2
117
Тип публикации: Критика

– А не пролечу ли я всю землю насквозь? Вот будет смешно! Вылезаю – а люди вниз головой! Как их там зовут?.. Антипатии, кажется… В глубине души она порадовалась, что в этот миг ее никто не слышит, потому что слово это звучало как-то не так. – Придется мне у них спросить, как называется их страна. «Простите, сударыня, где я? В Австралии или в Новой Зеландии?» И она попробовала сделать реверанс. Можешь себе представить реверанс в воздухе во время падения? Как, по-твоему, тебе бы удалось его сделать? – А она, конечно, подумает, что я страшная невежда! Нет, не буду никого спрашивать! Может, увижу где-нибудь надпись!

 

Антиподы  

(греч. antipodes – букв. расположенные ногами к ногам)  

1) жители двух диаметрально противоположных пунктов земного шара;  

2) перен. люди с противоположными взглядами, вкусами или чертами характера.  

 У Анечки Волковой в жизни все было хорошо. Во времена, когда ныне покойный первый всенародно избранный президент с экранов телевизоров вещал миллионам сограждан о том, что стране нужны миллионы собственников, а не собственники миллионов, Виктор Васильевич Волков, директор хлебобулочного комбината «Зернышко» и ее папа по совместительству, увещеваниям Лжебориса не внял и приватизировал управляемое им предприятие, став его единоличным владельцем. Сухой язык статистики говорит о том, что в последовавшие после эпохи приватизации времена падало всё: потребление мяса, масла, яиц, сметаны, продолжительность жизни и даже цена на нефть... Падало всё, кроме одного: потребления хлебобулочных продуктов – оно увеличилось в разы. Законы неумолимы: как в химии, так и в жизни – всегда происходит эффект замещения. Мечты о профессии космонавта и балерины заменило стремление стать братком или проституткой соответственно, а патриотизм заменила гееполитика…Впрочем, комбинат процветал, а благосостояние семьи Волковых стремительно росло. Прикрутить «Зернышко» было лишь половиной дела, гораздо более сложным оказалось сохранить нажитое непосильным трудом, но Виктор Васильевич был тертым калачом и остался не сожранным ничьею шайкой: он смог отбиться и от бандитских наездов в лихие девяностые, и от рейдерских захватов в стабильные нулевые... Подобно тому, как курочка клюет по зернышку, Волков сумел подмять под себя еще с десяток хлебозаводов…  

 

***  

 

Анечка, бывшая младшим ребенком в семье и любимицей Виктора Васильевича, родилась, как говорится, в норковых пеленках и никогда ни в чем не знала отказа. Закончив одно из престижных учебных заведений Москвы с красным дипломом, она, как и многие ее однокурсницы, не стала трудоустраиваться не по профессии, пополнив ряды светских львиц. Волкова была продвинута: она завела аккаунты во всех социальных сетях, и сказать про них, что они были аккаунтами мертвой души, было нельзя, поскольку они вели вполне полноценную жизнь, регулярно пополняемые хозяйкой самым разнообразным контентом. Особенное внимание Аня уделяла Инстаграму: во-первых, для размещения фотографий наилучшим образом подходил именно он, во-вторых, несмотря на красный диплом, русский язык всё же являл собой для Анечки некоторую сложность, а при размещении фотографий орфографическую ошибку допустить было невозможно. Ее фотографии были сродни учебнику географии: вот, на одной из них, она среди зрителей на этапе «Формулы-1» в Куала-Лумпуре, вот, на другой, она на белоснежной яхте возле Амальфитанского побережья, а вот она на открытии кинофестиваля в Каннах, ничем не отличимая от звезд Голливуда. Хотя, на самом деле, отличие все же было, причем существенное: у звезд драгоценности были взяты напрокат, у Анечки же они были своими…  

 

***  

 

В жизни Лены Широглазовой всё было ровно наоборот: ее матери не хватало денег даже на памперсы, не говоря уж про норковые пеленки. Родившаяся в одном из областных центров так называемого красного пояса страны, она никогда не видела отца, бросившего их, когда ее мама стала беременна ей. Вся жизнь Лены была сродни названию самой известной книги Адольфа Гитлера. Но ее борьба за место под солнцем увенчалась успехом: к тридцати годам Лена сумела, перебравшись из Усть-Зажопинска в белокаменную, устроиться работать бухгалтером на хлебобулочный комбинат «Зернышко» и взять в ипотеку студию в Мытищинском районе. Древние люди верили, что у каждого из нас, наряду со своей половинкой, есть свой антипод. Если эта теория верна, и антиподом синтеза является анализ, Солнца – Луна, а иню противостоит янь, то антиподом Анечки Волковой была именно Лена Широглазова...  

