0
51
Тип публикации: Публикация
Утомительно долгий процесс установки анализирующих аппаратов наконец закончился. Редналлич поднялся на ноги и огляделся. Вокруг, насколько хватало взгляда, простирался однообразно безжизненный пейзаж. Несколько тёмно-бурых скал, основания которых тонули во всеобъемлющем алкановом* океане; на горизонте океан сливался с тусклым серым небом, половину которого занимал огромный Сатурн с его великолепными кольцами и несколькими спутниками. И никаких признаков хоть чего-нибудь живого.
Редналлич вздохнул. Он стоял на одной из таких выступающих из океана вершин. Идти было практически некуда – но он всё же сделал несколько шагов и посмотрел на часы. До прилёта воздушного катера оставалось ещё пятьдесят минут – Редналлич справился с установкой быстрее, чем ожидалось. Оставалось ждать, ведь выходить на связь в незапланированное время было бессмыслицей: только растревожишь остальных и посадишь батарею передатчика еще на несколько процентов.
Чтобы чем-нибудь заняться, Редналлич решил опять проверить показания приборов. Всё стабильно, только температура ещё ниже, чем было несколько часов назад. Минус сто восемьдесят градусов Цельсия. Редналлич представил, каково оказаться здесь без скафандра. Бррр… «И учёные ещё смогли предположить, что здесь есть жизнь!.. – подумал он. – И послали сюда, на недавно открытый спутник, целый планетолёт. Третья по счёту межпланетная экспедиция… Первая была на Марс, вторая – к Венере, а затем резкий скачок дальности – и вот, мы у Сатурна. А всё из-за непрекращающегося ажиотажа вокруг поисков внеземной жизни. Ищем, ищем – и никак найти не можем». Космонавт запрокинул голову, насколько это позволял шлем, и посмотрел в небо. «Может быть, где-нибудь там – среди миллионов галактик – и есть населённая планета; но искать её в Солнечной Системе навряд ли имеет смысл».
С такими мыслями Редналлич спустился к самому берегу. Океан, как всегда, был неспокоен; клубился, шипел, ударялся о скалы и отступал назад. Космонавт сделал ещё шаг и по колени оказался в воде. «В воде? Ох уж эта земная привычка называть любой океан водой… Нет, это метан».
Он внимательно вглядывался в матово-серую бездну, на границе океана и атмосферы переходящую в серые, кусковато клубящиеся облака. «Живёт ли кто-нибудь в этом холодном мире?..». Один из биоискателей, запущенный вчера, врезался в скалу уже на сороковой минуте своего плавания и разбился, а со вторым, который настраивал сам начальник экспедиции, была потеряна связь. Узнав об этом, биолог Данелла Юйнова всплеснула руками, многозначительно посмотрела на начальника и сказала, что из биоискателей остался только один – резервный.
«Впрочем, какая разница, найдём мы здесь жизнь или нет, - вдруг неожиданно для самого себя подумал Редналлич. – Мы – первопроходцы, открыватели новых миров, и нам выпало редкое счастье: участвовать в третьей межпланетной экспедиции и видеть этот холодный мир своими глазами, своими ногами ступать по его скалам. И это – бесценно!.. Ради этого каждый из нас готов годы жить в замкнутом пространстве корабля, переносить все трудности и лишения. Вечная для человека страсть к открытиям, новым мирам – вот то, что руководит нами, а не какая-либо практическая цель или задача».
Он ещё раз окинул взглядом окружающий пейзаж. Не счесть, сколько раз творчество землян затрагивало тему одиночества человека в чужом мире… однако по-настоящему ощутить это одиночество могут только звёздные путешественники, первооткрыватели этих чужих, неприветливых, но по-своему прекрасных миров.
До прилёта катера с товарищами по команде оставалось минут тридцать. Редналлич вернулся на самую вершину скалы. Все установленные приборы работали в нормальном режиме; миниатюрный робот сосредоточенно скрёб скалу, пытаясь отколоть от неё кусочек местной горной породы. Редналлич не стал ему помогать, а взял несколько пробирок и снова спустился к океану, чтобы забрать пробу здешней «воды» - жидкой углеводородной смеси. Вместе с пробирками он решил принести ультразвуковой сканер, чтобы измерить глубину и составить карту дна. Вообще-то, эту часть работы должна была выполнить другой член экипажа - Лена Лаббина, однако она прилетит на катере и сменит его только через полчаса. Так зачем терять время и бездельничать?
Пробирки быстро наполнились мутной жидкостью. Странно: Редналлич помнил, что сжиженные алканы бесцветны... «Наверное, какие-то примеси», - подумал он и стал настраивать ультразвуковой сканер.

