3
277
Тип публикации: Критика

 

Простота - это то, что труднее всего на свете;

это крайний предел опытности и последнее усилие гения

Леонардо да Винчи

1

- Сынок, в печь надо подкинуть! 

- Сейчас, мам, еще минутку…

- Опять свою ерунду смотришь? 

- Ну, мам… - протянул Кирилл, строя любимую гримасу.

Мать обреченно обвела комнату сына глазами, но тот лишь вздохнул. 

- Что на этот раз?

- Смотри, - парень соскочил со стула, захлопнув крышку бука, - вот тут у меня пять магнитов, они должны находиться на определенном расстоянии, только на этом, иначе не выйдет. Если в центр кинуть вот этот маленький шарик, то он будет парить вопреки гравитации. – И он парил, улыбка не сходила с лица парня.

- И кому нужен твой шарик, - мать, равнодушно наблюдая за очередной выходкой сына вновь взялась за моральную пилу. -  Ты занимаешься полной ерундой! У нас своих проблем гора, а ты тут с шариками играешься. Вот если б в армию сходил, человеком бы пришёл, а так – столько дури у тебя в голове… Когда уже ты повзрослеешь?

- Пошёл я, дров в печь подкину.

Кирилл не хотел расстраивать мать, не хотел ругаться, но не мог побороть своей тяги к новому и неизведанному, пусть все на Хуторе считали его странным, бабки перешёптывались за спиной, а образование в девять классов лишало возможности поступить в институт. Из развлечений у него был интернет, был Ютуб, в котором он и провел последние два года жизни после школы, убивая время, которое у него появилось в избытке. 

Набрав дров, закинув их в печь, он  молча наблюдал за тем, как они разгораются. С любопытством вглядываясь в язычки пламени. Мысли вальсом кружились в голове. А что такое свет? Какую массу он имеет? Почему его скорость во вселенной предельна? Дрова тем временем стали мелодично пощелкивать ярче освещая топочную. Их свет, не смотря на свою скорость, все же моргал, переливаясь разными оттенками. Не заметить это был трудно. И тут в голову Кирилла пришла странная мысль, а что если вся наша жизнь – это просто вибрация, которую, сталкиваясь, образуют мельчайшие частицы, а для получения результата нужно просто знать её частоту? 

С того момента прошло два года, ночами и днями его терзали одни и те же вопросы. Неужели именно вибрация ключевая составляющая нашей вселенной? С одной стороны, а с другой: наше сердце вибрирует, качая кровь по венам. Вибрируют нервные клетки, когда раздражаются. От дисбаланса вибрирует двигатель внутреннего сгорания. Она присутствует всегда и везде. Может это и есть основа жизни всей Вселенной? Ведь в законах физики строго сказано, что тело на которое не влияют никакие другие силы остаётся в состоянии покоя, либо прямолинейного равномерного движения. То есть, либо стоит на месте, либо движется. А если на это тело будет воздействовать вибрация, не имеющая вектора силы, взаимодействуя лишь с объектом движения, что в итоге? Это и попытался выяснить Кирилл.  

Ему стала интересна природа взаимодействия света с вибрацией. Ведь если его притягивает чёрная дыра, то и должны быть причины по которым гравитация имеет на него влияние, а следовательно и сам свет имеет массу. Только где найти такой кантор, что бы её измерить? Прошуршав на полках с книгами, к своему удивлению Кирилл обнаружил: что свет действительно имеет массу – фотонный газ. Но самое интересное в том, что плотность он приобретает лишь при нереально высокой температуре, и будет уже не светом, а скорее всего рентгеном, чем-то средним между ультрафиолетом и гамма излечением. Который, к сожалению, не виден человеческому глазу. Так, может, именно из-за ограниченности своего восприятия мы не можем понять природу Вселенной, так же как и если бы были абсолютно слепы, то не смогли изучить свет, так как просто не предполагали о его существовании. 

Обложив старенький стол и несколько стульев раскрытыми книгами, которые нужны были ему одновременно, Кирилл нервно листал все новые и новые статьи, вылезающие по его запросу в поисковике. Он заметно нервничал. От напряжения на высоком лбу выступили едва заметные капельки пота, а огромные серые глаза с бешеной скоростью бегали от монитора к книгам и обратно. И тут он заговорил сам с собой…

- А может чёрная дыра не поглощает свет, а преобразовывает его? Имея такую высокую температуру, что просто плавит фотоны света превращая их в рентген, недоступный нашему взору. Отсюда объяснение её огромной массы и гравитации. 

