0
122
Тип публикации: Критика
Рубрика: юмор
Тэги: обман.

- Я вас уверяю: всё произошло случайно. Хотя с одной стороны, в нашей жизни ничего случайного не бывает. Как сейчас помню: я - и мой напарник, трудились в то время начальниками участка вневедомственной охраны. Пётр Петрович Сикорский был уже на пенсии. Правда, на отдых он вышел раньше времени, так как долгое время работал шахтёром. Причём умудрился получить там заболевание, по которой ему дали третью группу инвалидности.

Не буду врать, мой коллега был весёлый и довольно общительный человек. Знал десятки анекдотов и смешных историй, часто любил подшучивать над друзьями и знакомыми. Не смотря, что всю жизнь прожил холостяком, он до седых волос остался любвеобильным бабником и каждый раз с гордостью рассказывал о своих амурных похождениях. Более того, учил «этому делу» всех молодых!

Вместе Сикорский являлся редкостным занудой. Иногда как затянет свою волынку о болячках - хоть ты сам плачь вместе с ним. И каждый раз то и дело, твердил, вот завалит его хворь какая, никто даже и воды не подаст! Буду лежать и мучится. Кому сейчас старики нужны? Не хочу себе такой участи, - твердил он заканчивая одним и тем же предложением.

- У тебя там случайно нет знакомых в медицине? Достать бы какого яду. Почувствовал себя плохо - глотнул бы таблетку и дело с концом. И так достал он меня этим вопросом, что я не сдержался и однажды сказал.

- Есть у меня в аптеке знакомая баба. Если хочешь, могу прозондировать почву. Но ты же сам понимаешь, за всё платить нужно.

- Конечно, - быстро заговорил Петрович, - я понимаю. Ты – главное попробуй достать. Пусть у меня будет этот яд на чёрный день. Чтобы мне не мучится. А я тебе за эту услугу не пожалею и двух пузырей коньяка, - добавил он. Ты же меня знаешь: слово шахтёра!

Мой коллега, в натуре был не скряга. Деньги у него всегда водились. Ведь кроме пенсии имел зарплату, да ещё с Донецка получал перевод за инвалидность. Поэтому сомневаться в том, что он не рассчитается - не было сомнений. 

И вот каюсь, соблазн получить две бутылки коньяка, потянул меня на некоторый, так скажем, блеф. Честно сказать, хотелось на дармовщину выпить крепкого коньячку. Не каждый раз есть такая возможность. Другое дело - где этот яд достать? И кто тебе его выставит - простолюдину! Поговорили с ним на эту тему и разошлись. Работаем как всегда, я уж и забыл про данный уговор, даже и голову не ломаю, где эту гадость найти. А через неделю меня отозвал Пётр Петрович в сторонку и сунул в руки пакет.

- Возьми, - говорит, - это я тебе принёс.

- Что это? - не понял я. Заглянул внутрь, увидел две бутылки коньяка и плитку шоколада.

- Вот блин, - вмиг вспомнил про уговор. И мне так стыдно стало, что в ту минуту, хотел честно про всё признаться и попросить прощения. Однако снова бросил взгляд на коньяк и от своей затеи отказался. Петрович все-равно станет ныть про своё здоровье, клянчить по-новому найти ему отраву. И я твёрдо решил достать ему этот яд. Без зазрения совести, решил задуманное осуществить. Пришёл в аптеку и спросил есть ли в продаже цианистый калий. Пожилая женщина в белом халате услышав мой вопрос, сняла очки и внимательно на меня присмотрелась.

- Вы что молодой человек, обкурились? - не то со смехом, не то серьёзно заговорила продавец.

- Кого-то отравить хотите, - прямо в лоб задала она мне вопрос. – Или сами решили свести счёты со своей жизнью?

Смутившись и краснея, брякнул что в голову пришло:» Хочу крыс отравить на даче».

- Для этого купите крысиную смерть, - посоветовала она мне, - или обратитесь в ветстанцию. А цианистого калия у нас нет. А даже если бы он и был, то мы частным лицам его не продаём.

Вечером того же дня снова мне стало как-то стыдно за обман. Решил на следующий день занести этот презент назад отдать. Переведём всё в шутку, выпьем вместе одну бутылку и дело с концом. Так и порешил. Но моим планам не пришлось исполнится. Буквально через час завалились ко мне в гости друзья. Увидели коньяк и давай меня раскалывать: откуда и за что? Пришлось, признаться.

И что вы думаете?

Эти лоботрясы, так меня обработали, что выпили мы эти бутылки за один присест. И более того: им ещё мало показалось. Вначале сбегал один из товарищей и принёс пиво. Его выпили: снова оказалось мало.

- Всё, пацаны, на сегодня хватит, - предложил я, - давайте, дуйте по домам. Где там!

- Ты что? - возмутились они, - мы ещё до кондиции не дошли.

- Вы как хотите, но с меня хватит на сегодня. Кто-то из них смотался и притащил два литра самогонки. Слава Богу, что я не пил. Мои товарищи так дошли до кондиции, что один рыгал и блевал всю ночь. А два остальных - от туалета далеко не отходили. Такой был понос, что мама – держи штаны!

На следующий день явился на работу: голова гудит, во рту пересохло. Состояние – туши свет! Тут ещё Пётр Петрович со своими проблемами:» Ну, как, достал»?