 

***  

 

Последние фотографии Анечки были способны вызывать зависть даже у не самых, в общем-то, завистливых людей. Посудите сами: Ницца конца августа, Английская набережная, теплое Средиземное море, бархатный южный вечер, роскошный ресторан, шампанское в ведерке со льдом и, конечно же, наисвежайшие устрицы! Но главным гвоздем фотографий была, конечно же, сама Анечка: то в модном купальнике, совершенно не скрывающем ее спортивную фигуру, не испорченную употреблением продукции «Зернышка», то в декольтированном платье, выгодно фигуру подчеркивающем.  

 

***  

 

Лена Широглазова, несмотря на то, что была антиподом Анечки Волковой, тоже имела аккаунт в Инстаграме. Правда, его контент от содержимого аккаунта ее антипода отличался существенно: фоток яхт и устриц там не имелось. Примерно в то время, когда Аня позировала на яхте, Лена добавила фото, на котором она возлежала на матрасе возле Мытищинского карьера. В день, когда Аня наслаждалась устрицами в Ницце, в аккаунте Широглазовой появилось ее фото, заседающей в КФС в окружении куриных крылышек и стаканов с пивасом. Нужно ли говорить, что фигура Лены была фигурой-антиподом Анечки? Впрочем, количество подписчиков у них было равным. Да и на самом деле, разве зависит количество спутников планеты от удаленности ее орбиты от Солнца? Например, у Меркурия их вовсе нет, а у Сатурна их целых шестьдесят два, у Юпитера – шестьдесят девять и, к тому же, множество колец...  

 

***  

 

Так и протекала их жизнь в существующих рядом, но никогда и нигде не пересекающихся вселенных. Анечка на «Мазерати» по субботам ездила за дорогими брендами в ЦУМ, а Лена раз в полгода на метро и маршрутках ездила за тем же самым на рынок «Садовод». Но это лишь в Евклидовой геометрии параллельные прямые никогда не могут пересечься, а ведь вселенные на то и есть вселенные, чтобы, не подчиняясь никаким законам, самим эти законы устанавливать, и потому однажды параллельные вселенные Анечки и Лены решили встретиться. А случилось это вот таким образом…  

Лена давно мечтала побывать на концерте Михайлы Стасова, и потому, увидев на улице баннер, извещающий о скором концерте приторноголосого певца в «Крокус Сити Холле», думала недолго. Ну и пусть, что на дворе зима, и ей нужны новые сапоги, пусть, что до зарплаты оставалась еще целая неделя, а денег в кошельке в обрез! В Усть-Зажопинске ей постоянно приходилось доедать последний х… без соли, да и в Москве этим изысканным деликатесом ей частенько доводилось баловаться… Зато, наконец-то, она сможет осуществить свою давнюю мечту, ведь, как известно, не хлебом единым, в смысле, не одним лишь хлебобулочным комбинатом «Зернышко» жив человек!  

 

Наступил долгожданный день концерта, принесший Анечке, помимо предвкушения встречи с кумиром, тяжкие муки выбора, заключающиеся в длительных раздумьях, во что бы ей нарядиться? Ведь выбирать всегда сложно, ибо ты рискуешь принять неверное решение, ответственность за которое ляжет исключительно на тебя и никого другого. Именно из-за мук выбора блондинки будут всегда будут путать педали газа и тормоза, а обезьяны разрываться на части, не в силах определиться умные они или красивые? Выбирать цвет не менее сложно, вспомните хотя бы героев Мэла Гибсона и Денни Гловера в «Смертельном оружии», которым и нужно было-то всего лишь определиться с цветом: красный или синий... Чтобы читатель смог хотя бы немного испытать муки, выпавшие в тот день на долю Волковой, скажу, что размеры ее гардеробной существенно превосходили размеры квартиры Широглазовой, а одежда, в гардеробной живущая, имела столько оттенков, что радуга, окажись тут она вдруг, презрев застарелый ревматизм, в приступе любопытства сначала бы распрямилась в полный рост, а потом, узрев бесчисленное великолепие оттенков, начала бы биться в завистливом эпилептическом припадке, трансформируясь во множество небольших радуг и став похожей на извивающуюся разноцветную змею. Естественно, от решения Анечки не зависели вопросы жизни и смерти в отличие от решения героев «Смертельного оружия», но ведь и палитра выбора не была ограничена двумя цветами. В свое время коллега Даша пыталась научить автора ориентироваться в богатстве цветовой гаммы женских нарядов, правда, с тем же успехом, с которым Мальвина пыталась обучить математике Буратино. По степени забавности с названиями некоторых оттенков могут соревноваться лишь названия некоторых коктейлей. Автор вроде бы никогда не жаловался на отсутствие абстрактного мышления, но запомнить, как выглядят цвета «холодный электрик» или «теплая фуксия» и, тем более, представить их оказалось ему не под силу. При слове «теплый» у него возникает образ теплого молока, теплого пледа, или, наконец, теплой батареи под окном, но вообразить «теплую фуксию» оказалось выше его сил! Холодный же электрик у автора вызывает ассоциации исключительно с несчастным случаем в энергосетевой компании по причине несоблюдения правил техники безопасности.  