Мысли сводили его с ума. Он устал думать об этом. Хлопнув крышку бука, равнодушно смахнул  книги на пол добавляя ещё один штрих к вечному беспорядку царившему в его комнате. 

2

Наутро Кирилл решил выбросить весь лишний научный хлам из головы и заняться любимым делом. А почему бы и не собрать очередную диковинную штучку, потому что это просто интересно. Тем более в его распоряжении был сварочный аппарат инвентарного типа и куча старого электро хлама, а в розетке двести двадцать вольт, что еще нужно для счастья? Разве что паяльник и маток изоленты. Не дождавшись рассвета, он решил взяться за дело. Уже к вечеру того же дня он собрал генератор Теслы превосходивший по своим масштабам все предыдущие. Установить его Кирилл смог только на заднем дворе. Это было действительно грандиозное сооружение. И, о чудо – оно заработало! 

Высекая громадные молнии, его новое чудо переполошило весь Хутор, осветив над ним небо. Собралась толпа зевак. Бабульки, повидавшие войну, крестились в сторонке. Детвора, подобравшись поближе, визжала от восторга при каждом ударе молнии. Зрелые мужчины обсуждали свойства тока и эфирной энергии. Кто-то принес несколько диодных лампочек, которые зажигались прямо в руках. Девчушка, приехавшая на лето к бабушке, обвязавшись ёлочной гирляндой, задорно хохотала под переливы маленьких фонариков. Мать и отец были в ужасе. Толпа в восторге и только Кирилл, с грустью наблюдая за масштабным светопреставлением понимал, что все уже изобретено до него и это лишь бег на месте. 

- Что это? – За спиной парня раздался приятный женский голос.

- Просто беспорядочная энергия. – Ответил он.

- Почему же она беспорядочна? Я думаю, у всего есть свой порядок и свои правила.

- Потому, что по-другому быть и не может. В нашей вселенной все изначально движется от порядка к хаосу. Сплошная энтропия. – Кирилл развернулся и уже собирался уходить, как она вновь окликнула его.

- Куда ты?

- Пошёл спать. Беспорядочную энергию пока обуздать невозможно.

- А молнии так и будут тут сверкать?

- Нет. – Улыбнувшись, он поднял толстый провод и с силой дернул его. Оглушительный треск тут же утих. Еще несколько не больших молний ударило о землю и забор, все стихло. – Но при правильном подходе любой энергии можно задать определенный управляемый вектор. А так как все процессы во Вселенной связанны с химическими реакциями, движением тел и частиц, то в микро частицах за движение вполне возможно принять вибрацию которая в этих масштабах схожа с движением, а движение – это жизнь.  

- Как это? Я… не понимаю.

- Если тело никуда не движется – то ничего и не происходит, под лежачий камень вода не течёт.

- А если тело живое – укоризненно посмотрела на Кирилла девушка, игриво подмигнув – оно может никуда и не двигаться!

- Да, но движение происходит внутри: вибрируют клетки, проходят мозговые импульсы, по телу течёт тот же ток, только другой величины, а состоим мы из тех же молекул что и Вселенная.

- Ой… ну и насмешил… - и она расхохоталась словно ребенок.

- Просто у каждой из этих молекул свой определенный алгоритм работы.

- Как, шестерёнки в часовом механизме?

- Не совсем. Этот набор может стать камнем, звездой или даже живым разумным организмом. И это существо не обязательно может обладать биологическим телом. 

- Как душа?

- И не только. Принципы форм разумной жизни могут быть намного разнообразнее, чем может представить себе человеческая фантазия. 

- И не обязательно она должна быть связанна с биологическим телом, - девушка задумалась, - эти размышления приводят нас ближе к Библии, ведут к богу…

- Меня интересуют немного другие вопросы. Как упорядочить то, что находится в беспорядке. – Пожал плечами Кирилл, накручивая на руку толстый провод.

- Как бороться с энтропией? – Девушка улыбнулась, ей удалось блеснуть перед ним диковинным для её понимания словечком.   

