7
116
Тип публикации: Критика

     Ночь. Шёл снег. Белые огромные хлопья неразличимым потоком медленно опускались на землю. За минувший день с расщедрившегося неба выпала месячная норма осадков, но снегопад только крепчал.


     По пустому шоссе, мчась вдоль многокилометрового леса, двигался автомобиль. Сквозь трещинки наросшего плотного льда, в сыплющейся белизне, виднелся тёмный цвет 960-й «Вольво». Обмёрзлая машина уверенно неслась вперёд, рассекая в ночи плотный снежный занавес; обмотанные цепями колёса не позволяли тачке уйти в занос. Водитель жал на педаль газа, не думая о последствиях, к которым привела бы езда по заснеженной дороге. 

     Задняя правая фара разбита. Печка в салоне полностью неисправна. Маячившие дворники со скрипом смахивали с лобового стекла охапки снега.

     — Вот бл*дь!

     С досадой выругавшись, мужчина треснул по рулю ладонью. Левое плечо изнывало от острой жгучей боли. Нужно было как-то отвлечься. В клубах выдыхаемого пара незнакомец потянулся к магнитоле. Включив приёмник, он отрегулировал радиоволну и добавил громкости. Загремела баллада одной из популярных рок-групп девяностых. Заводские динамики по сию пору выдавали чистые, закладывающие уши, басы. Слившись со страхом и холодом в единое целое, музыка полностью охватила водителя, пробуждая по всему его телу мурашки.

     Играла следующая рок-композиция. Выжимая из двигателя всю возможную мощь, мужчина гнал по прямой, к счастью для него, не извилистой трассе, ничуть не сбавляя ни скорости, ни громкости. Но, так или иначе, неотступные мысли о пережитом глубже куска свинца увязли в голове. 

     Держа одной рукой руль, другой — водитель схватился за плечо, в котором зияло пулевое отверстие. Кровь шла не переставая. Мужчина взглянул на свою окровавленную ладонь. Обрабатывать рану было некогда.

     — Зараза! — прохрипел он и, невольно утерев рукой нос, оставил на лице багровый след.

     Подавшись к бардачку, незнакомец стал судорожно копаться в нём. Разгребя в стороны пачки денег, упаковки с патронами, пистолет, он достал бутылку «Столичной». Ту, что все новогодние праздники пропылилась в машине, ту, что следовало раздавить ещё задолго до этих самых праздников. Теперь уже не важно. Водка служила лекарством: обезболивающим и успокаивающим одновременно. Открутив зубами крышку, незнакомец выплюнул её, случайно выплеснув немного спиртного. Затем жадно отпив содержимого бутылки, мужчина продолжал крепко держать левой рукой руль, а правой — слил немного водки на рану.

     — Ммм...  А-а-а! — взвыв от боли, незнакомец невольно дёрнул рукой, от чего машину чуть было не занесло.

     Музыка на радиоволне прервалась на прогноз погоды. Приятный, женский голос диктора сообщил:

     «... а в Волгограде этой ночью выпадет рекордное количество осадков. Температура понизится до минус тридцати восьми. Гидрометцентр не рекомендует выходить на улицу во избежание обморожения... Оставайтесь дома дорогие радиослушатели и продолжайте слушать нашу волну...».

     Радио умолкло. Виной тому, по всей вероятности, — погодные условия, или попросту конец вещания. На несколько минут в салоне обосновалась тишина. Слышался лишь гул колёс, разгребавших цепями снег, да скрип дворников...

     Внезапно за спиной водителя, раздался тихий, с хрипотцой голос:

     — Сань... брат... 

     Сзади неподвижно сидел мужчина. Коротко стриженый, с едва открытыми глазами, он держался рукой за живот. Вся одежда на нём пропиталась кровью. Багровая, она так и хлестала из-под его ладони, стекая между пальцами.

     — Колян! — обернувшись к другу, крикнул водитель, — держись... на вот, выпей... тебе станет легче! — Протянув бутылку товарищу, он схватил руль обеими руками.