 

***  

 

Но справедливость все-таки существует на белом свете, а заключается она в том, что Лена Широглазова от мук выбора наряда была полностью избавлена: она точно знала, что наденет на концерт. С последней зарплаты она основательно зашопилась на «Садоводе», приобретя длинную черную юбку, пикантность которой придавал разрез на боку, начинающийся практически от самого бедра, прозрачную блузку из полиэстера цвета яиц странствующего дрозда и красные кружевные трусики. Широглазова потратила немало времени, отыскивая в бутиках нижнего белья подходящий размер, а нашла его на том же «Садоводе». Как тут не вспомнить фразы классиков: «Ищите и обрящете! » и «Кто ищет, то всегда найдет! », и не беда, что из Лениного предмета соблазнения мужчин вполне можно было сшить парашюты для целой роты десантников. Надев под блузку черный бюстгальтер, обрамляющий груди размера XXL, коими она была обязана генетике и любви к продукции родного комбината, Широглазова обрызгала себя духами, потом, подумав, на всякий случай, подушила кружевные трусики. В последний раз взглянув в зеркало, Лена осталась весьма довольной собой. Повязав платок цвета влюбленной жабы, она выпорхнула, если этот эпитет применим к ее без малого ста килограммам, из квартиры. Настроение ей не могло испортить ничто: ни бабка, наехавшая в вестибюле метро ей по ногам тележкой, ни мальчик, который, уступая ей место, назвал ее бабушкой, ведь она шла навстречу своей мечте…  

 

***  

 

Дочь булочного короля подошла к зеркалу, в котором отразилась длинноволосая девушка. Ее пряди, чуть выгоревшие под солнцем южного берега Франции, переливались орехово-медовым цветом. Правильные черты Анечки подчеркивал сдержанный, но очень выразительный макияж. Идеально облегающее девичью фигуру платье-футляр можно было бы назвать консервативным, если бы не подчеркивающие золотистый цвет кожи открытые плечи. С нежным пастельно-розовым цветом платья прекрасно гармонировали телесные остроносые туфли на головокружительной шпильке. Образ чуть утомленной светской львицы удачно дополнял клатч из кожи питона. Удовлетворенно хмыкнув, Волкова накинула манто из шиншиллового меха и поспешила на концерт: долгий процесс выбора даром не прошел – она опаздывала.  

 

***  

 

Концерт Михайлы прошел на ура. Стасов выглядел весьма импозантно: его южное лицо украшала аккуратно подстриженная турецкая бородка, которая вкупе с расстегнутой до пупа расшитой золотом лилового цвета рубашкой по его замыслу должны были создавать образ то ли умудренного жизнью пастыря, то ли преступного авторитета. На самом же деле щеголевато-гламурный певец был похож на пошедшего в гору сутенера средней руки. Шансонье-идол весьма проникновенно исполнял свои не очень затейливые, зато очень правильные песни, общался с залом, внушая подобно священнику, окормляющему свою неразумную паству, зрителям прописные истины. Говорил Стасов мало, пытаясь придать словам весомость и явно подражая дону Корлеоне, сходство с которым дополнял огромный золотой крест на волосатой груди певца, висевший на массивной цепи, тоже, разумеется, золотой. В самом его конце, исполняя хиты всех времен и народов «Без неё» и «Всё – для неё! » Михайла Стасов принялся обходить первые ряды зрительного зала, словно посланец Золотой орды собирая ясак в виде огромных букетов цветов и восторженных взглядов поклонниц. Принимая очередную порцию дани своему несравненному таланту, он небрежно кивал дарительнице и продолжал сбор податей. Аудитория, состоящая преимущественно из лиц женского пола, просто млела, видя вблизи любимого артиста, многие зрительницы делали селфи со Михайлой. Увидев, что ее кумир находится в шаговой доступности, Анечка двинулась ему навстречу, пытаясь на ходу достать Верту из клатча, но на ее пути неожиданно возникло препятствие в виде мощного бедра Лены Широглазовой. С воплем: «Куда прешь, шалава! » бухгалтер «Зернышка», добавив к напору бедра еще и движение не менее крепкого плеча, просто оттерла Волкову от кумира, находившегося еще секунду назад на расстоянии вытянутой руки, и стала доставать смартфон, желая сама увековечиться на фоне Стасова. Генетическая память – это вам не игрушки: в критической ситуации в Анечке проснулись бойцовские качества, благодаря которым ее отец сумел стать акулой рогаликового бизнеса. Издав ответный вопль «От шалавы слышу! », она что есть сил огрела Лену по широкой спине клатчем, из которого на пол концертного зала посыпались Верту и прочие гламурные причиндалы столичной светской львицы. Широглазова, не ожидавшая отпора от казавшейся хрупкой красотки, на пару секунд опешила, а затем что есть сил вцепилась в роскошные орехово-медовые волосы дочери булочного короля. Та ответила тем же, и буквально через полминуты по полу «Крокус Сити Холла» катался визжащий клубок из двух девичьих тел, разнять который паре подоспевших охранников удалось не без труда. Секьюрити буквально за шкирку вытащили их из зрительного зала и оставили порознь охолонуться в фойе. Через некоторый промежуток времени участницы боя без правил встретились в дамской комнате, зайдя туда с целью приведения себя в порядок. Поскольку предмет их поклонения с горизонта исчез, и адреналин уже не жарил их тела мощными выбросами, запыхавшиеся дуэлянтки постепенно начали приходить в себя.  