  - По сути, вся человеческая жизнь – борьба с энтропией. Уборка двора, дома… И все технологии придуманные людьми – определённый алгоритм действия микро частиц в их правильном расположении. – Девушка не отводя глаз, с непредельным любопытством в упор смотрела на него, и парень решил объяснить проще. – Мы можем заставить частицы работать в ПК беспрекословно выполнять наши требования по нажатию клавиши, или же нагреть их до определённой температуры и излить из них нужную форму, в другом порядке согласно нашему желанию. Но то видимая материя и энергия, которую можно ощутить, понять, уловить и измерить с помощью приборов. А самое важное остаётся за гранью нашего восприятия, та часть, которую мы пока понять не можем. 

- С чего ты тогда решил, что та часть есть, ведь ни понять, ни увидеть её мы не можем. А если это нельзя ощутить и потрогать – значит, этого нет.

- Если что-то находится за гранью нашего восприятия, то это не значит, что этого нет! Твоя кошка видит ультрафиолет, а ты – нет. Но это не значит, что его нет. Как и ток, ты его не видишь, но от щелчка выключателя загорается лампочка.

- Да… прости, не подумала. – Девушка смиренно опустили глаза. Ей пришлось вновь с ним согласиться. 

- Поздно уже, да и спать пора.

- Да. – Павла побрела по опустевшей улице домой, ведь у мечты всей её жизни в голове была одна только физика.

Мысли Кирилла вернулись обратно к вибрациям. Разбирая свое маленькое чудо переполошившее весь хутор он продолжил свой монолог, но уже сам с собой.

- Если правильно воздействовать на среду с определённой частотой, скорее всего можно будет получить и энергию, но как её приручить?

На Хуторе жизнь и люди проще, ведь любой даже самый мелкий поступок будет вынесен на всеобщее обозрение сельских сплетниц на сходке ожидания стада коров. И уже на рассвете Кирилла и Павлу объявили парой.  

3

Два месяца Кирилл занимался своими обыденными делами: косил траву, кормил свиней. Ведь деревенская жизнь – не просто романтика, а ежедневный каторжный труд от зори до заката без отпусков и выходных, особенно летом. А по ночам, наслаждаясь прохладой, всматривался в звездное небо, пытаясь объяснить самому себе изначальный алгоритм работы этого гигантского механизма, под названием Вселенная. 

Павла понимая, что вскоре ей необходимо будет надолго покинуть хутор, все же набралась смелости поговорить с ним. Подойдя к калитке, она долго не решалась открыть её, но желание увидеть Кирилла пусть даже и в последний раз было сильнее страха. И она вошла, точно зная, где искать его. Взобравшись на стог прилегла рядом, но он даже не повернул головы. 

- Ну, привет. – Решилась первой заговорить она.

- Привет. – Вздохнул Кирилл, не отводя глаз от звездного неба.

- Что делаешь? – спросила она.

- Смотрю на небо. – Ответил он.

- Зачем?

- Просто хочу понять.

- Все гениальное просто! – Решила пошутить Павла, эти слова заставили его повернуть голову в её сторону. 

- А может действительно ответы кроются в мелочах, они и играют ключевую роль в этом огромном механизме, а в центре лежат незаметные процессы и мельчайшие частицы. 

- Наверное, так оно и есть.

- Сама подумай! – Кирилл оживился не на шутку, его перестало интересовать звездное небо, им овладели его мысли. – Если экстрасенсы могут воздействовать на сознание, монахи находясь в трансе выносить от туда информацию значит сила тока, вольтаж или сила ядерной бомбы, по сути, не имеет никакого значения. 

- А что тогда имеет?

- Главное – правильно подобранная частота. Общаться с микро частицами на их языке, направляя их в верной частоте. 

- Так все ответы в вибрации и надо только знать частоту?

- Да! Ты права! – Кирилл поднялся, ничего не объясняя, спустился со стога и скрылся в темноте. А она… она, вновь осталось одна. 

***

А дальше – ступор, он не мог понять, как это сделать и в каком направлении двигаться дальше вообще. Тупик привел его в сильнейшую депрессию. Она уехала. А он впервые в жизни не мог уснуть. Прошел долгий, мучительный месяц. Жизнь потеряла свои цвета. А сна все не было. Его посещала лишь не частая лёгкая дремота. Он перестал выходить из комнаты. Аппетит совсем пропал. Мать с отцом хватались за голову. По хутору ходил слушок, будто он смертельно болен. В конце концов, Кирилл вообще перестал вставать с кровати, да и сил на это у него не оставалось. Отвернувшись к стенке, всматриваясь в диковинный узор на обоях, он смиренно ждал своей смерти, но тут появилась она.

