63
592
Тип публикации: Критика

Листая на днях новостную ленту «В Контакте», я наткнулся на анонимное объявление в сообществе нашего города. На темно-сером фоне готическим шрифтом чернело: «Продам душу. Недорого». Ниже номер телефона незнакомого оператора. Давно привыкший к засилью идиотизма в соцсетях, я поначалу не придал значения прочитанному. Но к концу дня перед глазами все еще стояли крупные черные буквы с вензелями, а послание жгло мозг ядовитой медузой. Душу… Недорого… Я вдруг отчетливо понял, что мне совершенно не по душе мысль о том, чтобы жить вечно.

Не знаю, что заставило меня клюнуть на столь дешевую приманку. Думаю, всему виной разрыв с Таней.  Таня… Мы были так счастливы. Жизнь вяло тащилась мимо, как чей-то душный поезд, а мы целовались на перроне, игнорируя толпу. Думали, это навсегда. Но безденежье последних месяцев оказалось для нее непосильной ношей. Она ушла, ничего не сказав, а меня будто столкнули с платформы под ржавые колеса, и те медленно выдавливали мою душу.  Я потерял сон, почти ничего не ел и никак не мог найти занятие, которое бы хоть немного облегчило боль. Алкоголь только обострял ощущение вакуума. Если говорить начистоту, я просто не представлял, как жить дальше.

Знай я, к чему приведет мой поступок, не подошел бы в тот день ни к компьютеру, ни к телефону, и вообще провел бы его вне дома. Но все случилось так, как случилось. Удастся ли мне избавиться от последствий собственной глупости? Время покажет. Мой план должен сработать, иначе все пропало. А пока я жду, расскажу все по порядку.

Трубку долго не брали, и я дивился своему упорству, слушая длинные гудки, похожие на сигнал кардиографа после остановки сердца, но с паузами – будто мертвый вот-вот воскреснет. Наконец, когда я уже был готов оставить эту дурацкую затею, заиграла мелодия «Отель Калифорния», и низкий женский голос произнес: «Абонент временно недоступен. Ваш запрос принят. Ждите подтверждения». 

Я вытер выступивший на лбу пот и выдавил: «Как…». В трубке снова раздались гудки, и до меня наконец дошло: я стал жертвой мошенников, и сейчас на телефон придет оповещение о снятых со счета средствах. Хорошо, что почти весь аванс ушел на проклятый кредит – на карте всего сотня рублей. Переживу. 

Но вместо смс от банка я увидел знакомые готические буквы на темно-сером фоне. Текст заставил вмиг забыть о деньгах и мошенниках: «Здравствуй, Андрей! Спасибо, что согласился».

- Что за дичь?! На что согласился?! – воскликнул, шокированный тем, что шутникам известно мое имя. Открыл журнал звонков. Снова набрал номер. Вместо гудков голос, но не прежний грудной, а стандартный электронный: «Набранный вами номер не существует». Пробормотав что-то вроде «ну, спасибо», я положил трубку. 

Это, казалось бы, незначительное происшествие окончательно выбило меня из колеи. Вышагивая по комнате нервными зигзагами, я искал объяснение случившемуся, но мысли рассыпались, как шарики из разбитого подшипника. В какой-то момент вдруг почувствовал, что задыхаюсь. В глазах потемнело, сердце больно кольнуло и забилось в чуждом ритме, ладони вспотели и затряслись. Мелькнула мысль: если не выйду на свежий воздух, заработаю инфаркт. Я уже взялся за ручку балконной двери, когда услышал сигнал телефона. С недобрым предчувствием вернулся к письменному столу и, с трудом сфокусировав зрение, посмотрел на дисплей. Готическое послание было коротким: «Не выходи из комнаты». Я выругался и отключил мобильник. Розыгрыш зашел слишком далеко, и я не собирался дальше в нем участвовать. Мысль, что предостережение точно совпало с намерением выйти на балкон, пришла гораздо позже. В тот момент хотелось одного – оказаться снаружи.

На улице царила жизнь. Весенний воздух хлынул в легкие, и я сразу почувствовал себя не таким одиноким и беззащитным, как в комнате. Наваждение развеялось, как дурной сон поутру, шальной ударник-сердце наконец поймал ритм, а зрение обрело привычную четкость. Спустя несколько минут уже казалось, что все случившееся – всего лишь игра воображения. Я, действительно, был перевозбужден в последнее время. Просто нужно расслабиться... 

Облегченно выдохнув, я достал из кармана электронную сигарету. Предпоследняя. Зажег и глубоко затянулся. Закрыл глаза. Выдохнул. На душе так непривычно легко... 

- Связь установлена. 

Чёрт, женщина из автоответчика! От неожиданности я выронил сигарету. Гаджет полетел с восьмого этажа и с треском разбился о крышу супермаркета. Я оглядывался, ища источник звука. Соседние балконы пусты. Никто не разговаривает, только поют птицы, гудят машины, да играет где-то музыка. Должно быть, показа...

- Мне страшно. Пожалуйста, зайди внутрь. – Взволнованный детский голос прямо в уши. – Если не сделаешь, о чем прошу, я закричу. Понимаешь?

На последнем слове у меня закружилась голова, обзор стал резко сужаться, будто я несся по трассе с бешеной скоростью. Руки сами вцепились в перила балкона, челюсти свело судорогой. Это продолжалось несколько секунд, потом я смог сделать глубокий вдох. 

