13
2497

 

«ОПАСНАЯ ЗОНА! ВХОД ВОСПРЕЩЕН!»

Надпись в красной рамке, небольшая табличка сантиметров сорок на шестьдесят, проволокой по углам примотанная к ржавой рабице. Деревянные столбы, на которых держится сетка, то ли от времени, то ли ещё от чего торчат из земли абы как. Нестройным рядом, будто редкие кривые зубы в пасти чудовища. Отсюда и забор – лента Мёбиуса, уходящая в глубину леса. В некоторых местах можно просто, хоть и зацепляясь руками за проволочную ячею, взобраться по острому углу поверхности до самого верха и спрыгнуть на землю уже с той стороны.

Что он и собрался сделать.

Выбрав угол поменьше, сделал первый шаг. Рабица с хрустом прогнулась. Вдохнув глубже, вытянулся, чтобы зацепиться рукой…

-Эй!...

Голос из-за спины оказался неожиданным настолько, что пальцы, едва зацепившиеся, разжались. Скатившись по жёсткой терке и ободрав бедро, он ловко приземлился на ноги и обернулся.

Окликнувший его спешно приближался. Высоко и аккуратно поднимая ноги, каждый раз высматривая место для следующего шага.

Гай отряхнул ладони, потёр ушибленный бок и стал ждать. Шмыгнул носом.

-Ты зачем туда? – крикнул мужик, - Лезешь?

Расстояния между ними было метра четыре. Можно просто развернуться и убежать. Хотя, зачем? Он – обыкновенный турист, грибник…

-Мне… надо…

Человек нахмурился и зачем-то пошарил у себя в карманах. С виду обычный егерь. Лет сорока-сорока пяти. Короткая пуховая куртка защитного цвета и штаны, заправленные в невысокие, до голени, резиновые сапоги. На голове – чёрная спортивная шапка, через плечи – лямки рюкзака. В правой руке – увесистая, пугающая длинным вороненым дулом  «Сайга». В любую минуту готовый прицелиться, он сосредоточенно всматривается в растерянное лицо Гая. Лоб и щёки его изрезаны тонкими линиями морщин, в скулах играет решительность. Седая бородка прикрывает губы, взгляд остановился в остром прищуре.

-Стой, где стоишь!

Гай хотел было попятиться, но незнакомец уже вскинул ружье. Ничего не оставалось кроме как повиноваться.

-Кто ты такой?

-Турист. Проходил мимо…

-Мимо чего? Забора? Искал, где перелезть легче?

-Нет…

Лесник обошел его так, чтобы стоять между ним и сеткой. Он ни на секунду не отводил глаз от задержанного и держал ружье наизготовку.

-Как тебя зовут?

-Гай…

Городить словесные огороды не хотелось. Будь, что будет. Тем более, что оппонент настроен решительно. Еще есть время…

-Хорошо, Гай! – глянул вверх, на небо, лесник. Тучи, с самого утра наливающиеся чёрным, вот-вот и были готовы разродиться дождём, - Поворачивайся и медленно ступай впереди меня. Куда скажу!

Затем он приблизился к юноше так, чтобы в любой момент дулом смог коснуться его спины.

-Как ты здесь оказался?

-Что? – переспросил Гай

-Ничего! – подтолкнул его егерь, - Не придуряйся! Как ты оказался здесь? На чём приехал, прилетел? Или, тебя привели? Кто?

-Н-никто. Я сам! Я турист. Гулял, грибы собирал…

-Не ври!

-Я не вру…

-Врёшь! – лесник подтолкнул его, - Иди быстрее! Да и чёрт с тобой! Наши приедут и разберутся! Моё дело нехитрое…

-А какое у вас дело?

-Скоро увидишь…

 

Сторожка Зелёного от Базы была самой отдалённой. Находилась она прямо у границы Зоны, и от забора до неё идти чуть меньше километра, по мху, жадно чавкающему под ногами, петляя между частыми, рябино-осинками утыканными, болотными кочками.

Места эти носили дурную славу. Более остальных приближённые к Зоне, они являлись последним испытанием для тех, кто стремился в неё проникнуть. Понятное дело, что не пускали никого. Таков был приказ – «…Зона Аномальных Воздействий является объектом, представляющим национальную опасность, и охрана его должна вестись, как военного объекта соответствующего ранга…»

 Иногда приходилось стрелять по нарушителям. Бывало, что палили в ответ. Но не это вовсе страшило сторожей. Больше всего боялись они времени, когда Зона «отдавала» тех, кому всё же удавалось попасть внутрь. Тогда действительно кровь стыла в жилах. Трупы, обнажённые и закоченевшие, с испугом, застывшем во взгляде и перекосившихся лицах, не лежали, валялись всюду по болоту. Их собирали, словно грибы после дождя, переносили в грузовики и куда-то увозили. Поговаривали, что в крематории. И даже те десять лет, что отдал он охране границ проклятого места, не смогли вызвать в нем привыкания подобного тому, что присутствует у работников морга, постоянно имеющих дела с мёртвыми телами.