     — Сань... мне хана... я ничего не вижу... темно, — произнёс приятель, отхаркнув струйкой крови. В одолевшем безразличии, он отхлебнул немного спиртного.

  

     Стараясь не отводить напряжённых глаз от поглощённой сединой дороги, Александр бегло, но всё же посматривал в зеркало заднего вида. В какой-то момент, он увидел в отражении как Коля, сделав последний глоток, опустил голову вниз, безжизненно покачивая ею. Выскользнувшая из его пальцев бутылка с лёгким звоном упала на коврик.  

     Лицо водителя исказила боль. Невольно всхлипнув, он был не в силах сдержать выступившие слёзы. 

     «Зачем... зачем мы всё это только затеяли... я... я затеял», — подумал Александр и, смахнув с холодных щёк остывшие капли, сосредоточился на извивавшейся колее.

     

     Дорога тем временем шла под уклон. Сбавив скорость, водитель аккуратно входил в поворот. От манёвра, лежавшая на пассажирском сидении сумка опрокинулась набок. Александр схватив её за ремешки, приподнял и поставил устойчивее. Из открытой сумки выпала обёрнутая тонкой резинкой пачка пятитысячных купюр. Не сводя глаз от дороги, мужчина осторожно вложил деньги обратно.

     Теснивший косматыми кронами лес, оставался позади. Гнетущая непогода, в свою очередь, давала волю воображению вдоволь разыграться, при мысли, что впереди, до ближайшего населённого пункта простирались ещё десятки и десятки километров. Александр то и дело поглядывал в боковые зеркала, в отблесках которых мрак поглощал искорки снега. Казалось, что снегопад намеренно испытывал водителя, становясь всё плотнее и непрогляднее. Неверное движение и автомобиль кубарем покатиться с трассы.

     С каждой минутой, вытесняя остальные мысли и закрадываясь глубже, в закутки сознания, Александра одолевал страх. Сейчас, он ни о чём так не думал, кроме как о них:  

     «... они ведь догонят меня...».  

     Перед глазами вдруг образовалась пелена, разум мужчины затуманивался. Сон затягивал будто трясина. Потеря крови давала о себе знать. В салоне машины стоял жуткий холод, пронизывающий мужчину до костей, кисти рук сковывало и сводило судорогами.

     За спиной раздался глухой стук, прерывистый, доносившийся из багажника. Мгновением позже, оттуда же послышались едва разборчивые мужские крики:  

     — Эй!.. Выпустите меня..!  

     Саня уже не отдавал себе отчёта, был ли голос из багажника галлюцинацией, либо там реально кто-то заперт. Сознание постепенно покидало его. Глаза закрывались сами собой. Нащупав сзади бутылку, лежащую рядом с ногами Коляна, водитель вылил оставшуюся водку на руку. Стиснув зубы, мужчина с трудом сдержал вопль. Жгучая и острая. Боль сейчас на его стороне. Она спасала, а быть может, просто откладывала исход. Взбодрившись таким образом, водитель крепче сжал руль. На приборной панели замигала красная лампочка, уведомляющая, что бензин в баке вот-вот закончится. Не желая рисковать, Саня остановил автомобиль. Открыв скрипящую обледенелую дверь, он направился к багажнику.  

     «Там должна быть запасная канистра. Мы ведь всё предусмотрели: оружие, цепи на колёсах... дополнительное топливо... не учли лишь то, что людей у Лешего будет так много». 

 

     Тёмные волосы мужчины, плечи и спина в один миг покрылись снегом. Мороз пробивал насквозь, не спасала ни кожаная куртка с подстёжкой, ни утеплённые джинсы, ни простенькие ботинки. 

 

     Ветер раздувал падающий снег из стороны в сторону. Вьюга тысячью иглами вонзалась в тело. Медлить было нельзя. Машину в миг заносило.  

