11
99
Тип публикации: Критика
Тэги: Семья

Сколько помню, у моих отца и бабушки всегда были очень натянутые отношения. Причем не то чтобы бабушка не любила родного сына, но общались они всегда по минимуму: поздравления с праздниками по телефону да помощь, если бабушке не хватало пенсии на нужды. Когда я приезжала к ней на лето в поселок, отец никогда не сопровождал нас с мамой и не навещал даже по выходным. Только звонил спросить, как дела, хорошо ли кушаю и читаю ли книги из школьного списка на каникулы.

Все это было в порядке вещей, и мне не казалось его поведение чем-то необычным. Да, может, он подавал не лучший пример, но я обожала и родителей, и бабушку. Однако у меня все же закрадывались сомнения, почему я или мама могли болтать с бабулей часами, а отец ограничивался тремя репликами «привет», «пока», «деньги нужны?», хотя в обычной жизни был гораздо более разговорчивым.

Когда я была маленькой, меня мало интересовало, почему это так. Но по мере взросления, выяснила, что все причины лежат буквально на поверхности.

Однажды, приехав на весенние праздники к бабушке, я не выдержала и спросила у нее, почему собственный сын к ней так холоден: не навещает, не интересуется ее жизнью, лишь отмахивается деньгами.

Бабушка долго вздыхала, наверное, думала, стоит ли рассказывать.

– Такой он человек, - выдавила она из себя и погладила горячую кружку чая, словно это был пушистый зверек.

«Ну вот, надумала себе невесть чего, еще и бабушку расстроила», - я стыдливо уткнулась в свой стакан и смотрела на подрагивающее отражение кухонного потолка и лампы.

Но, прежде чем я успела открыть рот, чтобы извиниться, бабушка встала и снова поставила чайник греться. Руки ее дрожали.

– Обижен он на меня. Уж сколько лет прошло, а он все забыть не может.

У меня в сердце закололо. Тревога нахлынула, как цунами, и мне вдруг стало так жарко, словно я вылила на себя кипяток.

– Давно дело было. Он еще не женился на матери твоей, – начала она, тяжело и со вздохом усаживаясь обратно за стол. – После института поехал на сборы, аж в Белгород, чего их так далеко повезли-то, до сих пор не пойму. Там познакомился с женщиной. Она то ли работала, то ли на практику приехала – землю изучала, в смысле, почву, там плодородная или нет… Я в этом не разбираюсь, – бабушка махнула рукой. – После того, как сын вернулся, стал с ней переписываться да перезваниваться. Писем ждал с такой нервотрепкой, его аж трясло, когда почтальон приходил, или первым бежал в отделение с утра пораньше перед работой. И все бы ничего, но как только я узнала, что она уже с маленьким ребенком, да еще и живет где-то у черта на куличиках, меня вдруг такая злость взяла. Я думала, как так? Нашла себе молодого! Сейчас он ее приведет к нам, кто ж откажется в столицу-то, еще и малявку ее поить, кормить. А квартира у нас крошечная, куда мне их всех девать? На очередь за новой нужно было еще встать, а я и не думала, что сын захочет жениться, как вскоре оказалось. Ведь сначала им нужно расписаться, а только потом можно квартиру получить. Получается, что они будут тут всем табором жить несколько лет! Ух, голова шла кругом. А сын все чаще стал говорить, что хочет ее с нами познакомить, пригласить в гости. Да кто она такая? Они ничего друг о друге не знали, и везти ее через всю страну. Да вдруг она врет, и у нее там не только ребенок, а целый выводок, да еще какие-нибудь родственнички. Ну думала я, думала. И надумала. Сын хранил эти письма в специальной коробочке, помню, импортной, от печенья. Я посмотрела обратный адрес и написала этой женщине. Коротко и ясно попросила ее больше не тревожить моего сына, что они не пара, и у него еще все впереди, пусть учится и работает, и что какой бы она ни была, я ее не приму…

Вдруг бабушка замолчала. Кружка с чаем в ее руках остыла. Пока говорила, она не сделала ни одного глотка.

– Письмо-то она от меня получила. Но и сыну, видимо, тоже написала. Он все узнал и такой скандал закатил. Я думала, он меня убьет – тут вся кухня летала. А потом… куда деваться? Она в другой стране фактически, Интернета не было, звонки дорогие. Он начал ей названивать да написывать, а она не отвечала. Трубки, если слышала голос его, сразу бросала. Я видела своими глазами, как сын у телефона ночует, все ждал, что она передумает. С тех пор, как бы я ни пыталась оправдаться, он не слушал меня. Вскоре собрался, переехал в общежитие. Там по работе перевелся в приличное учреждение. Ездил он к ней или нет, не знаю. Со мной же несколько лет даже не разговаривал. Потом, когда на твоей мамке женился, уже стал общаться. Поздравлял с праздниками, интересовался, нужно ли мне чего.

Я впала в ступор. В голове не укладывалось, что у моего отца, тихого и скромного трудоголика, могла быть в жизни такая драма. Всегда кажется, что любовные переживания – это удел только молодых, а наши родители всегда были взрослыми и состоятельными, которые все, как один, судя по их рассказам, познакомились в библиотеке и три года только за ручку ходили, прежде чем пожениться. Сложно было представить, что у вечно уставшего отца тоже когда-то глаза горели, что в его сердце бушевал пожар, а ноги несли к любимой.

– До сих пор не знаю, плохо или хорошо я поступила. Не напиши я ей, не было бы в нашей семье твоей мамы, и ты бы не родилась. С другой стороны, может, не сложилось бы у них ничего, да она бы обратно в свой аул укатила. Даже думать об этом не хочу. Что было, то было. Только ты ему не говори, что я тебе открылась, и мать тоже не знает. Не надо сыпать соль.

Бабушка встала из-за стола, взяла у меня пустую чашку, поставила в раковину и стала мыть под сильным напором воды. Мои порывы помочь ей она пресекла.

Уже на пути домой я задумалась о том, счастлив ли мой отец сейчас, не отдаются ли свежей горечью старые воспоминания? Затянувшаяся ссора с бабушкой – это нежелание прощать однажды произошедшее предательство или же обида за то, что она буквально развела его с любимой женщиной, хотя сейчас у него есть другая семья?

Вмешательство в твою жизнь даже одного человека может испортить все планы и разрушить мечты. Бабушка наверняка что-то недоговаривает, вряд ли она написала то, что сказала. Будь я на месте той женщины, какая-то мнимая угроза не остановила бы меня от воссоединения с любимым.

Уверена, что бабушка считает себя правой. Она считает, что знает, как ее сыну лучше.

Будь у меня был выбор, я бы предпочла не появляться на свет, если мой отец был бы счастлив в другой семье. Но как же теперь мне унять сомнения? Как бы я из него не выбивала историю о прошлом, он никогда не расскажет и никогда не откроет свое сердце. Раньше, когда я спрашивала, были ли у папы подруги, он всегда говорил, что нет, и вообще иди-ка ты лучше книжку почитай.

Уж такой он человек – в этом бабушка точно была права. Лишь в одном я уверена – история странная, и хорошо, если она для отца уже не значит так много, как раньше.

***

– Пап, можно вопрос? – обратилась я вечером того же дня к отцу. – Ты счастлив, что мы с мамой у тебя есть?

Он удивленно посмотрел на меня, будто я интересуюсь чем-то из ряда вон выходящим.

– Что за вопросы? – он протер пульт от пыли и положил его на столешницу. – Иди-ка лучше книжку почитай.

Дата публикации: 15 марта 2019 в 13:47