Вбежав в дом не снимая обуви, не смотря на жуткую осеннюю грязь Павла, пронеслась к нему, отшвырнув в угол дорожную сумку. Он был еще жив. Еще дышал, но очень исхудал, на нее смотрели уже совсем другие серые впалые глаза, которые окаймляли огромные черные круги. Она зарыдала, упав у кровати к нему в ноги, а он впервые осознал, что в этой жизни действительно кому-то нужен.   

И он смирился. Началась совсем другая жизнь, более размеренная и спокойная. Он больше не выходил в интернет. Сжег в топке все книги и записи. Днем помогал родителям, а вечерами по телефону разговаривал с ней. Ведь в науке, как и в своих силах, он разочаровался. В душе парень убеждал себя, что далеко не учёный, а просто сын фермера и его предназначение работать на земле, не думая о более тонких процессах.

Он так старался жить своей новой жизнью, что просто смертельно уставал. Сон не приходил к нему, а одолевал, стоило лишь добраться до подушки. Он перестал видеть сны. Себя он не жалел. Наука больше не интересовала его совсем. 

4

Вычистив хлев. Натаскав воды впрок. Очистив огромный двор, после первого снегопада Кирилл смертельно устал. Впервые за долгие месяцы ему приснился сон.

Он будто и не спал, грани реальности стерлись. Все происходило словно наяву. Ему привиделся незнакомец приятной внешности располагающий к себе, но показывал ему он страшные вещи. Говорил о судьбе планеты, о неизбежности новой войны и гибели всей цивилизации.

- Почему я? – Спросил Кирилл, ужаснувшись от меняющихся вокруг него сюжетов неизбежного будущего.

- Ты не обычный человек, ты зашёл гораздо дальше в своих мыслях, но не действиях.

- Это, да…

- Я дам тебе то, что ты хочешь, но ты сам никогда не поймешь того что сделал. Ты станешь носителем, твоё дело предотвратить катастрофу. А получится или нет, зависит только от тебя. 

- Но как?...

Незнакомец растворился. Страшные картинки ядерной зимы исчезли. Кирилл проснулся в своей постели в мокром холодном поту. Весь день он пытался воссоздать  детали, но так и не смог понять, думал ли он об этом слишком долго, насмотревшись РЕН ТВ, либо сон действительно что-то означал. 

К вечеру его постигло непреодолимое желание просто уйти в гараж. На автомате он достал паяльник, и стал копаться в горе старого не нужного хлама, сам не осознавая цели своих поисков. Всё было готово к полуночи. На старой разделочной доске лежала логически непонятная вещица, собранная из запчастей от совдеповского холодильника, старой сломанной микроволновки, допотопных кассетных магнитол, лампового телевизора и кучи остальной ненужной ерунды. Что это было, он не мог объяснить, творение, умещающееся на небольшой дощечке, осталось лишь включить в розетку. Переменный ток побежал по прибору, но ничего не случилось. Казалось, чего-то не хватает. На разделочную доску можно было положить ещё что то. Кирилл не нашёл ничего другого и от усталости просто в отчаянье кинул в сторону стола попавшейся под руку теннисный мячик. И он исчез. Руки парня затряслись. В ужасе он дёрнул вилку из розетки, и шарик появился, но совсем не там где должен был приземлиться. Не там, куда улетел и где должен был быть. Да и как вопреки всем законам физики смог вновь оказался почти у ног Кирилла? Столько вопросов, на которые вновь не было ответов. 

Немного отойдя от шока, нащупав в кармане коробок, он положил его на пустующее место, удлинил провод и вновь пустил ток. Коробок испарился. Кирилл выключил, и он появился, на том же месте где в пыли еще виднелся след от шарика. Затем была пластиковая бутылка из-под лимонада, отвертка, шуруповёрт. Ночь пронеслась незаметно. 

Но всё это были просто предметы. А возможно ли переместить тем же путем биологическое тело? Из небольшой баночки он достал личинку майского жука заготовленного для рыбалки. Но что-то пошло не так. Личинка вросла в стол, минуты две она еще подавала признаки жизни, но потом окончательно сдалась и прекратила шевелиться. 