Маленький воздушный катер приближался к скалистому острову. Управлявший им пилот сетовал на облачность и однообразность пейзажей, а Лаббина ещё раз проверяла комплектацию своего ящика с приборами.
- Сканер уже на месте? – спросила она.
- Да, - ответил начальник экспедиции, и, повернувшись к пилоту, добавил: - Снизь скорость. Осторожнее… давай туда. 
Биолог Данелла Юйнова коснулась его рукава, дождалась, пока он обернётся, и  спросила негромко, но со своей обычной уверенной интонацией:
- Я могу взять батискаф и отправиться на поиски биоискателя, с которым потеряна связь? Он должен быть где-то в этом районе, если верить расчётам; а нам очень нужен биоискатель, вы сами знаете.
Начальник задумчиво хмыкнул.
- Нужен, конечно; но одну тебя я не могу пустить, это слишком рискованно.
- А если вдвоем?
- С кем?
- Ну… - Данелла поочерёдно посмотрела на пятерых людей, находившихся в катере, и остановила взгляд на скромно сидевшем в углу инженере Эйлессе. – Например, с Эйлессом, если он не против.
Услышав своё имя, инженер поднял голову.
- Я? Куда?
- Разберёмся на месте, - решил начальник. – Многое зависит от того, что успел и что не успел сделать Редналлич. 

Катер завис в полуметре над островом. По выдвинувшемуся трапу спустились четыре человека в бело-серебристых скафандрах. 
- Где Редналлич? – спросила Лаббина, оглядываясь вокруг.
- Прямо по курсу, - отозвался начальник. Только я не могу понять, что он делает?
- Похоже, он делает то, что должна была сделать я. – Лаббина хмыкнула и ещё раз огляделась. Так и есть: сканер плавает в океане, а Редналлич сидит на берегу с аппаратурой. Услышав раздавшиеся в наушниках шлема голоса товарищей, он вскочил и взволнованно воскликнул:
- Лена! Иди скорее сюда… 
- Юн, зачем? Это – моя работа…
- Тише… Ты видишь это?
Лаббина склонилась к экрану, где отображалась карта дна; и тихо вскрикнула. 
- Лена, Юн, что случилось? – начальник экспедиции, инженер Эйлесс и биолог Данелла тоже подошли к наспех сооружённому пункту управления сканером. Карта на экране быстро пополнялась новыми деталями. Уже было видно, что дно океана состоит из одинаковых, равномерно чередующихся купольных выступов и ровных впадин.
- Что это? – прошептала Данелла в передатчик. 
- Дно…
- Слишком чёткие и одинаковые структуры…
- Природное происхождение исключено…
Космонавты отвлеклись от экрана и переглянулись через стекло шлемов.
- Это ведь… крыши, - неуверенно проговорил Редналлич.
- Юн! – воскликнула Данелла. – Мы берём батискаф и погружаемся. Во-первых, нужно найти и починить биоискатель; во-вторых, посмотреть на эти структуры поближе. Я хотела взять с собой Эйлесса, но, думаю, возьму тебя.
- Нет, лучше Эйлесса, - вмешался начальник. – Редналлич совершил потрясающее открытие, но он провёл здесь много часов и очень устал. Катер отвезёт его обратно к кораблю…
- Что ты! – Редналлич помотал головой. – Я не вернусь на корабль, пока точно не узнаю, что это за структуры.
Начальник улыбнулся и развёл руками:
- Что ж, на твоём месте я бы поступил точно так же. Выгружайте батискаф!
Редналлич и Данелла торжествующе переглянулись.
- Ох, Юн, - неровным от волнения голосом проговорила биолог, - неужели мы наконец-то нашли?..
- Рановато радуешься, - заметил Эйлесс. – Ещё ничего не известно. Может, это просто рельеф такой.
- Ты где-нибудь видел такой ровный рельеф?!
Инженер пожал плечами; впрочем, из-за скафандра это движение осталось почти незамеченным.
- Я так хочу поплыть с вами, - вздохнула Лаббина, - но батискаф двухместный. Придётся мне пока заняться атмосферой и горными породами. Анализаторы работают нормально, Юн?
- Абсолютно нормально; а компьютер уже обрабатывает данные.
- Ты, видимо, решил оставить меня совсем без работы. Успехов в подметановом плавании, - Лаббина усмехнулась и пошла к анализаторным установкам, которые тихонько жужжали и продолжали собирать данные о планете.
- Подметановом? – переспросил Редналлич.
- На земле было бы подводное, а здесь – подметановое, - объяснил начальник экспедиции и поочерёдно хлопнул по плечу Редналлича и Данеллу. – Успехов! Если что-то случится, выходите на связь в любое время.
- Спасибо, капитан. 
Редналлич и Данелла разместились в креслах батискафа. На панели приборов зелёными буквами загорелась надпись о герметичности и готовности. Длинная телескопическая штанга, высунувшаяся из катера, спустила аппарат на поверхность океана. 
- Поехали, - сказал Редналлич.
- Поплыли, а не поехали, - поправила его Данелла. - Юн, мы – первооткрыватели подметанового мира!

