0
27
Тип публикации: Публикация
Рубрика: роман детектив

 

                                          ГЛАВА 10. ВИНА БЫВАЕТ РАЗНОЙ

 

              Сегодняшний день был решающим. На вечер Захар запланировал беседу с Натой и её мужем. А первую половину дня оставил для Блошкина.

              Учитывая большое количество снотворного, принятого вчера соседями, решил рано их не беспокоить. Поэтому времени как раз хватило, чтобы съездить к Тарасову. Ему очень не хотелось обращаться к человеку, которого однажды заставили против воли делиться материалами следствия. Надежда на то, что теперь следователь захочет сделать это добровольно, по самым оптимистичным прогнозам Захара, была равна нулю. Но попробовать всё же стоило.

              Тарас принял его вполне дружелюбно, что уже было удачей. На вопрос детектива ответил так:

              — Следствие располагает материалами по имеющимся в области химикам с криминальным прошлым. Всех опросили и выявили, что ни один из них не причастен к делу, поскольку не обладает ни подходящей квалификацией, ни оборудованием, чтобы изготовить яд, подобный тому которым была отравлена жертва. Поэтому я не считаю целесообразным делиться с вами подобной бесполезной информацией.

              — Тарас, я прошу вас позволить мне ознакомиться с собранными материалами. Это очень важно для расследования. А возможность решать, полезные они или бесполезные, предоставьте мне.

              — Я уже сказал, что не стану делиться с вами этими материалами, — твёрдо сказал Тарас и поднялся. — А теперь извините, у меня много дел.

              «Ну и ладно! — недовольно подумал Захар. — Всё равно я тебя обскакаю!»

              В качестве морального утешения он решил зайти в кафе, выпить чашечку кофе. Утром он так торопился, что не успел этого сделать. К его удивлению, в заведении было людно, все столики заняты. Он уже хотел поискать другое кафе, как вдруг из-за углового столика встала пожилая пара, и он поспешил занять место у окна.

              Кофе оказался невкусным, и Захар пожалел, что не ушёл в другое место. И тут его внимание привлекла газета, оставленная кем-то из посетителей. Он развернул и удивился — газета выпускалась в их городке! Называлась она «Криминалъ» и была полностью посвящена криминальным событиям. Но поскольку городок был небольшой, и преступления здесь происходили редко, то газета имела несколько рубрик, не имеющих отношения к преступному миру Н. Здесь печатались главы из зарубежных и отечественных детективов, статьи по криминалистике, даже «криминальный» гороскоп. Захар решил захватить газету с собой, показать Кеше.

 

                                                                      *              *              *

 

              На этот раз Ирида Витальевна открыла дверь быстро. Она очень обрадовалась приходу Захара, поскольку вчерашние проблемы не закончились.

              — Игорёк закрылся в комнате и не открывает. Что же случилось с ребёнком? Никогда такого не было! Даже в переходном возрасте был таким мирным и дружелюбным, а тут прямо сам не свой!

              Захар приготовился к роли переговорщика. Он постучал в закрытую дверь и вежливо поздоровался:

              — Игорь, меня зовут Захар. Я приехал расследовать покушение на Милану.

              За дверью было тихо. Зловещая тишина давила на нервы.

              — Игорь, открой, пожалуйста, мне очень нужно с тобой поговорить!

              И снова никакой реакции. Видя сомнение на лицах окружающих, Захар и сам уже начал сомневаться в благоприятном исходе затеи.

              — Это очень важно. В первую очередь для Миланы!

              Прошло несколько томительных минут, потом ключ в замке повернулся, дверь распахнулась.

              — Входите! — Блошкин в изнеможении упал на постель, некоторое время лежал неподвижно, потом внезапно посмотрел Захару прямо в глаза.

              Глаза парня были пустыми. Пустыми и мёртвыми. Он лежал с отсутствующим видом, Захару казалось, что он спит.

              — Чтобы помочь девушке, мне нужно задать тебе несколько вопросов. Ты готов ответить?

              Лицо несчастного парня скривилось, глаза моментально наполнились слезами.

              — Не понимаю! Не понимаю! Что я сделал не так? — Игорь закрыл лицо руками, словно ему было стыдно смотреть людям в глаза.

              — Игорь! — позвал Захар. — Я не совсем понял, что ты имеешь ввиду?

              — Поздно! Наверное, слишком поздно! — вскричал он. Было видно, что парень никого не слышит, разговаривая сам с собой.

              — Что поздно? Что случилось? Ты можешь объяснить?

              — Защитный оберег! Я сделал его слишком поздно! И защитные свойства не успели сработать!

              — Но почему ты решил, что Милане угрожает опасность?

