1
54
Тип публикации: Совет

 

Я знаю эту дорогу уже лет двадцать пять-двадцать восемь. Одно время даже хаживал ею по нескольку раз на дню. Не сказать, что она какая-то особенная. Дорога, как дорога. Обыкновенная второстепенная трасса, давно позабытая городским ДРСУ. Единственным её достоинством является то обстоятельство, что она напрямую через гору связывает два соседних посёлка.

  То есть, если ехать из одного населённого пункта в другой по основной магистрали – придётся делать приличный крюк порядка пяти километров. А так: данное расстояние нивелируется коротким отрезком пути по проложенному ещё в советские времена асфальту. В общем, налицо явное преимущество во времени и в километраже. Ну и плюс - небольшой выигрыш по деньгам. Я имею ввиду затраты автолюбителей на топливо. Это, собственно, преамбула моей истории. А теперь я перейду непосредственно к самой сути.

  За всё время существования дороги никому до неё не было никакого дела. Ну, имеется себе таковая и имеется. Мало ли подобных местечковых одноколеек на белом свете? Возможно, и эта скоротала бы свой век в тихой провинциальной неизвестности, однако судьбе было угодно распорядиться иначе.

  Однажды на одном из участков дороги произошло ЧП. Если говорить конкретнее, то прорвало трубу теплотрассы, которая пролегала вдоль асфальтированного покрытия. Казалось бы: ничего страшного. Узнав об аварии, ответственная за теплоснабжение организация вышлет на место происшествия ремонтные службы, те прибудут на место происшествия и оперативно устранят возникшую течь. По крайней мере, так должно было быть в теории. В реальности же всё происходило совершенно по-иному.                                                                                            

  Время шло, а чинить прохудившуюся трубу никто не торопился. Пользующиеся дорогой местные жители могли ежедневно лицезреть, как из прорыва в трубе на землю вялым потоком льётся вода. Реагировали люди, кстати, на эту проблему по-разному. Кто-то равнодушно проходил мимо, кто-то пытался звонить в Горводоканал, а кто-то ставил в известность администрацию близлежащей ТЭЦ, в чьём ведении находился проблемный участок теплосети. Правда, толку от подобных заявлений сознательных граждан не было никакого и дальше досужих разговоров дело с ремонтом трубы не двигалось.

  Между тем дни складывались в недели, недели в месяцы. Незаметно количество месяцев перевалило за три. Городской водоканал хранил упорное молчание.  Руководство электростанции также абстрагировалось от аварии, не обращая никакого внимания на журчащий мимо здания цехов бесконечный поток воды.

  Ситуация начала развиваться только с того момента, когда бедную дорогу размыло окончательно, в результате чего произошёл гигантский оползень. Оползень слизал метров сто асфальта, образовав на этом месте широкий обвал глубиною в несколько метров. Вместе с дорогой пострадали стены цехов ТЭЦ, ведущая к станции и недавно отремонтированная за счёт городского бюджета бетонная лестница, а также стоящие в радиусе пятиста метров частные дома. Причём лестницу разорвало в нескольких местах напрочь, а парадный въезд на территорию предприятия вздыбился вместе с проходной, словно девятый вал на знаменитой картине Айвазовского. Что касается домов частного сектора – то они дружно покосились, немного развернувшись на фундаментах по своей оси. В общем, получилось, словно в избитой народной пословице: «Пока гром не грянет – мужик не перекрестится».

  Гром, да ещё какой, грянул, а потому, истово перекрестившись, городские власти стали искать крайнего. Нужно же было им хоть на кого-то списать причиненный природной стихией и человеческой безалаберностью материальный ущерб. Начались долгие судебные тяжбы. Водоканал катил бочку на ТЭЦ, те же в свою очередь перекладывали ответственность за допущенную служебную халатность на Водоканал.

