнистых попугайчиков. Резкий свист — закипел чайник. Захар отключил конфорку. Столик красиво сервирован: тонкие чашки китайского фарфора, корзинка в печеньем, фрукты.

              А вот и хозяйка: в атласном халате, рыжие волосы собраны в замысловатую причёску. Вот только улыбка фальшивая, — отметил Захар — словно наклеенная. Анжела не была красавицей. Скорее, умела себя преподнести.

              — Я вас внимательно слушаю, — нежным голоском пропела девушка, разливая по чашкам ароматный чай с бергамотом и бросая на гостя заинтересованные взгляды. — Итак, о чём пойдёт речь?

              — Расскажите о ваших отношениях с Рафаэлем.

              Лицо мгновенно потеряло ангельское выражение, скривившись в злобной гримасе.

              — Сколько можно! Устала уже повторять одно и то же...

              — Ну так расскажите что-нибудь новое!

              — Что же? — Недоумённо посмотрела на него девушка.

              — Правду, например. Ради интереса и для разнообразия.

              — Вы кто? Новый следователь?

              Захар улыбнулся её попытке оскорбить, ведь она прекрасно знала, кто он и для чего пришёл.

              — Частный детектив Захар Можайский. Приехал расследовать покушение на убийство Миланы Рудь.

              — Надо же! Какая важная птица! Из столицы приезжают такие очаровательные мужчины ради Миланы! Хоть бы кто-то приехал ради меня...

              — Не исключено, что когда будет покушение на вашу жизнь, то приедут и к вам.

              — Нет уж, благодарю! — пробормотала Анжела. Чтобы отвлечь гостя от неприятной темы, девушка подлила детективу чаю, указала на сладости. — Что же вы, угощайтесь!

              Но Захар не повёлся на маленькую хитрость и упрямо гнул свою линию.

              — Итак, мы остановились на Рафаэле. Меня интересуют ваши отношения с ним и с Миланой.

              — Да нечего рассказывать! Этот ублюдок только ставит из себя крутого мачо. На самом деле — обыкновенная тряпка, подкаблучник!

              — Что вы имеете ввиду?

              — Он лжец и подонок — вот что!

              — А если отбросить эмоции?

              — Он разрушил мои планы! Наобещал мне всякого... Я взяла отпуск! И тут на тебе — вместо поездки на Канары — извини, у меня невеста и всё такое!

              — Прошу прощения, Анжела, но разве вы не знали, что у него действительно есть невеста, с которой он встречается три года?

              — Четыре! Ну и что? Я ничем не хуже её, а может и лучше!

              — То есть я правильно понял, что вы были бы не прочь занять её место?

              — Не знаю, я ещё не решила...

              — А если бы решили, то каким способом бы этого достигли?

              — Да любым! Какая разница?

              — Боюсь, что разница есть. Как вам идея отравить соперницу?

              — Только не ради этого идиота! — пожала плечами девушка.

              Захар присвистнул.

              — Значит, в принципе, идея вам нравится?

              Анжела насмешливо посмотрела на Захара.

              — Не выдавайте желаемое за действительное! Я не до такой степени нуждаюсь, чтобы идти на криминал. Не трогала я вашу Милану!

              — Боюсь, что теперь одного вашего слова мало. Потрудитесь привести доказательства.

              — А как же презумпция невиновности?

              — В данном случае это не работает. Я не адвокат.

              — А если откажусь?

              — Тогда я буду вынужден обо всём сообщить следователю, который жаждет крови.

              — Ладно. Чего вы хотите?

              — Алиби.

              — Пожалуйста! — Она протянула Захару аккуратно сложенный вчетверо листок. Прочитав его содержимое, Захар сложил бумагу и вернул девушке.

              — И последнее. Как вы считаете, мог бы Рафаэль убить Милану?

              Анжела на минуту задумалась.

              — Думаю, в принципе, мог бы. Но не таким изощрённым способом. Да и зачем?

              — Скажем, из ревности.

              — Из ревности убивают, когда любят. Рафик любит только себя. Остальных он использует. А это значит...

              — ...что когда кто-то перестаёт его устраивать, он ищет ему замену, — закончил за Анжелу Захар.

              «Циничность и меркантильность, — продумал Захар, покидая квартиру. — Ещё минус один подозреваемый».

              Спускаясь по лестнице, он погрузился в размышления. Подозреваемые отсеивались один за другим, а ситуация по-прежнему оставалась неясной.

              «Неужели что-то упустил?» — Такое бывало редко, но исключать подобную возможность нельзя.

              На третьем этаже открылась дверь, и пожилая женщина поманила Захара к себе.