              — Красота так беззащитна! Она так беспомощна! Её нужно беречь! А я не сумел!

              — Постой! О чём ты говоришь?

              — Я вчера был в больнице. Видел Милану. Что они с ней сделали?

              — Кто они?

              — Я не знаю! Преступники! Нехорошие люди!

              — Почему они? Разве их было несколько?

              — Я не знаю! Что теперь делать? Как ей помочь? — В отчаянии заламывал руки Блошкин.

              — Постой! — Захару пришла в голову интересная идея. — Я всё понял. Ты не опоздал. Ты всё сделал вовремя. Ведь именно благодаря твоему оберегу Милана осталась жива! И, возможно, выживет. А без твоего защитного амулета она сразу бы умерла!

              — Правда? — голубые глаза взглянули с таким доверием, что Захару стало не по себе. Обмануть этого парня — всё равно что обмануть ребёнка! Детективу стало стыдно, но другого способа успокоить Блошкина он не видел.

              — Да, это правда! Именно благодаря тебе, твоему оберегу девушка выжила. Ты поступил как настоящий рыцарь!

              Ход оказался верным. Парень видимо стал успокаиваться. Полежав какое-то время с закрытыми глазами, он задышал ровно, и Захар понял, что Игорь уснул.

              «Доброта и прямолинейность», — подумал детектив.

              В это время в дверь позвонили. Ирида Витальевна пошла открывать. Разговор на повышенных тонах несколько обеспокоил Захара. Он порывался выйти и разобраться с визитёрами, но не хотел оставлять Игоря одного. Парень только успокоился. И он понимал, что это спокойствие очень хрупкое, которое легко разрушить одним неверным словом.

              Между тем шум приближался. В коридор начали входить какие-то люди. Захар, убедившись, что парень не реагирует на шум, прикрыл дверь спальни и вышел им навстречу.

              — Прошу прощения, вы кто? — спросил он вошедших и ведущих себя довольно бесцеремонно визитёров.

              Два мужчины и женщина были одеты скромно, чего нельзя было сказать об их поведении.

              — Где Хаммурапи? Почему он не явился на собрание? Что с нашим братом? — они продолжали наступать на Ириду Витальевну, пытаясь прорваться вглубь квартиры.

              — Минуточку! — повысил голос Захар и преградил незваным гостям путь. — Пусть говорит один.

              — Нам нужен Хаммурапи! Где он? Что вы сделали с ним? — выступил вперёд лысеющий мужчина лет сорока в полосатой тенниске и линялых джинсах, по всей видимости, лидер визитёров.

              — Что? Хаммурапи? — Захар не верил своим ушам. — Есть два варианта, но в обоих вы ошиблись. В первом случае временем — вам нужна древняя Вавилония, во втором — пространством — вам необходима ближайшая психушка.

              — Что за оскорбительные выпады? Где Хаммурапи? Вам это просто так не сойдёт с рук...

              Видя, что ситуация не проясняется, Захар шёпотом обратился к Ириде Витальевне.

              — Кто эти люди? И кто такой Хаммурапи?

              — Эти люди — Воины Света, — одними губами проговорила женщина. — А Хаммурапи — это мой Игорёк.

              «Ну надо же — Хаммурапи!» — только и подумал Захар. А вслух сказал:

              — Пройдёмте на кухню!

              Рассадив воинов по табуретам, Захар плотно прикрыл дверь.

              — Я частный детектив, занимаюсь расследованием покушения на убийство...

              — Хаммурапи мёртв? — всплеснула руками девушка. Её кукольное личико не позволяло определить возраст. С одинаковой вероятностью ей могло быть и восемнадцать, и тридцать пять. Мешковатое платье ниже колен в мелкий цветочек, белые носочки и русая коса.

              — Что вы с ним сделали? — руки мужчины в полотняном костюме непроизвольно сжались в кулаки, хотя если судить по телосложению, он был в плохой спортивной форме. Захар отметил про себя это противоречие, как и то, что судьба одного из «братьев» так глубоко взволновала этих, по сути, чужих ему людей.

              — Я буду разговаривать только с вашим руководителем, — тоном, не допускающим возражений, сказал Захар.

              — Ты хочешь говорить с Великим Воином, я не ослышался? — в голосе мужчины сквозило удивление.

              — Я буду говорить только с ним, — повторил Захар. — А посему прошу вас на выход.

              Неудачливым визитёрам не оставалось ничего иного, как покинуть квартиру, так и не не выполнив поручения Великого.

 

                                                                      *              *              *

 

              — Зря ты с ними так, — упавшим голосом проговорила Ирида Витальевна. — Это очень могущественные люди. У нас будут большие неприятности.