- Пойдем, мне очень плохо. Пожалуйста, пойдем! – теперь ребенок уже плакал. 

Я с трудом разжал пальцы, сделал шаг в сторону двери, резко обернулся. Никого. Только судорожные всхлипы... в моей голове? Пошатываясь, перешагнул порог. Закрыл балкон. Отошел в центр комнаты. Головокружение прошло, вместо рыданий – частое шмыганье. Я вытер пот со лба и направился на кухню, к недопитой вчера бутылке водки.

- Там нет окон? – испуганный шепот. - Пожалуйста, пусть там не будет окон. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста...

Нет, я не собирался разговаривать сам с собой. Выпить, срочно. Дойдя до двери ванной, почувствовал странную слабость. Стоило повернуться к кухонному окну, как паника снова накрыла с головой, а шепот превратился в крик:

- Нет! Не хочу опять! Пожалуйста, только не окно! – Снова и снова, и снова.

Меня трясло от страха и боли. Я понял, что надо что-то делать, и первым делом успокоиться. Разворот на сто восемьдесят. К черту водку – кто знает, как она подействует сейчас. Крики тут же прекратились. Только негромкий плач везде и нигде. Быстрым шагом я вернулся в гостиную и сел в кресло. Глубокий вдох, выдох. Еще раз. И еще. Вытянул руки вперед: дрожат. Вдох, вы…

- Я упала из окна.

Меня будто парализовало на середине выдоха. Какие-то секунды казалось, что так и останусь сидеть в кресле с вытянутыми руками и наполовину пустыми легкими. Потом шок сменился осознанием. Местные новости второй день пестрели заголовками.

- Ты Катя Молохова? 

Я сумасшедший. Говорю с голосом в своей голове, называя его именем девочки, выпавшей из окна девятого этажа. По сравнению с этим недавний телефонный звонок просто верх благоразумия. Мне надо было срочно найти способ вернуться в реальность, чтобы не оказаться в изоляторе для буйных.

- Да, - громкий всхлип, пауза, затем: - Я думала, что… умерла. Очень темно и холодно. - Снова всхлип, но уже еле слышный. – А потом вдруг на балконе. С тобой. 

Все еще сомневаясь в собственном душевном здоровье, я задал вопрос, ответ на который знал из новостей:

- Сколько тебе лет?

Девочка в моей голове ответила мгновенно:

- Семь. Через месяц будет восемь. – Голос зареванный, но уже без истеричных нот. 

Конечно, это ничего не прояснило и никак не успокоило. Если у меня психическое расстройство, мозг использует полученную ранее информацию, собирая из осколков реальности жуткий босховский пазл. Попытаться понять... Но в голову лезли разные мысли, которые я не успевал перерабатывать, поэтому следующие вопросы я задавал автоматически.

- Как ты упала?

Длинная пауза. Потом очень тихо:

- Играла с Греем. Мы залезли на подоконник. Я облокотилась на… Можно я не буду дальше рассказывать?

- А родители?

- Мама на работе, бабуля на кухне. – При упоминании родных голосок задрожал.

- Тебе больно?

- Я не знаю. Сначала было темно. И очень холодно. А потом… - Долгое молчание, во время которого я пытался сообразить, что делать дальше. Ничего толкового в голову не шло. Наконец, она продолжила: – Пожалуйста, не подходи больше к окну, ладно? В нем темно и холодно. И очень страшно падать туда. 

- Послушай, Катя...  – Слова давались с трудом, как если бы я сообщал кому-то о смерти близкого человека. Впрочем, ситуация была очень похожая. – Я не могу сидеть все время в этой комнате. Мне нужно передвигаться по квартире. Выходить на улицу и балкон. Смотреть… в окна. 

Произошедшее дальше можно описать одним словом: истерика. Слушая Катины просьбы и рыдания, я ощущал каждую ее эмоцию, меня трясло, бросало в жар и в холод, хотелось забиться под стол в позе эмбриона или вскочить и разнести к чертям всю квартиру. Но сильнее всего был страх. Ледяной, непреодолимый ужас. Я вдруг понял, что не могу спокойно смотреть в окно, внезапно почерневшее, хотя до ночи было еще далеко. Тьма снаружи была матовой и непроницаемой. А еще она дышала и тихонько скреблась в стекла. Я был готов оглохнуть, только бы не слышать этот мерзкий звук.

Наконец я не выдержал и сполз на пол. Прислонился к стене. Некоторое время сидел неподвижно, стараясь привести в порядок дыхание и разобраться в мыслях. Катя тоже притихла, только всхлипывала время от времени.

Именно тогда мне пришла в голову мысль. Не вставая с пола, чтобы не видеть страшное окно, я потянулся к столу, нащупал телефон, включил и набрал тот самый номер. Выслушал ответ о несуществующем абоненте. Открыл «В Контакте» и зашел в сообщество, где видел объявление. Удалено. Но мне оно и не нужно. Не мешкая ни секунды, я набрал короткий текст, указал свой номер телефона и нажал «Опубликовать». 

Сидя у стены, я дописываю эту историю и жду звонка. Не знаю, что именно скажу позвонившему, и сработает ли мой план. Но жду и надеюсь. 

За окнами клубится тьма.

Телефон пока молчит. 

Катя тоже. 

Дата публикации: 17 сентября 2020 в 21:09