Распилив доску поперек, к своему ужасу Кирилл обнаружил, что личинка буквально слилась с деревом. Вероятнее всего, для перемещения биологического тела нужна была совершенно другая частота вибрации, которую задать он пока не мог, вернее не знал, как это сделать. Он продолжал эксперименты: добавляя детали, увеличивая мощность, расстояние, на которое перемещались предметы, но с живым организмом все было не так просто. Все перемещаемые личинки врастали то в поверхность стола, то в железные ворота, то в брошенную когда-то на полу тряпку, и судьба у них была одна – только смерть. Зимние запасы закончились быстро, а во сне к нему уже два месяца никто не являлся. Ему снова перестали сниться сны. 

Павла приехала на выходные в хутор, Кирилл решил показать ей изобретение. Поначалу она сильно расстроилась, узнав, что он вновь увлекся наукой, но как только увидела все своими глазами, кардинально изменила мнение. Он говорил. Она снимала, украдкой любуясь им и его чудесами.

- Продолжив свои эксперименты с обычными предметами, стабильно перемещающимися на определенное расстояние, не зависимо от массы и химического состава, я пришёл к выводу: что сила тока, энергия и масса не имеют значения. Важна лишь частота вибрации, что полностью подтверждает мою теорию. Ну, я конечно пока не могу объяснить всего. Но могу утвердительно заявить, что органическое тело, изначально имея свои вибрации, определенный электрический заряд ауру или душу, изменяет алгоритм работы и к перемещению непригодно. 

- Тем самым подтверждая, что человек не может быть вездесущим. – На этой ноте Павла остановила запись.

- Ну, и что теперь?

- Я пока не знаю.

- Только не бросай меня больше, я с ума сойду без твоих звонков.

Он улыбнулся, впервые за два месяца. Она топила его душу, заставляя ценить и любить жизнь без науки. Но в их распоряжении были лишь редкие выходные.   

Однообразные эксперименты вскоре наскучили, он вернулся к обычной размеренной жизни. Вечерним разговорам по телефону и дневной рутинной работой по хозяйству. 

5

Время шло. Наступил сенокос. Смертельно устав Кирилл впервые за год с небольшим провалился в свои сновидения. Тот же самый человек приятной наружности стал рассказывать далеко неприятные вещи. Парень не особо увлекался политикой, на хуторе было совсем не до этого, но он прекрасно понимал все что творилось в мире никого до хорошего точно довести не могло.

- Наша миссия еще не закончена. – Сказал приятный человек.

- Но вы мне так ничего и не объяснили.

- Ваша цивилизация на пороге ядерной войны. Противостояние двух сверх держав достигло критической грани и если мы не вмешаемся, вас ждет судьба Марса, погибшего от политических разногласий в следствии ядерной войны. 

- На Марсе была жизнь?

- Вы и есть жизнь когда-то могущественного Марса, вернее то, что от него осталось. Сколько сил и средств, стоило нам экстренно переселить вас на Землю для сохранения видовой популяции. Мы постараемся не допустить новой трагедии. 

- Но если у вас есть технологии, то почему бы вам не поделиться ими с нами.

- Человечество еще не готово. Вы в своём 2020 году в техническом плане достигли лишь уровня Марса в средневековье, если опираться на ваше летоисчисление, то где-то это 1603 год по вашему календарю. Представьте пик его развития в 3013. 

- Такого я и представить не могу. Неужели мы Марсиане? 

- Об этом говорят ваши проблемы со спиной и суставами. Все это связанно лишь с высокой Земной гравитацией, к которой вы еще не полностью адаптировались. Так как масса Земли значительно больше и это один из тех параметров, которые мы не могли изменить, а искать более подходящую планету, просто не было времени. 

- Мы не виним никого, больно - но терпимо. – Решил пошутить Кирилл, потирая поясницу.

- Я могу дать тебе то, чего ты желаешь, но ты должен изменить ход будущего противостояния. На кону - выживание. Как и другие носители, ты будешь исправно выполнять наши указания.

- А были и другие? – Изумился парень.

- Во все эпохи и времена. Для всех ты станешь просто гением, вошедшим в историю в один ряд с Эйнштейном, Тесло, Леонардо да Винчи и Ломоносовым такими же посланниками, как и ты. Сейчас мы просто не имеем право стоять в стороне. Мы не вмешивались в ваши дела во время Карибского кризиса, так как точно знали, что ни одна из сторон не нажмет красной кнопки, но теперь. Теперь, все немного иначе. Ты помнишь, до чего довела арийская идеология человечество? Сильный поглощает слабого. Политики жонглируют странами, уничтожая неугодных, истребляя народы. Но теперь их лозунг - демократия. 

