36
255
Тип публикации: Публикация

 

С утра пораньше в дверь требовательно позвонили.

Коррозий Мудякин прошаркал
в прихожую, почёсывая поскрёбыши, и подслеповато глянул в глазок. С обратной стороны на него двумя сосками пялился бюст. Мудякин, рассудив, что от бюста угрозы исходить не может, открыл дверь.
За дверью воинственно стояла целая Памела - руки-в-боки, пергидрольный блонд просвечивал многими разочарованиями.

- Moo-jar-king? -  протянула Памела.

- Он самый, - почему-то прошептал Мудякин.

- You're a freaking asshole! – выдала Памела и припечатала сухой сильной ладошкой в мудякинскую щёку. Взмахнув сивкой-гривкой, поцокала вниз по ступеням.

Мудякин аккуратно прикрыл дверь, глянул в зеркало.
 Зеркало давно уже ему не льстило, - отвешивало ровно по годам, а то и с верхом. Но сейчас Мудякин увидел загорелого, красиво стареющего Джека Николсона. Николсон подмигнул и ощерился фирменными "джоннинскими" великолепными зубами. И рассмеялся свободным самодовольным смехом альфа-самца.
Джек Мудякин-Николсон не без робости оттянул резинку семеек, дабы убедиться. Снизу на него предупредительно взбрыкнул увесистый Джек Второй.
 
Мудякин щёлкнул, отпустив резинку, и ошалело опустился на пуфик. Джек-2 нетерпеливо заёрзал перед открывающимися перспективами.
 

- Охренеть...- выдал Мудякин тёплым рокочущим николсоновским басом, проскальзывая на "р". - Охренеть! - уже ликуя, выкрикивал, подпрыгивая на пуфике поджарым задом, расшвыривая тапки. Голые ступни хвастливо продемонстрировали аккуратный педикюр.

"Ну и что, что Памела не первой свежести! Ишь, как взбеленилась! Прямо как жена…"
Мудякин похолодел, ликование как водой смыло: а что будет, когда жена вернётся с ночной смены и увидит его таким, и что, чёрт возьми, случилось прошлой ночью?

Мудякин побежал в ванную и уставился в зеркало. Николсон приподнял бровь и похлопал себя по подтянутому животу - пора бы позавтракать. Мудякин подышал на зеркало и понюхал: перегаром не пахло. Пахло хорошим табаком и немного мятой.
Мудякину почему-то было стыдно жарить привычную яичницу - новый образ требовал новой еды. И одежды. И временно спрятаться от жены. А где удобнее всего прятаться звезде? Конечно, в шикарном пятизвёздочном отеле.

Молодой таксист, слава богу, не был фанатом Николсона, так что до «Виктории Атлантик» Мудякин доехал без лишних вопросов. Субботним утром оголодавшее по посетителям фойе обрадовалось принять в себя хоть кого-то. Ресепшионистка Галочка приветливо подалась вперед и подвытаращила глаза – только на секунду.

- Good morning! Welcome to Victoria Atlantic…

- Морнинг! Можно по-русски?

- Sure… Да, конечно!.. - Галочкины глаза вернулись в первую позицию. – Вам номер?.. Прошу прощения, не нахожу ваше бронирование… - пальчики лихорадочно забегали по клавиатуре.

- Мне начальника охраны пригласите, пожалуйста, Егора Пло… Псоева! – желудок Мудякина тоненько взвыл и охрип.

Галочка заметалась в сомнениях: звать на помощь, просить автограф, падать в обморок, целовать песок… От колонны отделился столб и подошёл к стойке.

- Кенай Хэлпью? – с некоторым наездом представился охранник, размахивая рацией и крестясь металлоискателем.

Коррозий Николсон закатил глаза – охранник по прозвищу Курсив славился садистскими наклонностями. Тем временем Мудякина окружали: слева вырос начальник службы размещения Парамаунт Пинчер, слева – ура! – начальник охраны Егор Псоев, -  коллега, лучший друг и верный собутыльник Мудякина.

- Мы можем поговорить за завтраком? – уточнил Мудякин и очаровательно улыбнулся.

