0
66
Тип публикации: Публикация

Пролог

 

            – Ух ты, не отчет, а прямо пердимонокль увлекательный…

            – Простите, не понял…

            – Я говорю, написано живенько так, прямо роман, хоть в «Уральский следопыт» посылай. Надо бы паренька, который отчет писал, наградить.

            – Аналитика?

            – Ну, понимаешь, да. Как там его зовут? – грузный седеющий мужчина прочитал приколотую к стопке печатных листов записку, … Ааронович? Что за отчество такое?

            – Аарона сын. Так чем наградить?

            – Нет, – почесал седеющий затылок, – с таким отчеством перетопчется… Пущай вон романы пишет, в «Искатель»… Ну и что, понимаешь, там такое? – грузный седеющий мужчина потряс стопкой листов и уставился на собеседника.

            – Борис Николаевич, мы сами толком не знаем, – серый, будто покрытый пылью, мужчина мелко закивал головой. – Все материалы были непосредственно у Грушко[1]. После ареста они пропали.

            – А где он сейчас?

            – Дома, после «Матросской тишины» отдыхает.

            – Мы пробовали с ним общаться, но на эту тему он отказывается говорить. Давить после двух инфарктов на него рискованно.

                – Россиянин, – усмехнулся седеющий. – Почему нельзя просто послать туда людей?

                – Мы пробовали, – человечек с противным звуком поскреб ногтем по столешнице. – Две группы. Первая бесследно пропала где-то в заповеднике, из второй уцелел один человек. Поломанные кости, повреждены внутренние органы, пробитое сучьями легкое – по его словам, на него упала сухая елка. Дополз до Карловки, отвезли в больницу. Прооперировали. Когда отошел от наркоза, то напал на приставленного для охраны милиционера, задушил. Вырвал ему и себе ногти.

            Какой ужас! А зачем?

            – Сложил из них какую-то надпись. Вроде даты: 21.9.

            – К-хм… К-хм, – звучно прочистил горло. – Однако… Какая херабора получается…

            – Простите?

            – Да нет, ничего, продолжайте.

            Иглой от капельницы распорол ему живот и повесился на вытащенных кишках.

            – Какая гадость, – поморщился Борис Николаевич. – Ты так, понимаешь, мне весь аппетит отобьешь, а мне еще с документами работать.

            – Виноват!

            – Еще и это, – Борис Николаевич вытащил из бумаг фотографию.

            На ней был скелет, прикрученный к раздвоенному дереву ржавой колючей проволокой. К грудине была приколочена табличка с полустершейся угловатой надписью: «Только сунься снова!»

            – Единственный не засвеченный кадр на фотопленке. Разбитый фотоаппарат нашла поисковая группа.

            – Это немец?

            – Судя по каске, поясному ремню и футляру для противогаза это однозначно солдат вермахта.

            – Однако… – почесал левую бровь. – И что ты предлагаешь?

            – Взять этого ГБ-шника, Кравцова, который Самарский. Он сейчас под следствием в «Матросской тишине».

            – Сурово, – усмехнулся грузный.

            – Он на пару с этим местным кучу трупов навалил, а показания давать отказался. Мол, буду разговаривать только с Грушко. А тут как раз путч, то, се…

            – Понятно. Кремень, а не россиянин. Точно говоришь. Дальше, – мужчина задумчиво почесал щеку, и стало видно, что на руке не хватало двух пальцев и фаланги третьего.

            – Дальше этого Виталика из психушки достать.

            – Парень – псих?

            – После рассказов о говорящих мертвецах, пропавшем ТТ и ноже из сна, куда еще его могли отправить?

            – Мертвец, ишь ты!

            – Пистолет, который по его словам забрал мертвец, так и не нашли, – осторожно сказал невзрачный.

            – Что ты говоришь? Бывает же такое, понимаешь. Может он за ночь его в лесу зарыл?

            – Может и зарыл…

            – А если там нет ничего? – подошел к окну и начал смотреть на прохожих

            – Есть. Что-то там есть, – убежденно сказал собеседник. – Нутром чую, есть! И поляки там не просто так околачивались. И путч не просто так начался после того, как они туда сунулись.

            – Хорошо, – высокий мужчина отошел от окна. – Давай по-твоему сделаем. Как думаешь дело провернуть?

            – Есть идейка одна. Мента того, участкового, после всей этой заварухи за профнепригодность турнули из органов. Он в бизнес подался. Брат его серьезным людям задолжал. Я ему идейку подкину, как можно проблемы порешать.

            – Только не сам!

            – Упаси господи, Борис Николаевич. Через столько рук проведу, что ни одна гнида не вычислит.

            – Ну, добре. Кликни кого, чтобы водки принесли что ли, осадок смыть.

            – Будет сделано, – человечек юркой крысой скользнул к двери. – В лучшем виде оформим, – обернулся на пороге, став похожим на оскаленный череп.

            Дверь закрылась.


[1] Ви́ктор Фёдорович Грушко́ (10 июля, 1930, Таганрог 20 ноября, 2001, Москва) советский разведчик, генерал-полковник (13.04.1991), 1-й заместитель председателя КГБ СССР (29 января 28 августа 1991). https://ru.wikipedia.org/wiki/Грушко,_Виктор_Фёдорович

 

Дата публикации: 10 февраля 2019 в 18:23