     Подойдя к крышке багажника, Александр обнаружил несколько маленьких, круглых отверстий в кузове автомобиля. Пулей была выбита правая фара, еще три горизонтальным рядом продырявили металл, чуть выше регистрационного номера. Открыв онемевшими руками крышку, мужчина увидел, что в багажнике кроме канистры, больше ничего и никого не было. Взяв ёмкость за ручку, он приготовился было к поднятию увесистой тары, но та оказалась на удивление лёгкой. Высунув бачок наружу, Саня увидел как из двух отверстий выливалось последнее топливо. Выругавшись, он нервно выкинул канистру куда-то в сторону. Та растворилась в белой мгле. Хлопнув ладонью по дну багажника, Александр лишь убедился во всей горечи обстоятельств. Черпать бензин было бессмысленно. Вернувшись, мужчина сел за руль и машинально взглянул на заднее сиденье. Никого не было. Включил свет в салоне — точно никого. В машине был лишь он один. На сидении и ковриках крови тоже не было.

  

     «Колян ведь сидел здесь... разговаривал со мной!» — убеждая себя, недоумевал мужчина.  

     Повернувшись вперёд, Александр захлопнул свою дверь и включил дворники. В этот момент, среди вьющегося снега, перед капотом автомобиля, в свете фар появился Николай. Глаза друга были тусклы. Изо рта его, вниз по шее и из раны в животе сочилась кровь. Безмолвно, он тянул к водителю свои багровые руки. Александр не понимая, спит он, либо уже мёртв, что есть силы нажал на педаль газа.

  

     Разнося снег из под колёс, машина рванула с места. Белая беспорядочная карусель тем временем набирала силу. Её хаотичные вращения кружили голову. Отчего мужчине всё труднее было удерживать автомобиль на трассе. Вслед за гладью остававшихся позади белых полей, дорога вновь вела к заснеженному лесу...  

     На руку Сане сейчас служило то, что в столь ранний час навстречу ему никто не ехал. Но так или иначе, ему стоило немалых усилий, чтобы удерживать автомобиль ровно на проезжей части. Бывало, что колёса задевали обочину, но при сцеплении с замёрзшей землёй, машина выравнивала ход.

     Из внутреннего кармана Саня достал телефон. Вспыхнул яркий экран. На заставке смартфона показались два родных для него человека: красавица жена и семилетняя дочь. Фотография так и излучала тепло, согревающее сейчас мужчину сильнее, чем что-либо на свете. Неожиданно, телефон издал протяжный сигнал, мигом вернувший Александра в суровую реальность. Виной тому — садившийся аккумулятор. 04%. Сети нет. В груди Сани всё перехватило. Мучившее осознание происходящего пронзило его насквозь: вдоль и поперёк. От подкатившего к горлу кома, хотелось кричать, деря глотку. С горечью он понимал, что больше не увидит свою семью.

 

     Утерев взмокшие глаза, водитель вдруг заметил в зеркале заднего вида какой-то свет. Присмотревшись, он увидел вдалеке две пары фар. Всё кончено. Они уже рядом.

     — Что делать?!.. Бл*-*-*дь! — орал Александр, не отрывая глаз от зеркала.

  

     Показания датчика бензобака не обнадеживали. Уйти от погони в этой ситуации не удастся. Стрелка практически на нуле.

     Открыв бардачок, мужчина достал «Макаров». Взведя курок и поставив на предохранитель, он сунул пистолет за пояс. Так же без промедления бросил в карман горсть патронов. Расстегнув до конца молнию на сумке, Саня извлёк с десяток денежных пачек, и чуть сбавил скорость. Затем, обмотав пачки между собой резинками, и, включив пониженную передачу, он положил получившийся денежный брикет на педаль газа.  

     На раздумья не оставалось времени. Что бы Саня не предпринял — всё граничило со смертельным риском. Следовала впереди прямая дорога или навстречу нёсся автомобиль — уже не важно — старенькая «960-ая Вольво» двигалась теперь сама по себе. Александр перелез на пассажирское сиденье и откинув сумку назад, приоткрыл дверь. Машина ехала на скорости около сорока километров в час. Вот-вот преследующие автомобили догонят его. Держась за поручень, Саня встал в открытой двери лицом к крыше. Оттолкнувшись носками от порога, он выпрыгнул из машины. От порывов ветра, от скорости, от сугробов дверь захлопнулась практически сама по себе.