Парамаунт, обрадовавшись возможности временно скинуть гостя на Псоева, подлетел к Галочке, и они принялись яростно шептаться. Псоев, отличавшийся пугающей худобой и завидным самообладанием, гостеприимным жестом пригласил гостя пройти в ресторан. При виде раскинувшегося морем широким шведского стола Мудякин почти забыл о своей новой ситуации и понёсся за тарелкой. Егор присел за столик у окна. Измученный вчерашними посиделками в разобранных после отъезда катарского принца Президентских апартаментах, скромно попросил у официантки эспрессо. Джек Николсон плюхнулся напротив с полным подносом всего.

- Итак, мистер …Николсон, верно? Вы говорите по-русски – я искренне удивлён… – начал Псоев.

- Плоский, я в полной жопе! Что мы вчера пили??

Псоев выпучил глаза, составив достойную конкуренцию Галочке.

– Это я, Коррозий, Мудякин! Ты не смотри на лицо, это я! Сам не понял, как такое могло произойти!

Егору нестерпимо захотелось ударить невесть откуда упавшую «звезду» прямо в шикарную челюсть.

- Мистер Николсон, или кто вы, это какой-то запоздавший розыгрыш коллег, верно? День рождения у меня вчера был, и вроде…

- Егор, прекрати ты, ради бога! Мне помощь нужна! Знаю я все про твой вчерашний день рождения, вместе мы здесь и отмечали, - ты, я, Кальяна Гимнастовна из хозяйственного и Непредел Отказов из снабжения.

- Я…

- Ты мне скажи, что вчера произошло, почему Памела дала мне в рожу, и почему я – это не я?

Официантки вооружились мобильниками, готовясь запечатлеть эпичное видео Николсона, свободно говорящего по-русски. Псоев сделал страшное лицо, и официантки телефоны попрятали. Новоявленный Николсон с аппетитом расправлялся с беконом. Псоев вспомнил знаменитую сцену на кухонном столе из фильма «Почтальон всегда звонит дважды». Егора замутило.

- Мистер…Джек, заканчивайте свой завтрак и пройдёмте в мой офис, побеседуем.

В кармане пиджака Коррозия завибрировал мобильник.

- Блин, это жена! – запаниковал Мудякин, - Егор, ответь ты!

- Прошу прощения, но…

- Егорка, умоляю! Она ж мой голос не узнает! Возьми трубу!

Егор перехватил телефон и сделал «лицо для совещаний»:

- Да! Да, я, Фаина… Коррозий на этажах, телефон оставил на столе в переговорной. Да, срочно вызвали, что-то там по инженерной части случилось, я не в курсе… Хорошо, передам! Пока.

Егор нажал на отбой.

- Господин Неизвестный, ваш мобильный до выяснения обстоятельств останется у меня. Пройдёмте в мой офис.

___

Джек Николсон проснулся в своей огромной кровати на Шызгадыс авеню, с хрустом потянулся и не без довольства оглядел кокетливо торчащую из-под одеяла округлую попку новой подруги. Протянул было руку, чтобы погладить, но попка исчезла под одеялом, а навстречу жаркому утру явило личико прелестное создание, до неприличия молодое. Создание захлопало глазками, глянуло на подсвеченную солнцем полулысину незнакомого перестарка и завопило оглушительным басом. Загорелая ухоженная ножка резким фронт-киком под дых отправила не-Николсона на пол. Джек со стоном повернулся на бок.

- Fucking hell!.. - воскликнул актёр, увидев себя в зеркале комода. О нет, опять грёбаная Памела!

- Baby, would you please slap me in the face?*– взмолился главный инженер гостиницы «Виктория Атлантик».

___

Памела в нижнем белье сидела перед огромным зеркалом в спальне Президентских апартаментов. Провела по волосам и потянула парик вниз, обнажая стриженый «бобрик». Аккуратно сняла накладные ресницы. Убрала в сумку бюстгальтер и силиконовые вставки.

- Ничего, мы ещё повоюем, Пэм, - вставая, пообещал Егор. Наклонился и поцеловал отражение в зеркале. – На следующей неделе навестим финансового директора.



*Милая, отвесь, мне пощёчину, пожалуйста!

 

Дата публикации: 22 января 2019 в 09:06