-2
84
Тип публикации: Совет

" Не делай себе кумира и никакого изображения  

того, что на небе вверху, что на земле внизу, и  

что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не  

служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог  

ревнитель, наказывающий детей за вину  

отцов до третьего и четвёртого рода,  

ненавидящих Меня, и творящий милость до  

тысячи родов любящим Меня и соблюдающим  

заповеди Мои. "  

Втор. 5:6-21  

 

 

Так вышло, что всю мою жизнь, начиная с первых моих сознательных воспоминаний, заканчивая этой секундой, когда я еду с похорон своих родителей, меня волновала только одна вещь – дверь. Я помню, как я впервые увидел её, вернее моё первое воспоминание: громадная стальная бандура, с навешанными на неё различными замками и я стою от горшка два вершка и окидываю её взглядом. Что-то было страшное в ней и в тоже время притягательное. Ко мне подошла мать и сказала: “Сынок, ты никогда не должен пытаться узнать, что за этой дверью. И тем более ты не должен никому о ней говорить”.  

Эти слова и сейчас звучат в моей голове, но я еду в свой дом, туда где я вырос, где я каждый день лицезрел эту дверь и каждый день в мою голову приходила новая теория о том, что же за ней. Но я так и не с кем не поделился о её существовании.  

Прочитав какую-нибудь фантастику или посмотрев фильм подобного жанра, я представлял, что там портал в другой мир или на другую планету. А может даже и в прошлое или в будущее. Иногда, я представлял, что мои родители какие-то тайные агенты и там содержатся, какие-нибудь преступники. Да, даже иногда думал, что за дверью сам Сатана, которого мои родители охраняют, чтобы он не вторгся в наш мир. И лаборатория по изобретению чего-угодно у меня там была, и спуск к центру земли, и рай, и ад, и производство наркотиков, и кнопка взрыва планеты и даже обычная комната. Но всё казалось слишком фантастичным, и фантастику эту разрушало то, что иногда по ночам, я слышал, как замки раскрываются. Звук каждого замка я знал наизусть, этот скрежет я пытался уловить каждую ночь, надумывая, что это даст мне ещё информации. Дверь моя, предусмотрительно, была закрыта, как я не пытался, она была чем-то всегда подперта снаружи. А на окне моём стояла решетка, да и даже если бы не было, мне не очень хотелось прыгать со второго этажа.  

Ко всему прочему, я был очень болезненным ребенком, у меня было какое-то заболевание крови, и поэтому я не ходил в школу, да и вообще на улице редко я бывал. Моя мать была врачом, и лечила меня сама, и так же обучала. Вечные отливания переливания крови уничтожили моё детство. У меня было несколько друзей, но им запрещалось меня навещать. Каждый раз родители придумывали новое оправдание, хотя я всегда знал, что дело только в двери и не в чём другом. К нам вообще никто не приходил. Так я и прожил большую часть своей жизни в тюрьме, где меня ограничивала дверь с замками. Позже, конечно, я выздоровел и даже попал в спортивную команду в школе, но все равно я потерял почти все детство.  

Эта дверь стала смыслом моей жизни, даже уехав из дома, она снилась мне по ночам. И вот, через час или около того я сорву злосчастные замки и увижу, что там. Меня обуревали очень странные чувства.  

Презрение к самому себе, потому что узнав об аварии родителей, моя первая мысль была не о том, что мне их жалко, а лишь об этой проклятой двери. Что всю похоронную процессию, я думал лишь о том, как поскорей бы улизнуть. Хорошо, что я вообще на неё пошёл, а не сразу рванул домой, потому что такие мысли у меня были.  

Меня сковывал страх того, что то что за дверью совсем не оправдает моих ожиданий, а ведь вся моя жизнь, казалось, сейчас зависит от этого.  

Дверь стала своего рода религией для меня. Я засыпал с мыслями о ней, как многие засыпают, молясь богу. Я её почитал, и боялся. Когда я был маленький, я часто спрашивал родителей, что за ней, почему мне туда нельзя, когда станет можно. На что получал, лишь уклончивые ответы. Ни разу я не услышал хотя бы отдаленного намека, что же там.  