     Александр упал в мягкий снег. Белая круговерть скрыла всё произошедшее. Перевернувшись на живот, мужчина выглянул из сугроба, наблюдая за приближающимся светом фар. Его лицо, руки, шея и уши вспыхнули огнём. В одно мгновенье Александр сразу же продрог. Пребывая под покровом снега, он достал из-за пояса пистолет, а когда мимо проехали два огромных внедорожника — снял оружие с предохранителя. Всматриваясь в пестрящую темноту, мужчина с трудом увидел свет уцелевшего заднего фонаря своей машины. Красный огонёк горел метрах в двухстах, от того места где находился Александр. Возможно на повороте, автомобиль съехал на обочину или в канаву, а с педали газа вдобавок свалился денежный брикет. Свет одного красного фонаря сменился светом четырёх — внедорожники поравнялись с его машиной. Перейдя с осторожного, крадущегося шага на бег, Александр, что есть духу, помчался в сторону своих неприятелей. Пробираясь по пояс в снегу, он не чувствовал ног, а пальцы, сжимающие рукоять пистолета, готовы были перестать подчиняться.

     Приближаясь, Саня обратил внимание, что один джип перегородил проезд его «Вольво» спереди, другой подпёр сзади. Из здоровых, тёмных машин вышло несколько человек. Мгновение спустя раздались громкие очереди выстрелов. Несмотря на погодные условия, они всё-таки догнали Александра, и теперь, не взирая ни на что, расстреливали его машину из автоматического оружия. Тем временем, Саня уже подбегал к джипу, стоявшему позади. Справа от внедорожника, потягивая сигарету, стоял один из подонков и наблюдал за стрельбищем. Одет тот был в длинное чёрное пальто. Александр подбежал к нему сзади и приложив дуло пистолета между лопаток, дважды нажал на спусковой крючок. Здоровяк упал замертво. В свете вспышек автоматных очередей, Саня обратил внимание, что за приопущенным, тонированным задним стеклом, в салоне джипа, показалось ещё чьё-то шевеление. Не раздумывая, Александр выпустил туда четыре пули. Остальные отморозки, продолжали решетить его автомобиль. Выстрелы его «Макарова» растворились в беспорядочной чреде автоматных выстрелов.

     Наконец пальба прекратилась. Послышалось бормотание бандюганов, а через несколько секунд, послышался и знакомый Сане скрип водительской двери.

     — Его нет в машине! — заорал кто-то из подонков.

     — Он где-то рядом! — подхватил другой.

     Саня пригнулся, спрятавшись за стоявшим сзади внедорожником.

     «Два патрона... всего два! — пронеслось в голове Александра». Он достал из кармана несколько патронов и онемевшими руками с трудом отсоединил от пистолета магазин. Внезапно во внутреннем кармане его куртки громко заиграла мелодия. Звонила жена.

  

     — Он здесь! — заорал один мордоворот, а наткнувшись на убитого из своих, завопил, — Осторожно, у него ствол!

  

     Телефон продолжал предательски выдавать своего хозяина. Послышались приближающиеся, с хрустом снега, шаги. Дрожащими пальцами, Александр вставил в магазин один патрон, другой, третий — выскользнул и упал в снег. В этот момент раздался грохот автоматной очереди. Всклокоченная пулями земля, отлетев в сторону, оставила на утоптанном снегу скудные чёрные узоры.  

     Телефон умолк. Заметив приблизившегося бандита, Саня дослал патрон в патронник и, склонившись к дорожному просвету джипа, выстрелил подонку по ногам. Вскрикнув, тот нагнулся, машинально схватившись за простреленную щиколотку. Высунув руку с пистолетом за автомобиль, Александр пальнул все оставшиеся патроны в раненного. Затвор «Макарова» замер в заднем положении. Патронов больше нет. Откинув пистолет в сторону, Саня подполз к убитому, и выдернул у того из рук автомат.

