33
445
Тип публикации: Критика
Рубрика: рассказы
Тэги: ###

 

“Бьет, значит - любит, говорила она. Говорила и продолжала терпеть. Он соглашался и бил. Он всегда и во всем с ней соглашался.

Он бил все сильней – их любовь росла. И однажды, подобно цунами, она накрыла их с головой. Он вынырнул уже в тюрьме. Ей не удалось спастись, она не умела плавать.

Он все еще жив. Он продолжает любить. Он не знает, что ее больше нет. Уже, как два года не знает.

Он пишет ей письма. Пишет исправно, каждый месяц. Она не отвечает. Письма попадают в воду, чернила размываются.. 

Еще три года он будет писать. Еще три года она будет молчать.

 

К его камере подходит охранник.

- Серега, чо опять? Опять пишешь, казенную бумагу с чернилами переводишь?

Он не обращает внимания на охранников. Охранники “падлы” их никто не уважает. Но они охранники, поэтому лучше молчать. Молчать он умеет, как рыба в воде.

- Серега, ты чо, обиделся что ли? Так, я же не со зла вчера. Работа такая – бить вас. Ну что ты как маленький, чес слово.

- Да все нормуль начальник. Я зла не держу, за решеткой вот тихо сижу.

- Складно базаришь. Ты бы лучше тогда так, не хромал бы сейчас! Слушай, а давай так – ты мне имя, кто с Седым поквитался, а я за тебя словечко замолвлю. Что скажешь?

- Не начальник, я проблем не хочу. Да и не знаю я.

- Все ты знаешь, вы там все заодно. Говорить не хочешь, ты мне, что, не доверяешь?

- Конечно, доверяю, просто не знаю. Знал – обязательно сказал бы. Первым сказал бы, даже и без словечка сказал бы.

- Шутишь да? (охранник бьет по решетке резиновой дубинкой) Шут гороховый. Ты у меня еще запоешь, вот увидишь.

Сережа продолжает писать.

- Пиши-пиши, в никуда. Ей-то уже все равно, а мы вот почитаем.

- Что..?

- Опять двадцать пять да? Опять ничего не помнишь?

- Не помню..

- Все ты помнишь, сволочь. Просто боишься. Боишься себе признаться. Ты думаешь ты здесь один такой, уникальный? Да? Да ни хр*на! Вас таких самородков, пять этажей. Один краше другого. Никто не признается.

- Я не понимаю..

- Не понимает он.. Серега, ты болен. Болен на всю голову. И баба твоя больная была, раз терпела такое.

- Я не.. (охранник перебивает)

- Тебя бы в дурку, да на таблеточки. Тебя бы лечить, Серега. Но, понимаешь, за тебя кто-то словечко замолвил. Кто-то влиятельный, из Москвы. Чтобы сидел ты в тюрьме, и каждый день я рассказывал тебе правду. А таблеточкой была вот эта дубиночка.

- Я..

- Ты  наш любимчик. Такие письма пишешь. Мы даже в газету посылали. Приуныл ты, правда. Все чаще вспоминаешь последний день, как будто начал догадываться, что ее уже нет.

- Не правда..

- А ты что думал, она выживет?

- Не верю..

- А в десять ножевых веришь? А пять литров потерянной крови, помнишь? А, что ее пять часов оперировали, знаешь?

- Не.. (охранник перебивает)

Ты, наверное, думал – выйдешь, а она тебя ждет. Все простила и ждет. Ждет и все еще любит, так ты думал?

- Думал..

- Думал он! Такое только в сказке бывает. Ты же не в сказку попал. А Серег? Хотя персонажей здесь сказочных и вправду хватает. Короче ты пиши, ладно? Нам все равно, но ты пиши.

 

Утром, когда открылись двери камер, не вышел только он. Охранник даже голос сорвал, так ему не хотелось подниматься. Как потом скажут – его нашли в самом углу камеры. Тело в ссадинах и переломах. Одежда разорвана. В легких вода. Все в воде, одежда, койка, пол, стены и даже потолок. Вода, как покажет анализ – морская. В камере так же найдут рыб неизвестного происхождения, морской песок, водоросли и размокшие письма. Все, до одного.

“Чертовщина какая-то! Словно..цунами прошло.” – скажет начальник тюрьмы, и отправиться в отпуск. Охранника уволят. В деле напишут – Утопление в сточных водах

 

- Вот такие дела ребзя.

Сегодня за Пашиным столом не было ни одного свободного места. Но никто не ел, все слушали. Пашина камера была следующей после Сережиной. Так сложилось, что он единственный свидетель. И как утверждает Паша, он все видел и слышал.

- А вы быдло наверное подумали, что когда охранник про его жену то все рассказал, то наш Серега повесился или вены себе вскрыл, да? Так вы подумали? А ни*ера подобного, наш Серега..у нашего Сереги все хорошо, как в сказке со счастливым концом – и жили они долго и счастливо. На дне морском.

 

 

Дата публикации: 10 мая 2019 в 11:17