              — Если не ошибаюсь, вы полицейский? Приходили к Анжеле?

              В целях экономии времени он не стал пускаться в объяснения, просто кивнул.

              — Хотела сообщить, что в прошлый вторник она устроила скандал.

              — Скандал? Кому? — переспросил Захар.

              — Как кому? Этому своему... Рафаэлю...

              — Откуда вы знаете?

              — Да она так кричала, что полподъезда без своего на то желания стали в курсе её дел.               — И часто она так себя ведёт?

              — Она несдержанна, что правда, то правда. Но так вела себя впервые.

              — И что же она кричала?

              — Что убьёт и его, и его невесту. Не только кричала, но и била посуду. А потом выставила его за дверь.

              — И в чём, по-вашему, причина такого поведения?

              — Я не совсем поняла, но скорее всего он отказал ей в деньгах или подарках...

              Захар улыбнулся. Зря пропадают такие шикарные подозреваемые!

 

                                                                      *              *              *

 

              Вернувшись домой, Захар пообедал и позвонил Гончаровой, чтобы на вечер назначить ещё одну встречу. Ната поинтересовалась только, должен ли присутствовать при разговоре супруг. Получив утвердительный ответ, сказала, что муж будет после 19 часов и повесила трубку. Но произошло одно событие, нарушившее его планы. В дверь позвонили. На пороге стояла Ирида Витальевна, но её было не узнать.

              — Верочка! — запричитала она с порога. — Помоги! Не знаю, что мне делать!

              — Что случилось, Ида? — Вера Васильевна никогда не видела подругу такой расстроенной.

              — Игорёк... С Игорьком плохо!

              — Заболел, что ли?

              — Не знаю, что с ним случилось! Утром, когда уходил, всё было нормально, а пришёл сам не свой! Слова не может вымолвить! — И несчастная женщина разрыдалась. Кеша бросился за водой, Захар увлёк Ириду Витальевну на площадку. Он хотел побыстрее увидеть причину её расстройства.

              Захар всегда считал, что первое впечатление самое сильное. Первое знакомство с Блошкиным оказало на него неизгладимое впечатление. Это был ничем не примечательный парень с простоватым лицом и редкими русыми волосами. Он лежал на полу, точнее, не лежал, а катался по полу и рыдал. Казалось, он не понимал, кто он и где находится.

              — Элементарная истерика, — Захар взял у Кеши стакан воды, предназначенный для тётушки, и попробовал напоить Игоря. Попытка успехом не увенчалась. Игорь вертел головой, махал руками, в результате вся вода пролилась на него и его одежду. Впрочем, парень этого, казалось, даже не заметил.

              — Может вызвать «скорую»? — предложила Вера Васильевна.

              — Попробуем справиться собственными силами.

              Захар ушёл на кухню. Долго гремел там посудой, но все растерялись настолько, что никому не пришло в голову помочь. Вернулся с полным ведром, и пока никто не успел ничего сообразить, выплеснул всю воду на Блошкина. Тот моментально перестал кататься. Теперь он лежал смирно и хлопал светло-голубыми, круглыми от удивления глазами.

              — Есть что-нибудь успокоительное? — спросил Захар.

              — Валерьянка, валидол, корвалол... — начала перечислять Вера Васильевна.

              — У меня где-то был ново-пассит! — встрепенулась Ирида Витальевна.

              — Несите всё! — решительно махнул рукой Захар.

              Они с Кешей отнесли парня на кровать, сняли с него одежду, влили пару ложек лекарства. Тётушка хотела заняться расспросами, но Захар аккуратно вывел её из комнаты и плотно закрыл дверь.

              — Все вопросы завтра. Дайте мальчишке время прийти в себя. Всё равно в этом состоянии ничего от него не добьётесь. И обязательно выпейте успокоительного. Вам тоже нужно поспать.

 

                                                                      *              *              *

 

              Состояние Блошкина оказало на всех сильное впечатление.

              — В первый раз вижу его таким! Обычно он всегда тихий и спокойный! — Вера Васильевна никак не могла успокоиться.

              — С ним что-то произошло, — размышлял вслух Захар. — Какое-то сильное потрясение. Но что?

              — А может это он убил Милану? И теперь испытывает угрызения совести? — взял слово Кеша.

              — С чего такие выводы?

              — Ну, как Раскольников в «Преступлении и наказании». Он тоже не сразу испытал раскаяние.

              — А знаешь, что-то в этом есть... — задумчиво проговорил Захар. — Хотя, если учесть то, что я о нём узнал, вряд ли он стал бы убивать девушку, ведь он её любил. С другой стороны, ревность и последствия менингита могли сыграть свою роль...