- Глубина – пятьсот метров. Мы опускаемся вдоль уходящего ко дну основания острова… В иллюминаторах - всё та же мутная серая бездна.
Данелла кивнула. Они задумчиво сидели в креслах, корректируя спуск батискафа. Внезапно биолог воскликнула:
- Вот, я вижу его – пропавший биоискатель! Зацепился о скалу. Дай, я достану его манипуляторами.
Редналлич кивнул. Девушка склонилась над пультом управления манипуляторами; там, за иллюминатором, тонкие металлические руки пытались схватить прибор, похожий на первый искусственный спутник Земли. В мутной глубине было спокойно, до непонятных и будоражащих воображение донных структур – ещё два километра. Редналлич вновь задумался о цели путешествия, о чужих и холодных мирах, об одиночестве исследователей; однако Данелла прервала его размышления.
- Я поймала биоскатель, - радостно сообщила она. 
- И где он?
- В грузовом отсеке. Где же ему ещё быть? Юн, приди в себя. Мы направляемся вглубь…
Редналлич кивнул и повёл батискаф вниз. Вместе с увеличением глубины нарастало исследовательское волнение.
- Ох, Юн… - тихо проговорила Данелла, переводя взгляд с приборов на иллюминаторы и обратно. – Уже две тысячи триста…
Внезапно на панели приборов замигал синий огонёк – планетолёт выходил на связь в неустановленное время. Редналлич тревожно посмотрел на Данеллу и схватил передатчик.
- Что случилось? 
Через шум, треск, помехи и разряды он услышал только два слова:
- Немедленно… возвращайтесь… 
- У них что-то случилось! – воскликнула Данелла. 
Редналлич посмотрел в иллюминатор.
- Я вижу их, вижу! – закричал он.
Разумеется, он имел в виду донные структуры; но Данелла, взяв на себя управление, развернула батискаф и повела его наверх, к поверхности.

Когда батискаф вынырнул и исследователи выбрались на поверхность, их встретил инженер Эйлесс. Никого больше на острове не было, не было и никакой аппаратуры.
- Уже всё эвакуировали на корабль! – закричал инженер. – Быстрее! Меня оставили с катером ждать вас. Лезьте! 
- Что случилось, что за спешка?
- Земля вызывает обратно… - Эйлесс нажатием кнопки уже втягивал лестницу и заводил двигатель катера; рука манипулятора затаскивала батискаф в грузовой отсек. – Почему – непонятно. Сообщение было очень коротким.
- Мы что, прямо сейчас улетаем?!
- Да, погружаем всю аппаратуру и улетаем.
Данелла вздохнула.
- Ничего, - сказала она, обращаясь то ли к себе, то ли к Редналличу, - мы обязательно прилетим сюда ещё раз.
- Да прилетим-то прилетим, - грустно ответил Редналлич, - только получается, что мы потратили столько времени, израсходовали столько топлива, кислорода – и возвращаемся на Землю ни с чем.
- Как это – ни с чем? А состав океана, атмосферы, горных пород? Рельеф? Крыши на дне, в конце концов? Ты же видел их, Юн!
- Видел, - согласился Редналлич. – Впрочем… ты права, Данелла. Не так уж и важен объем информации, которую мы привезём на Землю; важно то, что мы впервые ступили на поверхность этой планеты, мы увидели своими глазами её океаны, небо, скалы… мы обнаружили загадочные донные структуры, которые вполне могут оказаться творением разумных существ…
- Что-то ты рано радуешься, - перебил его Эйлесс. – Возможно, это просто геологические образования.

Планетолёт взлетал со спутника Сатурна, оставляя далеко внизу неприветливую и непонятую планету. Начальник экспедиции и пилот вдвоём управляли кораблём. Эйлесс и Лаббина помогали им, читая вслух показания приборов. Данелла откинулась на спинку кресла и лежала, закрыв глаза – то ли спала, то ли просто отдыхала. Редналлич посмотрел в иллюминатор, а затем тоже закрыл глаза. Перед ним ещё раз возникли донные постройки предполагаемых жителей подметанового мира. Космонавт представил себя и Данеллу в батискафе, опускающемся всё ниже и ниже… вот они уже подробно видят эти строения с куполообразными крышами… из окна на них удивлённо смотрит девушка с белыми волосами…
Редналлич открыл глаза. Видение исчезло. Почему именно девушка и почему именно с белыми волосами? Да ладно, неважно. Он огляделся. Данелла уже не спала, она неподвижно сидела и смотрела в одну точку. Редналлич понял, что она тоже думает о подметановом мире.
«Мы сюда обязательно вернёмся».


Примечание.
*Алканы – группа органических соединений, углеводороды с общей формулой CnH2n+2. Простейшие представители: метан, бутан, пропан. В нормальных условиях являются газами. 
Изображение взято с сайта naukatv.ru


Год написания: 2018

© Copyright: София Гудимова, 2018
Дата публикации: 13 февраля 2019 в 16:24