              — Не переживайте, все неприятности я беру на себя, — постарался успокоить испуганную женщину Захар. — А сейчас мне нужно идти.

              Он заглянул в спальню, где спал Игорь, точнее, Хаммурапи. Оставалась последняя встреча, на которую он возлагал большие надежды. Нужно было спешить.

              Кеша издали наблюдал за происходящим. В подобной ситуации он был впервые и не знал, к чему она может привести.

              — И что ты теперь будешь делать? — полюбопытствовал напарник.

              — Буду решать проблемы по мере их появления...

              — Я серьёзно, — не унимался Кеша. — Может не стоило с ними так резко?

              — Не сахарные, не развалятся.

              — Но могут нам существенно навредить.

              — Обещаю, что буду максимально осторожен.

              — И в чём это будет выражаться?

              — Буду импровизировать, — улыбнулся Захар.

              Он пообедал, переоделся и отправился к Нате. Захар поменял планы: он решил поговорить с подругой Миланы наедине, а уж потом с её мужем.

              Захар выбрал самую дальнюю дорогу к дому Кадкиных, справедливо решив, что прогулка на свежем воздухе ему не помешает. Из головы не шёл Игорь и Воины Света. Нет, он, конечно, и раньше сталкивался с деструктивными сектами, которых в последнее время развелось слишком уж много. Обосновавшись в очередном населённом пункте, они заводили дружбу с властями: исправно платили налоги, занимались благотворительностью, раздавали взятки, и их не трогали. Они же начинали вербовать в свои ряды новых апологетов и промывать им мозги. И бороться с ними было бессмысленно: слишком уж до высоких уровней они добирались...

              Перед подъездом дома Кадкиных затормозил шикарный лимузин, что несказанно удивило знавшего жизнь детектива, ведь нечто подобное вряд ли мог себе позволить даже владелец целой сети агентств недвижимости. И ещё Захару стало обидно, что Кадкин приехал раньше времени и нарушил его планы.

              Между тем окошко в лимузине приоткрылось и сидящий там человек поманил стоящего в раздумьях Захара:

              — Молодой человек, заходите, прошу вас!

              Открылась дверца, и Захару не оставалось ничего другого, как принять приглашение. Едва он устроился на сверхудобном сиденье, как лимузин плавно тронулся с места.

              Владелец лимузина улыбался, но глаза смотрели насторожённо. Благообразное лицо, благородные седины, холёная бородка...

              Захар уже понял, что сидящий перед ним человек вовсе не Кадкин. Но кто?!

              Словно отвечая на его незаданный вопрос, старик заговорил.

              — Итак, Захар Альбертович, разрешите представиться: Александр.

              — Ну и что вам, Александр, от меня нужно?

              — Мне нужен Хаммурапи.

              — Ах вот оно что...

              — Он в нашем братстве уже четыре года. А мы своих не оставляем в беде.

              — По-вашему, он в беде?

              — Все наши братья, коих насильно желают отлучить от Великого учения, находятся в беде. Но поверьте, все они, все до единого, были возвращены в братство. Для нас не существует границ ни в пространстве, ни во времени. Мы всегда добиваемся своих целей.

              — Только не в этот раз.

              — Не будьте столь самоуверенны, молодой человек! Вы даже не представляете себе нашего могущества!

              — И всё же я рискну.

              — Значит, отказываетесь от сотрудничества?

              — То есть?

              — Убийца до сих пор гуляет на свободе, а у вас, насколько мне известно, нет даже подозреваемого.

              — Вам известен убийца?

              — Нет, но всё решаемо. В обмен на Хаммурапи я приведу к вам истинного виновника покушения на убийство Миланы Рудь.

              — Искать преступников — моё дело.

              — Чтож, к сожалению, мне вам больше нечего предложить. Предложение остается в силе ещё два дня. Ну вот мы и приехали.

              Лимузин остановился ровно в том месте, где подобрал Захара. И тому не оставалось ничего другого, как покинуть автомобиль через любезно открытую водителем дверцу.

              «Цинизм и вседозволенность», — такое заключение сделал он о своём собеседнике.

 

                                                                                    *              *              *

 

              Элитный дом, широкие лестницы, вазоны с цветами, квартиры в двух уровнях. Любил Сергей Натанович пустить пыль в глаза. И ещё имел слабость к дорогим побрякушкам. Квартира была буквально завалена экзотическими изделиями, преимущественно вычурными и безвкусными.

              Двери открыла высокая худосочная девица с большими грустными глазами. Она была укутана в тунику в пастельных тонах, голова замысловато обвязана широким шарфом. Провела гостя на кухню. Несмотря на то, что Захар опоздал, хозяйка даже не удосужилась поставить чайник на огонь. Она с отсутствующим видом кивнула гостю на мягкий уголок, сама уселась за маленький столик и погрузилась в размышления.

