35
161
Тип публикации: Совет

- Мертва? 
- Да. 
- Нет, такие не умирают. 
- Умирают. И не такие. 
- О господи!.. 
- Именно. И такие умирают. 

***

От безлесого кладбища, открытого небу, от почти сельского кладбища веяло прожаренными травой и пылью, и, немного - цветущим шиповником, - кладбище очень напоминало деревенский погост: и пышной травой, и редкими рощицами садовых деревьев, и разноцветными лентами на одной из груш… Эти ленты, как и воздух, едва трепетали от зноя. Всё, всё здесь казалось загородным советским детством, хотя цвело и благоухало под столичным небом, всего в трёх километрах от большого шоссе. «Шла Саша по шоссе, и сосала…» 

- Хорошая здесь земля. 
- Отличная! 
- Сам бы лёг? 
- Подумаю. Если денег хватит, может и лягу. 
- А вот их хоронят бесплатно. 
- Да конечно! А ничего, что она монастырю свою часть квартиры отдала? 
- Ну и что? Это ж давно было. 
- Да и то. На халяву ничего не бывает. 

- Странно… 
- Чё? 
- Да то, что человек так обращается со своей жизнью: жила-жила себе девчушка, и вдруг - стала монахиней. 
- Ой, Вань! только не надо херню пороть про мою сестру. 
- Э… Прости, милая, но пока никакой херни. Просто удивляюсь… 
- Я слышал, она болела. 
- Да. Тяжело; и долго. 

«Конечно болела, - кто в своём уме пойдёт в тридцать один год в монастырь?» 
…Мы вчетвером шли по кладбищенской жаре, по асфальту, мимо заросших или ухоженных, но могил; их бледные камни словно расплывались на солнце, восходя в такое же бледно-голубое знойное небо. Шли мы к могиле чьей-то родственницы, и моей знакомой, которую я когда-то очень, наверное, любил, но она предпочла обитель... Я посчитал это предательством, душевной глухотой, слепотой. Плевался на её фото. Но вот прошло несколько лет, и сарафанное радио передало: «Сашка умерла». 
Да и похоронили её без нас, сёстры-монахини; и мать. Хотя какая мать у отрекшейся от мира женщины? Хотя… Какой Саша была женщиной, если не рожала, да и за мужем не была? Девчонка, не более. 

Группки шапочных знакомых и дальних родственников растянулись по широкой аллеи кладбища – всё наши, пришедшие на девять дней. Смешно было смотреть, как провожающие плетутся в траурном чёрном по дикой жаре, или как, плюнув на обычаи, идут на поминки в светлом и белом. Многие пришли с цветами, но я так и не узнал, можно ли провожать монахинь цветами. «Так что цветов я тебе не принёс, Саша. Мало ли ты их от меня при жизни получила, сука?» 

- Много спасённых, смотрю, собралось. 
- Что? 
- Если человек спас свою душу в монастыре, то и род его тоже спасётся. 
- Круто! 
- Не богохульничай!..  

Дальше я не слушал, и шел молча. Я думал – свою-то душу спасла, а мою? Мою-то ты погубила, солнышко.

Дата публикации: 28 августа 2019 в 15:05