11
151
Тип публикации: Критика

«У меня все в порядке, у меня все-все хорошо...» - приглушенным эхом с утра напевал магнитофон у Евгения Степаныча — соседа по дому. Мне, как и ему, очень нравилась эта песня. Я даже пел под аккомпанемент пару раз, но когда однажды увидел растянутую до ушей улыбку соседа над штакетником, разделявшего наш двор, то засмущался и с тех пор не пою. Не знаю, может он специально теперь помногу раз включает эту песню, чтобы ещё раз застукать меня, а может и нет, но вот уже который раз утро во дворе начинается именно с этой песенки.

В то лето мне исполнилось двенадцать.

«Мужик» - говорил Петька, обнимая меня по-братски. - «Как хорошо, что мы тебя взяли. Не случайно! Ты ведь теперь мой братишка»

«Да» - отвечал я. Он, как ни как, на целый год старше, знает о чем говорит.

С семьей мне реально повезло: дружная, все любят как родного, ничего не требуют, не обижают, всегда сыт, здоров. Не жизнь, а сказка. Но моя сказка закончилось в конце того же лета — я потерялся в городе, когда мы приехали туда на базар. До этого мне никогда не доводилось бывать в городе. Петька настоял, чтобы родители меня взяли под его ответственность, они и согласились. «А что, мужик ведь...» одобрительно думал я.

Случилось так, что брат отвлекся, а я затерялся в царстве из железобетонных коробок. Тут и дружки подкатили с ароматными пакетиками в руках, обещали помочь, так и помогли: приютили, обогрели, накормили и понеслось...

Зиму пережил очень тяжело. Раньше для меня она была прекрасной порой: языком ловил снежинки, утопал в сугробах, кувыркался в них, в общем, наслаждался всеми прелестями зимушки-зимы. Сейчас же познал её изнанку: вьюга, холод, голод. Чтобы что-нибудь поесть, приходилось сидеть в переходах и на рынках с табличкой на шее, попрошайничать у продовольственных ларьков, шариться по мусорным бачкам. Люди в основном добрые, не давали пропасть с голодухи, однако, нашлась таки сволочь, отбившая мне ногу. Нашлась и вторая гадина, саданувшая меня, когда перебегал дорогу. Так и остался лежать в кювете на мокром, почти сошедшем, грязном снегу, усеянном подснежниками: окурками, бумажками, песком, солью и говном. Глаза слезились, в животе урчало, в ушах звенело и так захотелось петь... ту песню, как её: «У меня все в порядке...». И завыл. Громко.

«Вот-те на... Тузик, ты что ли?» - послышался знакомый голос Евгения Степаныча.

 

Дата публикации: 07 февраля 2019 в 09:04