0
26
Тип публикации: Публикация

Он смотрел на неё сквозь разделяющую зеркальную стену. Его губы шевелились, но звука они не издавали. Девушка медленно подходила к нему и пальцами коснулась стены, больше похожей на огромное окно без конца и края. Они не могли друг друга слышать, но их глаза говорили о многом.  

 

– «Ты что-то хотел мне сказать? »  

– «Ты знаешь что. Я просто хочу услышать ответ».  

 

– «Ты его знаешь».  

– «Да, знаю».  

 

– «Так что ты хочешь услышать? »  

– «Ты уверена? »  

 

– «Мы об этом уже говорили».  

– «Для меня это важно».  

 

– «Разве? Ты же и так всё знаешь, зачем спрашивать одно и то же? »  

– «Потому что я люблю тебя».  

 

– «А ты сам в этом уверен? »  

– «Да. Ты ведь это сама знаешь».  

 

– «Знаю…»  

– «Я просто хочу знать…»  

 

– «Нет».  

– «Нет? »  

 

– «Нет».  

– «Уверена? »  

 

– «Да».  

– «Я знал, что ты так ответишь. Одно только слово – это всё правда? »  

 

– «Слушай, не пытай меня».  

– «Я и не собираюсь».  

 

– «Так прекрати всё это».  

– «Что “это”? »  

 

– «Ты знаешь, что я ничего сейчас не хочу, я говорила это сто раз. Не начинай опять. Я не хочу никого обнадёживать и, в конечном итоге, обижать».  

– «Я рад это оставить, но для меня…не то чтобы поздно. Нет. Я просто хотел сказать, что люблю тебя. И не могу без тебя».  

 

– «Сказал? »  

– «Нет».  

 

– «Что ещё? »  

– «Ты действительно хочешь остаться просто друзьями? »  

 

– «Да. Хотя бы пока».  

– «Понятно…»  

 

Молчание окутало их словно одеялом. Минута за минутой. Глаза в глаза. Ни звука. Как две восковые фигуры они смотрели друг на друга, но молчание всё же было нарушено.  

 

– «Ты сказал правду? »  

– «Да».  

 

– «И что ты хочешь получить в ответ, мне интересно? »  

– «Всё что сможешь и захочешь дать».  

 

– «А если ничего? »  

– «Я приму всё».  

 

– «И даже это? »  

– «Всё что скажешь».  

 

– «Ты же меня ещё не очень хорошо знаешь…»  

– «Я тебе верю, а для меня вера в кого-либо всегда много значит».  

 

– «А если я обману твои надежды? »  

– «Не обманешь».  

 

– «Почему ты так уверен? »  

– «Я верю тебе и в тебя. Разве это мало? »  

 

– «Ты очень доверчивый».  

– «Вот именно, что нет».  

 

– «Да».  

– «Нет».  

 

– «Думай как хочешь».  

– «Так и делаю».  

 

– «Не верю».  

– «Твоё право».  

 

–«…А что ты можешь тогда предложить. Там где ты мог себе поставить плюс, ты поставил минус».  

– «Я это знаю, но я могу всё исправить».  

 

– «А нужно ли это уже исправлять? Не опоздал ли ты с этим? »  

– «Нужно. Пусть поздно, но я исправлю».  

 

– «Поздно…»  

– «Ты так думаешь? »  

 

– «Да… Почему ты любишь меня? За что? »  

– «Мне кажется, мы во многом похожи. Ты просто… я не знаю, как это сказать. Ты особенная».  

 

– «Я же тебе говорила, что если ты меня узнаешь получше, ты изменишь своё мнение».  

– «Вряд ли. Хотя о себе могу сказать частично тоже самое».  

 

– «Не верю».  

– «Мне видней».  

 

– «Извини, но всё же я не могу сказать “да”. Я не хочу обнадёживать».  

– «Продолжаешь мучить? »  

 

– «Кто ещё кого мучает? »  

– «Ты меня».  

 

– «А ты меня? »  

– «Нет».  

 

– «Ты уже говорил, что закроешь эту тему».  