  

     Используя падающий снег как маскировку, с автоматом в руках, Саня прыгнул обратно в сугроб с надеждой, что его не заметили. Спустя мгновение, с обеих сторон внедорожника, вышли двое вооружённых людей. Превозмогая во всём теле колющую боль, Александр выглянул из рыхлого снега. Заметив два тёмных силуэта, преломляющих свет задних и передних фар джипа, он прицелился в один из них. В этот момент другой отморозок заприметив Саню, выстрелил в него. Грохнуло несколько очередей. Бандит в которого он целился упал навзничь.

  

     Сразив последними пулями одного, Александр схлопотал пулю от другого. У оставшегося подонка закончились патроны. Услышав характерные щелчки перезаряжания, Саня, держа в руках свой разряженный автомат, подбежал к замешкавшемуся бандиту и ударил его со всего маха в лицо. Тот упал, прикрывая голову руками. Обезумевший от злобы, Александр принялся бить гада автоматом, удар за ударом — по лицу, груди — куда попадёт, пока тот не опустил руки. Увидев, что бандит не шевелится, Саня лёг рядом с окровавленным телом, опершись о колесо джипа. Глубоко дыша, выпуская густое облако пара, он держался за правый бок, подонок попал в него.

     Тяжело поднявшись на ноги, Саня побрёл к своей изрешеченной машине, с каждым шагом оставляя на снегу несколько багровых капель. Открыв дырявую дверь, он вытащил с заднего коврика сумку, с которой звеня, падали на сидения маленькие осколки стекла. Мужчина двинулся в сторону внедорожника, стоявшего позади его машины. Открыв водительскую дверь, Саня уселся за руль и положил сумку на пассажирское сиденье. Ключи торчали в замке зажигания. От невыносимой боли Александр склонился над рулём. Вся правая сторона груди горела огнём. Похоже, что ранение сквозное, зацепило пару ребер. Складывалось ощущение, что в боку торчала раскалённая добела арматура. Саня прикрыл глаза. Стояла мёртвая тишина. Слух улавливал лишь падающие на переднее стекло хлопья снега. 

 

     Вдруг, сзади раздалось хриплое дыхание. Там, куда Саня выстрелил четыре раза кто-то выжил. Последовал металлический щелчок. Сидевший за рулём мужчина, медленно обернулся назад и увидел, что кто-то держит его на мушке, вытянутой из тени, дрожащей рукой. Обессиленные, окровавленные пальцы с трудом удерживали оружие. Александр выбил пистолет у незнакомца сидевшего сзади — тот уже не в силах был нажать на курок. Затем Саня вышел из-за руля и, обойдя машину, подошёл к той двери где сидел чудом выживший бандит. Саня открыл дверь, и в ноги ему из салона выпал мужчина. Другой сидел неподвижно, уткнувшись головой в боковое окно, с двумя пулевыми отверстиями в лице.  

     Схватив за грудки оставшегося в живых урода, Александр оттащил его к свету горевших фар и бросил на спину. На снегу лежал худощавый, рослый тип с приклеенным на переносице лейкопластырем. С широко открытыми глазами, и захлёбываясь собственной кровью, он держался за шею, где пулей была пробита артерия. Бандит судорожно боролся за жизнь. Тёмная-красная жидкость изливалась из его раны и рта.

     Распознав знакомые черты в этом измазанном, забрызганном кровью лице, Александр со всей ненавистью произнес:

     — Леший...  твою-то мать... сколько лет, сколько зим?!

     Склонившись над раненым подонком, Саня произнёс тому на ухо:

     — Жаль, что я не врач... Будь я им — спас бы тебя сейчас и убил бы другим способом... не так быстро, Леший... не так быстро.

     Умирающий бандит, лишь испускал последние хриплые вздохи. Захлёбываясь кровью, он с трудом произнёс:

     — С-с-сань... почему... из-за чего... всё это?

     Александр, прижав своей ладонью рану на шее Лешего, произнёс:

     — Слушай Лёша... запоминай...  