              — Вижу я, ребята, что расследование продвигается плохо... — вставила слово и Вера Васильевна.

              Захар подивился её проницательности.

              — До сих пор нет нормального подозреваемого, раз Игорька в убийцы записываете... — пояснила свою мысль учительница.

              — Мы должны окончательно убедиться в невиновности каждого, — осторожно заметил Захар. — А для этого нужно хотя бы раз поговорить с человеком, услышать его аргументы, выяснить алиби...

              — Да это я так, от избытка чувств, — начала оправдываться Вера Васильевна. — Вы свою работу лучше меня знаете. Да только Игорёк мухи не обидит. А что с головой у него нелады, так это родительница его допустила. Он не виноват ни в чём...

              — Разберёмся, во всём разберёмся! — примирительно сказал Захар. — Да, скорее всего он не виновен. Но что-то же вызвало нервный срыв у спокойного парня?

 

                                                                      *              *              *

 

              — Ну вот, а теперь давай обсудим наши дальнейшие планы. Что мы имеем на сегодняшний день?

              — Целую ночь просидел за компьютером, — начал отчёт Кеша.

              — Серьёзно? Как же я не заметил?

              — Да так... Продрых всю ночь как сурок. Где уж тут заметить, как младшие работают не покладая рук...

              — Ну ладно, так и быть! С целью искупления вины, выпишу тебе премию за доблестный труд...

              — Ну, тогда другое дело! — Кеша был доволен подобным исходом.

              — Что-нибудь накопал?

              — Результатов нет. Читал переписки в соцсетях, письма на электронной почте. Зацепиться не за что. Обычная болтовня подростков...

              Захар бросил на партнёра насмешливый взгляд.

              — Сам-то далеко ушёл от этих подростков?

              — Я давно перерос эти глупости! — самодовольно сказал младший. — И всякому виртуальному предпочитаю здоровое реальное общение.

              — Только лишь потому, что у тебя нет ревнивой невесты! — подначил его Захар. — Имея такого Отелло, ей, бедняжке ничего не оставалось, как общаться тайком, через интернет...

              — Не понимаю я этого! Если он такой ревнивый, то зачем она с ним встречается да замуж за него собирается? Ведь это на всю жизнь!

              — Ну, чтобы это узнать, нужно спросить у самой девушки! — вздохнул Захар. — За кого же ей, по-твоему, выходить? За Блошкина, что ли?

               — Как знать! В чём-то Блошкин лучше Рафаэля...

              — Ну, мы уже скатились в чисто умозрительную область. Давай ближе к делу. С виртуальным общением выяснили. Как обстоят дела с реальными встречами?

              — Тоже пока ничего интересного. Нормальные ребята. Учатся, работают, имеют увлечения. Некогда глупостями заниматься. В общем, только зря время потерял...

              — Эх, Кеша, Кеша! Учу тебя, учу, а всё как об стенку горохом! Ну когда ты поймёшь, что в детективном расследовании не бывает лишней работы?

              — Да ладно, пошутил я! — улыбнулся Кеша. — Дело в другом. Ну побеседую я с оставшимися фигурантами. Ну пойму, что не причастны. Дальше что? Есть у нас какие-то ниточки?

              — Ниточки есть. Да толку нет...

              — И всё же?

              — Хорошо. Посмотрим, что мы имеем. Первый подозреваемый — Рафаэль. Есть мотив. Нет алиби. Но ничего похожего на яд у него не нашли. Не удалось также обнаружить в его окружении человека, способного изготовить яд и ввести его жертве по заказу. И, что немаловажно, с точки зрения психологии, не похоже, чтобы он смог провернуть такое дело. Все опрошенные мной считают так же.

              Самир и Карим теоретически могли бы убить, но у обоих алиби. Да и, если честно, с мотивами у них не очень. Оба знали девушку поверхностно, да и с Рафаэлем у них не такие плохие отношения, чтобы мстить ему подобным образом. Никаких улик обнаружено не было.

              Анжела Волкова. Любопытная персона. Мотив у неё, возможно, и есть — устранить соперницу. Зато алиби железное!

              — И какое же? — полюбопытствовал Кеша.

              — Справка у неё из стационара. Три дня провела в больнице. Операция по прерыванию беременности.

              — Разве с этим так долго лежат?

              — У неё какие-то осложнения. Я не вникал. Но проверил. Всё так и есть. Таким образом, остались не опрошенными Блошкин, Ната Кадкина с мужем. И всё! На этом подозреваемые заканчиваются!

 

 

Дата публикации: 07 января 2019 в 18:30