42
190
Тип публикации: Публикация

Лицо, отштампованное на пакете, отвратительно улыбалось. Лощёная блондинка выглядела несуразно на фоне покрывала, которым брезговала даже моль. Саша доставала вещи. Халат с наивной вышивкой. Приобретен для этого дня в секонд-хенде, - больше он не понадобится. Принюхавшись, девушка не почувствовала специфического запаха. Отстирала. Соседки по палате безучастно наблюдали за ней. Так смотрят на колышущиеся ветки за пыльным больничным окном.

Тапочки, ночная рубашка, вода. Тумбочка перевалилась с ножки на ножку, когда Саша переложила вещи. Ничего страшного, она ненадолго. Не хотелось ни с кем говорить. Саша листала на плеере радиостанции. Не то, не подходит. Дальше. Что может подойти в этом настроении? Дальше, дальше, что-нибудь успокаивающее. Грустная мелодия. Что-то о неразделенной любви. Вслушиваться в слова не хотелось. Пусть будет просто музыка.

Она любила этот бар за атмосферу домашнего спокойствия. Мягкий свет, винтажный торшер с каймой, книжные полки. Можно достать книгу и читать. Восточные диваны и сотни разнообразных подушечек.

- Как Вам этот слонёнок? - мужчина демонстрировал вышитое бисером чудовище, напоминающее сковороду с остатками рагу.

- Это слон?? - Саша засмеялась, — Никогда бы не догадалась!

Они танцевали, пропуская меж пальцев разряды тока, из-за которого сжималось и пульсировало желание. Грустная мелодия.

- Ты ведь знаешь, что я люблю тебя? - Саша перебирала тёмные волосы, разбросанные по подушке.

Их второй вечер.

Или год.

Или бесконечность.

Вереница мелькающих лиц и событий. Кажется, была ёлка. Они съезжали с горы, вжавшись друг в друга. Обветренные морозом щёки.

Ещё был песок. Саша умудрилась сразу сгореть, поэтому они не выходили из номера, наблюдая восходы гипюрового солнца.

Был ливень, звонкие лужи, сломанный зонтик. Неужели всё это уместилось в тот первый вечер? Или год? Грустная мелодия.

-      Ты ведь знаешь, что я люблю тебя! - Саша, не в силах подняться, била ладошками о доски пола, оставляя мокрые следы.

Пройдёт время и она затихнет.

Поднимется, пойдёт в ванную.

Долго будет всматриваться в незнакомое отражение. Пустые глаза. Вместо боли - мелодия, ели различимая. Саша захочет убить её в себе. Лучше не чувствовать и не слышать. Ей нужно лекарство. Лекарство от жизни.

-      Никитенко! - врач прикоснулся к плечу девушки, - Не передумала?

-      Нет, всё решено, - Саша запила таблетку, - а...а как быстро..?

Шашечки такси терялись в желтой листве. Девушка села на заднее сидение, положив рядом пакет с отштампованным лицом. Таксист перепугано оглянулся, когда пассажирка вдруг зарыдала, заглушая всхлипами грустную мелодию радиоприёмника.

Дата публикации: 29 января 2019 в 09:41