– «Ладно, прости, но не могу я смотреть на то, как ты общаешься с другими парнями. На то, как ты это делаешь».  

 

– «Ревнуешь? »  

– «Честно, да».  

 

– «Глупо».  

– «Знаю».  

 

– «Знаешь, но ревнуешь».  

– «Да. Ещё скажи, что это вдвойне глупо».  

 

– «Это вдвойне глупо».  

– «Такой я человек, не могу по-другому».  

 

– «И что ты предлагаешь? Мне ни с кем не общаться? »  

– «Нет, это твоё дело. Я не вправе решать за тебя, как кто-либо не за себя».  

 

– «Но ведь ты решаешь…»  

– «Нет».  

 

– «Хочешь лишить меня свободы? »  

– «Нет, совсем не хочу. Прости».  

 

– «За что? »  

– «За ревность и … ладно, проехали».  

 

– «Проехали»  

 

Опять тяжёлое молчание. Давление было невыносимо, но он терпел.  

 

– «Мне было легче умереть…»  

– «…Прости меня…»  

 

– «За что? »  

– «За то, что влюбила в себя».  

 

– «Я сам во всём виноват. Я не хочу, чтобы бремя вины ложилось на чьи-либо плечи. Я ухожу».  

– «Нет…не надо».  

 

– «Прости за всё. Мне уже пора».  

– «Куда ты уходишь? »  

 

– «Не знаю. Пока что пойду прямо, а там будь что будет».  

– «…Мы больше не увидимся? »  

 

– «Не знаю».  

– «Я не хочу никого терять».  

 

– «Ты никого и не потеряешь. Я всегда буду рядом. Пусть ты меня и не будешь видеть. Прощай».  

 

Стена содрогнулась. Послышался гром. Появились первые трещины, которые стали распространяться по стеклу с большой скоростью, но не откалывали от него части. В глазах девушки застыл немой ужас. Это не тот страх, который может пройти. Это было то, что после себя оставляет ноющую рану, неисправимой ошибки.  

Глаза открылись. Она лежала, заливаясь слезами. Из груди пытался вырваться крик, но он умирал, не дав выхода. Поднявшись с кровати, она подошла к окну и выглянула на улицу. Ночь. Что-то мелькнуло во тьме, и она насторожилась.  

Заставив себя одеться, она вышла во двор.  

 

– Где ты? Я знаю, что ты здесь. Покажись мне, – она кричала в ночь, но в ответ всё та же тишина. Ни пение птиц не нарушило тьму, ни шелест деревьев. – Ответь, ты слышишь меня?  

 

Она пошла к ближайшему парку, где они вместе проводили много времени. Душа начинала болеть. Возле сломанных скамеек, она присела и опустила голову. Слёза скатилась с розовой щёки и упала в пыль, перемешавшись с повседневной грязью. Тишина. Её начал пробивать озноб.  

Вдруг вдалеке послышался вой. Ему кто-то вторил. Она вздрогнула, но не шелохнулась. Из-за деревьев вышел чёрный пёс. Шерсть была взлохмачена, глаза плохо видели, одно ухо было порвано. Он пристально смотрел на испуганную девушку. Подойдя поближе, он сел с ней рядом и, тихо положив свою морду ей на колени, уснул. Осторожно обняв голову собаки, она, наконец, дала волю слезам.  

На следующее утро, с опухшими глазами, она вернулась домой. Все знакомые, встречающиеся ей по пути, оставались без внимания. Грязная и пыльная одежда придавала ей вид нищенки средневековья. Собака шла за ней до самого дома и также не обращала внимания ни на кого.  

Она ничего не сказала дома. Достаточно было одного взгляда. Безумие и отрешённость придавало ей жалости. Девушка заперлась в своей комнате и больше не выходила оттуда. Все, кто нарушали её покой, видели, как она безмолвно лежит на кровати, а у её ног чёрная собака. Звуков не было. В комнате царила только тишина.  

 

(2003)

Дата публикации: 06 февраля 2019 в 09:25