 

 

     За 36 часов до этого.  

 

     Волгоград. Где-то в центре города.

  

     Недавно выпавший снег припорошил всю округу. Семилетняя девочка возвращалась из магазина с пакетом продуктов по одной из центральных улиц. Малышка подошла к пешеходному переходу, и как учила мама — ждала, пока не проедут все машины. Загорелся зеленый свет для пешеходов. В этот момент, мимо, как ни в чём не бывало промчался чёрный внедорожник.

     —... помнишь гад... что было потом?! — кричал в лицо своему кровнику Александр, затем взял Лешего за воротник и потащил с дороги на обочину, в метровой высоты снег, громко приговаривая:

     — Мало того, падла... что ты... сбил мою дочь... спасибо людям, сказали... так... ты её оставил мёрзнуть... лежать на морозе!

     Мужчина оттащил бандита на порядочное расстояние от дороги, и склонившись, сказал ему:

     — Молись, чтобы ты закоченел быстрее... чем тебя найдут волки... сука.

     Бросив подонка в снегу, Саня с последними силами пошёл обратно, вдоль кровавой полосы к внедорожнику. Мысли на миг прояснились в его голове:

     «Жалко лишь пацанов... они убиты... убиты этими ганд*нами... без раздумий, они согласились помочь мне... мне позарез нужны были деньги... мы организовали эту сделку... поначалу ведь было всё гладко, пока Леший не появился там... Толик выкрал эти деньги... потом, всё... началось. Нужно было кончать с Лешим и его людьми».

     Подойдя к джипу, удовлетворённый, мужчина сел за руль. После, включив двигатель, он съехал с обочины и развернувшись, поехал в обратном направлении.

     Александр взял телефон и взглянул на экранную заставку. Жена и дочь счастливо улыбались ему. Сети нет. Батареи — 2%.

     То, что он ожидал увидеть на протяжении всей этой поездки наконец показалось на горизонте. Впереди, далеко на холме виднелись опускавшиеся по дороге сине-красные огоньки. Заметить их было не трудно. В его сторону приближалось несколько полицейских машин.

     Саня остановил автомобиль посередине дороги. Взяв сумку с деньгами, он пошёл навстречу полиции, в сопровождении снега. Те постепенно приближались. Неожиданно, в нагрудном кармане завибрировал телефон. Зазвучала до боли знакомая музыка. Жена. Батарея — 1%.

     — Да милая, — ответил улыбаясь, тяжело дыша Александр.

     — Саша! Что с тобой?! Ты где есть!? — взволнованно вскрикнула жена, —  Я до тебя сутки дозвониться не могу!

     — Со мной всё хорошо... Как малышка? — с дрожью в голосе спросил мужчина.

     — Она пришла в себя... она в сознании... ручка сломана, и ножки отморозила, но всё будет хорошо... ты когда приедешь? — не унималась жена.

     Патрульные автомобили уже совсем близко — осталось меньше сотни метров.

     — Всё хорошо Лен, — ответил жене Саня и, увидев рядом с собой дорожный знак с цифрами «67» раскрутил что есть силы сумку и бросил далеко за обочину. Та упала глубоко в снег.

      Полиция была уже в метрах пятидесяти от него.  

     — Леночка, любимая... завтра отправляйся в сторону Калача. На шестьдесят седьмом километре, рядом со знаком, от обочины... найдёшь сумку... это вам... я тебя очень люблю.  

     Только и успел произнести Александр, как аккумулятор телефона разрядился. Патрульные автомобили с включенными проблесковыми огнями остановились в десяти метрах от него.  

     Саня размахнулся и бросил как можно дальше в сторону свой телефон. Белая мгла поглотила маленький аппарат.  

     На мужчину навели несколько фонарей. Свет, ударивший в лицо ослепил его. Кто-то из полицейских закричал:

 

     — Подними руки вверх! Медленно!  

     Послушавшись, Александр поднял вверх свои окровавленные, полуобмороженные руки.  

 

     Снег продолжал идти. 

Дата публикации: 13 января 2019 в 05:18