Кирилл согласился. У него просто не было выбора. Но на этом сон закончился, и приятный человек больше не беспокоил парня.

Приняв заманчивое предложение, к своему удивлению он не заметил ни новых алгоритмов, ни каких либо инструкций, подсознание больше не манило его в гараж к старому хламу. К слову, никаких перемен. Кирилл, одухотворенный этим сном не мог понять, почему ничего не происходит, а потом и вовсе перестал верить, списав все на воспалившееся воображение. 

Около двух лет жил абсолютно нормальной ничем не примечательной жизнью. Просто был самим собой таким, какой он есть добродушным, жизнерадостным, любящим и любимым. А наука, ушла куда-то на задворки сознания. Постоянная борьбы разразившаяся после публикации их видео смущала парня все больше. Он выкладывал свои труды, но на них тут же накатывалась лавина критики, всегда были недовольные и сомневающиеся. Павла часто плакала. Кирилл решил основательно отказаться от Ютуба. 

В какой-то момент он увлекся компьютерными играми и его вновь осенило. Умная машина при правильном подходе могла создать любой алгоритм действий. К своему величайшему удивлению, он, наконец, осознал всю серьёзность уже почти забытого сна. Ощутив полноту своих возможностей в программировании и точных науках, о которых и мечтать раньше не мог. 

 

6

Кирилл с головой уходил в новые идеи. Всё случалось так внезапно, словно сама судьба вела его по дорогам открытий. Однажды мама разбила старинный глиняный кувшин, доставшийся ей от прабабушки, её переживания не могли не задеть сердца Кирилла и он вдруг вспомнил про свой заросший пылью прибор.

— А если возможно соединить не соединяемое, органику и дерево, то одно полярные частицы бывшего целого воссоздать будет проще…

— О чём ты? — Спросила мать, утирая слёзы, сметая останки семейной реликвии в совок.

— Не надо.

— Чего не надо? — Удивилась мать.

— Я все сделаю.

— Его уже не склеить, я пыталась. — По её щекам вновь полились слёзы.

— Просто отдай.

Кирилл собрал останки горшка в пакет и скрылся в недрах гаража. К вечеру, горшок был цел. Но не просто цел, он имел свой первоначальный вид, со всеми царапинками и потёртостями, мельчайшими сколами лака и трещинками. Мать не могла поверить своим глазам.

Всё началось с маленьких бытовых изобретений. Парень увлёкся идеями облегчения труда, размышлял о промышленности, что бы люди меньше времени уделяли рутинной рабской работе, а занялись чем-то духовным и возвышенным.

Поначалу это были безделушки. Первый неудачный эксперимент породил новое открытие, он стал соединять не соединяемые вещества: дерево и железо, пластик и бумагу, металл и стекло. Без клея, химических реакций и швов. Соединить можно что угодно и как угодно, придать желаемую форму и объём. В перспективе это может дать возможность строить всё: дома, дороги, автомобили, имея лишь исходный материал, пусть это даже гора мусора.

Началось с мелочей, таких как: бесконтактный молекулярный соединитель, способный восстановить даже стекло. Потом он стал генерировать топливо из навоза, возводить полимерные сооружения из гор пластиковых бутылок, и даже выточил из огромного валуна памятник русскому солдату.

К нему стали захаживать соседи: кто со сломанными граблями, кто с разбитой и потёкшей плазмой, его заваливали обречёнными на утиль вещами, а он с лёгкостью чинил всё, по сути, придавая новый вид. Как у него получалось, ни кто не знал, ведь в свой гараж он не пускал даже мать.

Но пик его новаторства был даже не в этом. Кирилл ни кода и ни кому не говорил о том, что произошло, и как так вышло. Серого кота Павлы хорошо подрали дикие собаки, он потерял ногу и был на последнем издыхании, но, как и тот самый первый кувшин его удалось собрать. Это была их маленькая тайна, его и серого беспородного кота. В глубине души он был человеком верующим и считал свои сны и технологии не совсем божественным началом. Ведь дьявол всегда является нам в лике добродетеля. Не раз мечтал отказаться от всего - но в этом была вся его жизнь. Тем временем молва о нем растеклась по округе. 

