5
74
Тип публикации: Публикация

На плоской крыше четырехэтажного дома стоял деревянный стул. 
На спинке стула сидел Глюк и ел мыло. 
Над ним было Небо. На Небе было всё то же самое, но по-другому. 
Глюк был одинаковый, а Небо было разное. Но они были вместе, и им было хорошо.

Иногда по серому осеннему Небу пролетала стая перелётных жоп. Если жопы летят на юг, значит, будет дождь. 

Неожиданно, одна симпатичная розовая Жопа отделилась от стаи и стала порхать над Глюком, как ночная бабочка, лучезарно улыбаясь ему и осыпая его своими осенними цветами. 

Глюк, который всю свою короткую жизнь жаждал любви, радостно просиял и тоненькой прозрачной ручкой нежно протянул Жопе недоеденный кусочек мыла. 
Жопа увидела мыло, испугалась и в страшной панике скрылась в облаках. 
Глюк ужасно расстроился и слёзы, мутные, как дождевая вода, струящаяся по асфальту, выступили у него на глазах. 

Он растерянно захлопал своими огромными ресницами, веером разбрызгивая слёзы по крыше, тяжело вздохнул, безрадостно доел своё мыло, переварил его и, превратившись в мыльный пузырь, улетел по туманному следу, на поиски своей возлюбленной Жопы. 

Даже если Глюк никогда не догонит её в бескрайних небесных просторах, светлый образ юной Жопы останется в его памяти навсегда.

На крыше остался лишь одинокий деревянный стул, который бережно хранил в себе печальный образ наивного Глюка и тень поглотившей его Жопы.

Эта грустная история о любви была рассказана мне одним старым, одиноким Глюком, который жил в бутылке бренди, случайно купленной мною в лавке у хромого араба, в восточном городе Хайфа, на берегу Средиземного моря.

1994

Дата публикации: 17 марта 2019 в 01:28