60
694
Тип публикации: Совет
Рубрика: философия

Говяжий лев вышел ко мне из глубины сада, где он до этого грозно и одиноко рычал на луну. 
- Ты не кусаешься? - спросил меня лев, уныло скаля зубы. - Я хоть и говяжий, но тебя не боюсь. 
Обречённость в его словах дала мне почувствовать себя хозяином положения, хотя страх перед львом, степенно выходящим ко мне из сада, освещённого полной луной, ещё сковывал мысли. 
- Я не кусаюсь, лев, - с деланным равнодушием сказал я. И добавил, - Если меня не трогают. 
- Я не буду трогать тебя, если ты не будешь кусаться и нападать на меня, - пообещал лев, чуть повеселев, - Идёт? 
- Идёт! - ответил я, и мы пошли, в опасной близости друг от друга, но всё же сохраняя свои достоинства, гулять по ночной Нарнии. 

Шкаф… Вселенная льва помещалась в платяном шкафу, а вселенная моего дедушки – в посудном. Когда моя прабабка совсем состарилась, её вселенная умещалась в ночной вазе. Смешно… Все мы умещаемся в голове какого-то парня по имени Бог. Но ходим к нему домой, в церковь, чтобы пообщаться с его портретом. 

- Вот скажи, лев, в чём сила? – спросил я, глядя на свинорылую луну. 
- В шкафу, - спокойно ответил лев, принюхиваясь к ароматам сада. И добавил: - слышишь, как пахнет нафталином!

Дата публикации: 22 октября 2019 в 13:42