- Да, - отвечаю ему, - достал! Только вот дома оставил. Забыл забрать, завтра принесу. Тот стал такой радостный, гляди в пляс пойдёт.

И вот придя домой, взял сахар и перемолол в порошок. Нашёл не большую скляночку, куда его и засыпал. А чтобы не подумалось про обман, нашёл в компьютере рисунок черепа с костями и вывел его через принтер на бумагу. Аккуратно наклеил на баночку и ручкой подписал: «ОСТОРОЖНО - ЯД! Цианид калия Н–СN.»

Принёс эту бутылочку на работу и даю Петру Петровичу как бы из-под полы.

- Смотрите, - говорю, - не берите голыми руками. Очень сильный яд. Одна ложечка порошка - убивает лошадь.

- Не волнуйся, - успокоил он меня, - всё будет хорошо. Быстренько её схватил и давай благодарить меня, да так искренно и чистосердечно, что я аж растрогался.

На следующий день решил продолжать свою комедию. Собравшись на работу, оделся во всё чёрное. Заметил своего коллегу остановился и глаз от него не могу отвести. 

- Ты чего оделся во всё траурное? - спросил Петрович подойдя ко мне. Может что случилось? 

- А ты что Петя, - не сдержался я от вопроса, - разве ещё живой?

- Ну, конечно, - рассмеялся Сикорский. - Я же ещё умирать не собираюсь. Ты что, хоронить меня собрался? Я в ответ промолчал. Однако на этом не остановился. Каждый день при встрече с Петром Петровичем, стал задавать одни и те же вопросы:» Ну, как, яд действует?»  

Петрович вначале всячески отмахивался. Потом не выдержал: » Да пошёл ты к чёрту! Я ещё умирать не собираюсь!» А вообще, я стал верующим человеком. И вычитал, что наложить на себя руки - грешно.

На какое-то время отстал от него с расспросами, да и чего уж там, стыдно стало. И всё же не прошло и месяца, как мой коллега, шибко обозлённый сам подошёл ко мне.

- Ну, и паскуда же ты! - моментально покрыл он меня матом.

- Да в чём дело? - не понял я.

- Аферист ты и обманщик, вот в чём дело! - Яд то твой не действует!

- Не может быть, - возмутился я, - стараясь не выдать себя и не заулыбаться.

- Вот и может, - уже Петрович высказался с обидой в мой адрес.

 - Ты меня так допёк, что я не выдержал и решил его испытать.

- И вы осмелились употребить? - удивлённо спросил я, - словно там действительно был яд.

- Ты что за дурака меня считаешь! - возмутился тот. Я не на себе решил его испытать, - признался мой коллега. Со мной рядом живёт сосед, такой гадкий, что смотреть на него не могу. Вышел на пенсию, всё с мусорных ящиков таскает домой. Выпить хочет, собирает то металлы, то бумагу и шляется: ни дня ему нет - ни ночи. Три дня назад меня так довёл, что аж сердце заболело.

- Представь, - разгорячился Петрович, - выгнал он самогон, а брагу-перегон, вылил паразит под мой забор. Мои куры напились этой жидкости и давай на меня бросаться. Я вначале не понял, подумал, первая стадия птичьего гриппа начинается. Давай им головы рубать, пока полностью не передохли. Хорошо, что этот алкоголик, мать его за ногу, заметил, да признался. А то бы всех курей порубал из-за него. Поэтому я решил ему отомстить. У него есть псина по прозвищу Муха. Такая же же вредная - как его хозяин, постоянно истаптывает мои гряды. Вот я купил, стало быть, пять сладких булочек, три напичкал твоим «ядом», а две съел сам.

«Ядовитые» же бросил собаке, а та их конечно слопала, и - ни в одном глазу! Я жду когда она шлёпнется на бок, а та стоит с наглой рожей - подавай ещё!

- А теперь честно отвечай, - обратился ко мне коллега, - был там яд или нет? Или ты меня обманул, как самого настоящего дурака?

- Ну, конечно был! - уверенным голосом ответил я ему. И кто же вас надоумил положить в булочки яд? - пошёл в прямое наступление на коллегу. - Вы что, физическое явления не знаете, что сладость яд у-би-ва-ет! Вы что в школе на последней парте сидели?

- Да я только три класса окончил,- тут же сник и растерялся Сикорский. А я добивал: Гришку вон Распутина тоже не смогли отравить, так как булочки сладкие были.

- Да, да, - подтвердил ещё один наш работник, - я это тоже слышал.

- Ай, - развёл руками Пётр Петрович. - Теперь понимаю, не правильно сделал. Ну, Муха, повезло тебе. Ты уж извини, - обратился Петрович ко мне, - я уж подумал, что ты хороший проходимец.

- Не расстраивайтесь, - стал успокаивать коллегу, - я вам такой гадости ещё достану. Тот как услышал, замахал руками.

- Нет, уж. Хватит!

Не знаю, поверил он моим басням или нет, но после этого, Пётр Петрович, яда не просил. Причём ни разу не заикался о нём. Что интересно, уже не охал: то у него дескать спина болит, то живот, то - задница! То есть, о своих болячках попросту перестал распространятся где надо и не надо. И живёт он до этого времени и здравствует. Может, вылечился?

А может… не хочет умирать?   

Дата публикации: 13 января 2019 в 22:18