– Он же лимитированной серии, такие теперь не выпускают... – всхлипывала Анечка, пытаясь словно пазл, собрать Верту из разлетавшихся обломков.  

– Бл…ь, я же три месяца этот размер искала! – сокрушалась Лена, скрепляя булавкой порванные трусы.  

Если добавить к боевым потерям Ленины сломанные накладные ногти и Анечкины растрепанные медовые кудри, а также сломанную шпильку на одной из ее туфелек, то можно с уверенностью было констатировать, что их бой без правил завершился боевой ничьей.  

– Ты зачем на меня набросилась? – спросила Анечка обидчицу.  

– Да ты же сама меня толкнула первой! – парировала та.  

– Я селфи с Михайличкой хотела сделать, а ты… – глядя на разбитый Верту, Волкова вновь начала всхлипывать.  

– И я тоже хотела… – созналась Лена.  

– Что я завтра в Инстаграм выложу? – продолжила горевать Анечка.  

Жизнь научила Лену Широглазову находить выход даже из, казалось бы, безвыходных, на первый взгляд, ситуаций.  

– А давай вот здесь с Михайлушкой сфоткайся! – она указала на висящую в фойе афишу с портретом по-отечески улыбающегося Стасова.  

– Мне нечем… – Анечка показала на обломки коммуникатора.  

– Да не проблема, давай на мой тогда! – Широглазова достала из сумочки смартфон. Надо сказать, что Лена умела не только сидеть на бессолевой диете и посещать «Садовод». К этим бесценным навыкам выживания в столице она еще добавила умение делать покупки на китайских сайтах. Последним ее приобретением из Поднебесной стал смартфон, название которого не скажет читателю ровным счетом ничего, но который был точной копией последней модели Айфона.  

Сделав несколько снимков повеселевшей Анечки, Лена протянула ей смартфон:  

– Теперь ты меня сними!  

– Вау, у тебя последний айфон! – удивилась Волкова.  

– Ну, почти… – после некоторого замешательства ответила Широглазова, не солгав, но и не сказав правду.  

Через пару минут девушки, еще менее часа тому назад бывшие непримиримыми соперницами, трогательно склонили головы, разглядывая экран смартфона.  

– А ничего так получилось! Согласна, подруга?! – обратилась Широглазова к светской львице.  

Анечка согласно кивнула.  

– Тиффани? – недоверчиво спросила Лена у дочки булочного короля, не в силах отвести глаз от ослепительной красоты, сияющей у той в ушах.  

Волкова утвердительно кивнула.  

– Красота! – восхитилась Широглазова. – Всегда мечтала о Тиффани! – от зависти она даже всхлипнула.  

– У тебя тоже очень симпатичные сережки! – отвесила Волкова ответный комплимент экс-сопернице.  

– Правда? – просияла та.  

Анечка не лгала: купленная за пятьсот рублей на «Садоводе» китайская бижутерия удивительным образом гармонировала с цветом глаз Лены.  

– Ты это... Сильно-то не огорчайся! Михайлушка же весной в Государственном Кремлевском Дворце петь будет! – подбодрила Лена новоиспеченную подругу.  

– Вау! – просветлела та лицом. – Обязательно сходим, да?!  

– Не вопрос! – от избытка чувств Лена приобняла Анечку. Новоиспеченные подруги вместе вышли из концертного зала, возле которого их пути разошлись: Анечка направилась на паркинг, а Лена поковыляла до станции метро Мякинино...

Дата публикации: 13 марта 2019 в 16:36