Меня всего трясло от нетерпения. Таксист, казалось, совсем не едет, хотя спидометр говорил обратное. Играла песня “Nirvana- Lithium”, и она натолкнула меня на мысль, что благодаря этой двери, я стал тем, кто я есть, поехавшим на голову, зацикленным социопатом.  

Когда я стал старше, я понял, что ничего не выведаю у родителей. И однажды, даже попытался вскрыть дверь, пока родителей не было дома. Ключи, сколько бы я ни искал, я даже не разу не видел в глаза. Я смог отпилить два замка, но их было ещё так много. И, как я не пытался, они не поддались. В тот вечер я впервые видел родителей такими бешеными. Хочу заметить, что меня никогда не наказывали, но тогда, меня не только наказали домашним арестом, но ещё и отхлестали ремнем так, что синие следы на спине и боках не давали мне уснуть ещё добрую неделю, а дверь отрастила ещё несколько новых замков. Тогда, я решил, что раз родители не хотят, чтобы я знал, может они меня берегут или что-то в этом роде, что не буду пытаться узнать что там, по крайней мере, пока. Но продолжать культивировать дверь и надеяться на счастливый случай, я не перестал. И почему-то сейчас авария моих родителей для меня предстала счастливым случаем. Я ненавидел себя за то, что даю волю таким мыслям.  

Весь полёт в самолёте до дома я только и думал о том, как её открыть, я решил, что не будет ничего лучше, чем хорошенько взорвать эту злосчастную дверь. Поэтому, сейчас мы направлялись не сразу домой, а к моему знакомому, которому я сразу по прилете написал, и он согласился выдать мне необходимое количество взрывчатки.  

Везти взрывчатку на такси было страшно, поэтому я расплатился и отпустил его.  

Знакомый и на этом решил меня выручить, и подвезти всё необходимое и меня в фургоне, в котором уже всё было упаковано. Я понимал, что он занимается продажей таких опасных вещей не первый раз, потому что он не задавал лишних вопросов. Лишь соболезновал мне по поводу смерти моих родителей. Но я ничего не слышал, у меня в ушах уже звучал громкий взрыв, который означал мою победу над этой дверью, над этой тайной, над этой жизнью.  

Я понимал, что взрывом могу разнести весь дом, но это меня не сильно волновало. Понимал, что могу вызвать панику соседей, но и это меня не волновало, только бы заглянуть внутрь.  

И тут я задумался впервые в своей жизни, что я буду делать, когда узнаю секрет двери. Ведь всю мою жизнь это была моя цель, да я учился, работал и даже пытался завести семью (неудачно). Но дверь не выходила из моей головы ни на один день. Может ещё не время. Может родители написали мне что-нибудь в завещании или оставили ключи вместе с домом. Хоть какие-нибудь объяснения. И подумал, что может не стоит торопиться с взрывчаткой.  

Мой мозг неожиданно вышел из тумана. Я не думал об этом до этого момента. Я был одержим, что даже не заметил и не оплакал смерть родителей. Что я делаю? Какая взрывчатка? Наверняка, раз родители берегли так эту дверь, у них было завещание на такой несчастный случай. Они были не глупы. Нужно подождать.  

Мы добрались домой. Мне помогли выгрузить взрывчатку в сарай для инструментов на заднем дворе. Я поблагодарил и расплатился со знакомым. Пожав друг другу руки, он сел в фургон и уехал. А я остался наедине со своим домом детства.  

Я не был тут почти год, но словно никогда и не уезжал. Страх не давал мне зайти в дом. Я знал, что она там и ждёт меня. А я, словно я опять тот маленький мальчик, стою на пороге у страшной тайны.  

Я посидел ещё с полчаса на порожках, закрепил своё решение, что взрывать ничего точно не стоит. И сделал шаг в дверной проём уже достаточно старого дома, и тут мне сразу в глаза бросилась она. Ни капли не постаревшая, всё так же блестя и переливаясь, увешанная замками, как мост любви, только надписей на них не было.  