  Пока организации рядились, кто из них двоих виноват, новость об оползне дошла до самых верхов. Страшно сказать, до самого президента! После этого из Киева в срочном порядке прибыла специальная комиссия, дабы изучить причины и последствия техногенной катастрофы. Вслед за комиссией, для освещения ЧП районного масштаба, прислала своих корреспондентов и парочка центральных украинских телеканалов.

  Тотчас на протяжении  всей трассы забурлила жизнь. Приезжие геодезисты-сейсмологи лазили по местным оврагам, их спецтехника сверлила по центру уцелевшей дороги одну за другой глубокие скважины, а загнанные непонятно каким образом на гору экскаваторы рыли ямы. «Интер» и «Ай си ТV» снимали животрепещущие сюжеты на данную тему, выкладывая их на радость местному населению в новостных блоках.

  Длилась эта кипучая деятельность в течение нескольких недель. Пока, наконец, специалисты не озвучили убийственный вердикт: дорога ремонту не подлежит! Окончательно и бесповоротно! На экстренно созванной внеочередной сессии горсовета депутаты приняли решение: возню с размытым водою полотном асфальта прекратить, теплотрассу вдоль повреждённой дороги обрезать, а трубы провести в обход. Материальные расходы на предстоящие строительные работы постановили распределить между водоканалом и ТЭЦ.

  Вот так, ставшая за короткий срок популярной в масштабах страны, дорога также мгновенно оказалась никому ненужной, брошенной на произвол судьбы старой одноколейкой. С просверленными дырками, свежевскопанными ямами и украденными для сдачи в металлолом канализационными люками. То есть, если раньше за дорогой всего лишь просто не ухаживали, то сейчас люди сначала зверски изуродовали её, а затем, расписавшись в собственном бессилии, поставили на ней жирный чёрный крест. Проезд перегородили с одной стороны железным шлагбаумом, с другой - бетонным блоком, после чего машины, ездящие до соседнего посёлка коротким путём, стали двигаться в общем потоке - по объездной магистрали.

  Не скажу, что большинство местных автолюбителей восприняли это нововведение положительно. Скорее, наоборот. Однако постепенно их недовольный гундёж затих, и они были вынуждены смириться с создавшимся положением вещей. Жизнь на районе потекла своим размеренным ритмом дальше.

  И только один человек не смирился с потерей старой дороги. Этим человеком оказался житель нашего посёлка, работающий в автопарке ТЭЦ на должности шофёра самосвала. Не знаю почему, но его вовсе не прельщала перспектива, возвращаясь домой с работы, делать лишний крюк длиною в пять километров. Шофёр был мужик упёртый, ещё старой советской закалки. Задавшись целью, он принялся потихоньку собственными усилиями восстанавливать разрушенную дорогу. Весь строительный мусор, который ему загружали в самосвал на рабочих объектах, энтузиаст-одиночка отвозил не в сторону полигона ТБО, а к оползню. Делалось это, разумеется, по-тихому и в строжайшей тайне от начальства. Потому как за подобное самоуправство водителя самосвала непременно бы наказали. Ну и, конечно, не дай бог, про его кипучий порыв узнала бы служба городской экологии! Те уж точно заклевали бы «загрязнителя окружающей среды», затаскав мужика по судам.

  А так - тихой сапой заводской шофёр в течение нескольких месяцев засыпал огромную зияющую пропасть, укрепил края обвала и, посыпав одноколейку гравием, привёл её в божеский вид. Стоит ли говорить, что довольно скоро шлагбаум был успешно сломан, бетонный блок отодвинут на обочину, и транспортная артерия вновь заработала в прежнем неторопливом режиме.                                              

  Невероятно, но факт. То, что не смогли, а вернее – не захотели сделать целые строительные организации, оказалось под силу одному единственному человеку.

                                                                                                        

 

 

 

 

 

 

                                                                                                                            

 

 

 

Дата публикации: 09 февраля 2019 в 10:45