              — Наталья, — не выдержал Захар. — Если вы не против, я хотел бы поговорить с вами о Милане.

              Лицо девушки недовольно сморщилось.

              — Я попросила бы называть меня Ната, — Захар недоумённо пожал плечами, но согласился: у каждого свои капризы.

              — Как давно вы дружите с Миланой?

              — С первого класса, — не задумываясь, ответила Кадкина.

              — Вы знаете, какая с ней приключилась беда?

              — Да, конечно. Милана в коме.

              — Когда вы были в больнице последний раз? — решил уточнить детектив.

              — В какой больнице? — удивилась девушка.

              — Когда проведывали подругу?

              — А зачем? Ведь она пока в бессознательном состоянии.

              — Но когда Милана придёт в себя, вы посетите её в больничной палате?

              — Возможно. Хотя, если честно, стараюсь избегать этих печальных мест. Они навевают тоску и напрочь лишают вдохновения.

              — Но ведь Милана ваша лучшая подруга, с которой вы дружите с первого класса!

              — Уж лучше буду ходить к ней домой, когда она придёт в себя. Она такая весёлая и жизнерадостная! В её движениях поэзия! Она вдохновляет меня даже в периоды творческого застоя! Хотя это и не совсем честно — пользоваться подобными безотказными приёмами, но я ведь стараюсь не злоупотреблять...

              — Что-то в горле пересохло... — Захар перевёл разговор на другую тему.

              — Могу предложить джин с тоником, виски...

              — Хотелось бы хорошего зелёного чаю...

              — Конечно! — лёгкий кивок в сторону комода. — На средней полке слева направо: цейлонский зелёный крупнолистовой, зелёный с жасмином, зелёный с бергамотом, с ростками бамбука...

              Захар думал не долго над выбором, и хозяин квартиры Сергей Натанович Кадкин явился в момент, когда ароматная жидкость янтарной струйкой стекала из изящного заварника китайского фарфора в брутальную стеклянную толстостенную чашку без рисунка, любезно предоставленную хозяйкой.

              Ната мгновенно задумчивость сменила на бурную деятельность и с быстротой молнии заварила кофе по-турецки, который её супруг тут же выпил двумя глотками и отправился в душ. А как раз к его выходу из душа был готов немыслимый экзотический коктейль в запотевшем высоком бокале. Такого коктейля Захару видеть ещё не доводилось.

              «Самовлюблённость и приспособленчество», — поморщился Захар.

              Между тем довольный хозяин в шикарном банном халате уселся за стол и с любопытством воззрился на гостя, потягивая коктейль. Захар решил, что время действовать наступило.

              — Посмотрите, пожалуйста, Ната, на эти записки. Вам знаком почерк?

              — Да, это почерк моего мужа, — с удивлением заключила Ната, изо всех сил пытаясь прочесть их содержимое. Но коварный детектив уже протягивал две узкие полоски бумаги Кадкину.

              — А вам знакомы эти записки?

              Сергей Натанович мгновенно понял, о чём пойдет речь и сник. Его самодовольство как ветром сдуло.

              — Так что скажете? Вы это писали или не вы?

              — Не помню...

              — И кому, тоже не помните?

              — Не помню, это было давно.

              — Тогда может быть вы, Ната, сумеете подсказать мне о чём в этих записках идёт речь?

              Захар подивился переменам, произошедшим с молодой женщиной, когда она поняла смысл содержимого записок. Её глаза потемнели, а лицо превратилось в злобный оскал.

              — Вот значит, как! Либо деньгами, либо натурой! Ну, муженёк, порадовал!

              — Понимаете,— заторопилась Ната, — полгода назад у Миланы заболела бабушка, нужна была срочная операция. Она попросила помочь. Я дала немного денег, не сказав об этом мужу. Вы считаете, я поступила неправильно? Ведь мы супруги, и у нас общий бюджет. Почему же я не могу дать на время подруге денег?

              — Потому что сама ты не заработала ещё ни одной копейки. А Милана и не думала их отдавать.

              — Неправда! Она отдала их по первому требованию. Просто я разрешила не спешить с возвратом.

              — И где она взяла такую сумму?

              — Рафаэль, когда узнал о болезни бабушки, взял все расходы на себя. А ты! Готов был взять долг натурой! И после этого будешь продолжать утверждать, что любишь меня?

              Накинув на плечи пальто, Ната гордо покинула квартиру. Захар вышел следом.

              «Весёлая семейка!» — Захару стало на мгновение настолько омерзительно, словно испачкался в грязи.

 

Дата публикации: 14 января 2019 в 01:42