И тут меня осенило, что возможно ключи могут быть где-то в доме, нужно только хорошо искать. Ощутив прилив сил, я начал бегать по дому и открывать все шкафы, выбрасывая из них всё, я переворачивал тумбочки и шкафы, искал, где только можно.  

Спустя, наверное, часа два или три, я точно не заметил, сколько прошло времени, я уселся напротив двери и начал попивать найденный мной бурбон в хаосе, что остался после меня, и понял, что ключей в доме нет. Дверь злила меня одним своим видом.  

Наверное, я сильно поднабрался, что мне захотелось со всей силы ударить по двери. Я начал колотить дверь, как пьяницы колотят своих жён, с обидой и злостью. Удар за ударом, я разбивал свои руки. Костяшки уже побелели и разодрались, а на двери оставались кровавые отпечатки. И тут я почувствовал какую-то необъяснимую силу, словно я смогу пробить эту дверь, если ещё немного постараюсь. И забыв про боль, я начал совершать ещё больше ударов, так что мои руки уже походили на кровавое месиво. Я бы и дальше наносил удары в ярости, пока наверное не сломал бы себе все кости в руках, но увиденное мной заставило меня отшатнуться. Дверь всасывала в себя мою кровь, словно губка. Этот кусок стали питался моей кровью. И в ту секунду, когда последняя капля исчезла с лица двери, замки начали отворятся один за одним. На мгновение я даже решил, что я просто перепил или разогнал кровь эти ударами и мне это чудилось, да только я уже не чувствовал себя пьяным. По моей спине бежали мурашки.  

Я начал снимать замок за замком, что в конце-концов дверь стала голой. Обыкновенная дверь, как и любая другая. Оставалось дернуть ручку и проверить, что за ней прячется. В процессе этого я осознал, что моя кровь это ключ. Вот почему я не мог найти ключ. Всё детство родители брали мою кровь ради открытия этой двери, а не ради какой-то болезни. А ведь действительно, я никогда не был у настоящего врача, мой мозг маленького ребенка даже не мог представить, что моя мать могла меня обманывать и всё это злой умысел. Видимо, они насобирали моей крови в достатке, и я чудесным образом оказался “здоров”. Как я был глуп. Это открытие заставило меня помедлить с открытием двери. Но в итоге я взял себя в руки и решил поставить во всем этом точку.  

Ручка опустилась нажатием моей руки, а за ней и дверь поддалась легко тому, как я её потянул на себя. Яркий свет изнутри буквально ослепил меня. Закрыв лицо руками, мои ноги пересекли черту, за которой была тайна. Так я стоял некоторое время и, пока не сделав глубокий вдох, одернул руки. Напротив меня, закованное в цепи сидело чудовище, демон во плоти. Кожа, похожая на панцирь, сильные руки с семью пальцами на каждой, рога меж которых был огненный, даже скорее солнечный шар, который меня и ослепил.  

Я стоял молча и смотрел на него. На моем месте любой бы, наверно, испытал страх, ужас или даже отвращение, но я чувствовал лишь разочарование. Разочарование и крах всех моих грёз. Мне не было дела до него. Мне не было интересно, кто он и что он. Моё разочарование начало перерастать с злобу, смешанною с растерянностью. Ну, демон здесь? Все это время был демон, а что дальше? Наверно, в глубине души я надеялся на какие-то тайные богатства или крутые примочки, то что придаст моему существованию хоть какой-то смысл.  

Чудовище смотрело на меня с улыбкой, словно читал мои мысли.  

Моя жизнь резко рассыпалась на куски, я не хотел больше ничего делать на этом свете. Весь смысл был в этой двери. А, теперь его нет.  

В голове промелькнула мысль, и я за неё зацепился. Да! Так и надо сделать. Медленным шагом, я сходил за взрывчаткой. Украшая комнату гирляндой из динамита, я видел, как улыбка исчезает с лица монстра. Мне больше ничего не оставалось в этой жизни, закурив сигарету и сделав первый и последний вдох никотина. Я подпалил фитиль, точку моей бессмысленной жизни…  

Дата публикации: 12 марта 2019 в 12:54