7

 

Вскоре за ним пришли. Рано или поздно это должно было случиться. В маленьком хуторе даже два незнакомца на дорогой машине могут наделать немало шума. Он ждал их и был готов. Простившись с родителями, Кирилл долго смотрел в окно, наслаждаясь тишиной и покоем деревенского раздолья. Не дожидаясь стука, встал и вышел, оставив за собой распахнутою настежь дверь, как последнюю надежду на возвращение. Но словно пропал, будто и не было его, растворившись в дымке тумана вместе с черным внедорожником, увозившим его вдаль от родного хутора.

Началась совсем другая жизнь, насыщенная и динамичная. Только редкие телефонные разговоры с Павлой напоминали Кириллу кто он и откуда. Научное сообщество не признавало его, политики и владельцы крупных корпораций восхищаясь его гением, заваливали выгодными предложениями. Физики, с которыми приходилось работать считали выскочкой, а учёные умы, не желая признавать, без всякого стеснения называли шарлатаном. 

Этому было своё объяснение ведь в свои двадцать с небольшим изобретения рекой лились из под его руки. Всё давалось легко, словно само собой. А сложные формулы Кирилл стал понимать лучше родного языка. Он научился говорить на них, а они открывали перед ним всё новые и новые горизонты. 

Политика беспощадна к гениям, она использует умы для создания нового и нового оружия, пытаясь подчеркнуть своё могущество. Но Кирилл не хотел быть причастным к этому. Не хотел чужой крови на своих руках. Ситуация тем временем накалялась, доходя до точки кипения. Теперь он понял, зачем был нужен и что должен сделать.

 

***

На другом континенте был открыт чёрный ящик Пандоры, оборот ключа и мокрый трясущейся большой палец подло нажал красную кнопку. Пять ракет с территории бывших советских республик полетели на Россию, но лишь одна достигла своей цели. США и Европа были в шоке, когда четыре ракеты просто испарились перед самым взрывом. Не повезло лишь Поволжью. Там не успели запустить установку.

В очередной раз в нашей истории человеческий фактор привел к потерям. Краем уха Кирилл услышал, что лишь одна ракета достигла цели, но какая? И куда пришёлся удар? Никто не знал. Перед глазами стояли лица мамы и Павлы. Начались переговоры, которые казалось, длились вечность. Две сверх державы пытались решить конфликт дипломатическим путем. Инициатором выступил президент Российской Федерации. Но посчитав человеческие потери, ущерб нанесённый суверенитету государства и его авторитету на международной арене решил вспомнить свои слова, которые были произнесены на федеральном собрании: «Либо мы суверенное государство – либо нас нет». И дал команду запуску, он прекрасно знал куда система «Преломление» запустит оставшиеся четыре ракеты и был готов к этому. По территории США одновременно с запуском новейшей системы ПВО, созданной Кириллом, даже не прошедшим испытаний, надеясь на Русский авось, был нанесён ответный удар. Ракеты поразили цели: Нью-Йорк, Вашингтон, Калифорния и Иллинойс. Как только противовоздушная оборона США засекла приближение своих ракет к границам, были запущенны двадцать шесть в ответ. Но щит сработала. Ни одна из них не достигла цели. Политический разговор потек уже по другому руслу. Ведь все они находились в ожидании возвращения домой. Диктатура США была свергнута, мир освободился от «четвертого рейха» и его разрушающей «демократии». 

Выходя из командной рубки, мысли были лишь об одном: они погибли не из-за него. В этом нет моей вины, утешал сам себя Кирилл, на ватных ногах добравшись до своей маленькой келье глубоко под землёй, где провел в работе последние четыре года.

Включив маленький телевизор, висевший на стене, он ужаснулся. Число погибших каждую долю секунды тысячами росло красной строкой внизу экрана во время триумфальной речи президента. Он думал лишь об одном. Почему? Почему, погибло столько людей говорящих с ним на одном языке, ведь их можно было спасти. По щекам катились слёзы, бегущая строка остановилась на цифре, перевалившей за четыре миллиона. 90 городов, среди них Самара, Казань, Волгоград. Мощностью одной сверхновой были уничтожены, не жалея ни детей, ни стариков. Под зловещее тиканье всенародной минуты молчания мигала страшная цифра 5 908 700. 

Трясущимися руками, укладывая свой скромный скарб, он рыдал как ребенок, проклиная и покидая свою обитель. В царившей суете никто и не заметил его исчезновения. Он возвращался домой, на хутор, который только чудом не задело волной. Возвращался к нормальной жизни, без политики, без учёных и без науки. 

 

Дата публикации: 22 марта 2019 в 19:28