Почему-то сейчас думалось только об этом, когда капризы природы уже окутали лес тяжелыми предгрозовыми сумерками.

-Шагай быстрее! – крикнул он юноше, одновременно прибавляя шага и сам.

Дверь, косая, со щелями между высохших, от времени потемневших, щербатых досок, скрипнула и впустила их. В этот момент всполохи, пока ещё беззвучные, будто результаты труда во всех местах спрятавшихся папарацци, уже рвали тёмный свинцовый воздух.

Зеленый крякнул и снова подтолкнул Гая. Времени для парада манер не было. Поэтому, щёлкнув выключателем, отчего лампочка на одной из стен дала тусклый свет, лесник жестом указал на стул, стоящий у этой самой стены. Тут же находился ещё один, но с мягким сиденьем, между ними стоял стол. Небольшой квадрат столешницы едва умещал на себе стопу каких-то бумаг и небольшой гранёный стакан, служивший карандашницей. Понимая, чего от него хотят, Гай медленно уселся на скрипнувший под его весом стул и осмотрелся ещё раз.

Дальняя стена находилась метрах в трёх. А комната, на две, совершенно неравные части, разделялось решёткой. В одной – освещенной тусклой лампочкой, – стол, стулья, огромный металлический шкаф слева, крепкобокий сейф справа. И даже небольшой круглый коврик в «центре», недалеко от стола.

Во второй – непроглядный мрак и очертания то ли лежанки, то ли кровати по ту сторону решётки.

Лесник тем временем подошел, вынул из кармана наручники и защёлкнул браслет на правой руке Гая.

-Посиди, - просунул под ножкой стола он второй браслет и щёлкнул им на другой руке, - Так немного, я дела свои сделаю и приду. Стол, - попробовал поднять столешницу он, - Намертво к полу… Даже не пытайся вырваться! И нормально всё будет…

Он вышел за дверь, но вернулся уже через минуту, рукой прижимая к животу охапку белья. Открыл шкаф, небрежно закинул в него ворох, отошел, покопался в карманах, достал ключи, залез в сейф.

-Я тебя, - снова подошел он, - Щёлкну, с твоего позволения…

Несколько унизительных вспышек, в профиль, в анфас, и Зелёный, пролистав снимки в фотоаппарате, остался собой доволен.

-Зачем вам это? – тихо спросил Гай.

-Хм… Зачем… - уже копался в сейфе лесник, - Вам тут, сталкерам недоделанным, мёдом намазано! Лезете зачем-то! В день по два-три попадаетесь! Каждого, конечно, нам не упомнить…

Он подошел и уселся напротив. Так, чтобы расстояние между ними было сантиметров сорок.

-…Тебе-то что? – продолжал, но уже тише, он, - На первый раз мы тебя в архив занесём, предупреждение сделаем, об опасности проникновения в Зону расскажем. И! – махнул он рукой, - На все четыре стороны отпустим! Выведем из леса и отпустим. Но вот если, - поднялся вверх его указательный палец, - Мы тебя ещё раз поймаем, и я вот в этом сейфе на тебя дело найду… Тут тебе несдобровать! Года полтора, как минимум, получишь! Поселения! – подытожил он и, довольный, откинулся на спинку стула.

Гай молчал.

-Понимаешь? – снова наклонился над столом лесник, - Куда ты попал?

-Да, - коротко бросил Гай

-Ну тогда, - выбрал карандаш поострее Зелёный, - Приступим! Имя, фамилия, отчество…

Тишина, на секунду повисшая между ними, наполнилась шорохом дождя о стены и крышу лачуги. Где-то вдалеке прокатилось далёкое грохотание, окна сторожки вздрогнули.

-Непогодится… - глухо пробормотал Гай.

-Вижу я! – повысил голос Зеленый, - Что непогодится, - Ты мне уши-то не заливай! Отвечай, что спрашиваю!

Гай молчал. Рокот сначала негромкий, затем приближающийся, прокатился где-то совсем рядом. Сквозь широкие щели в двери вспыхнуло, дождь сильнее забарабанил по крыше.

Внезапно ударило так, что Зелёному показалось, что он оглох. Звон тут же наполнил уши, лампочка над ними моргнула.

Моргнула и погасла.

-Тьфу ты! – гаркнул он так, чтобы перекричать звон в ушах, - Генератор вырубился!

Керосинка хранилась в шкафу. Чтобы достать её, нужен свет. Зеленый пошарил в кармане и достал коробок. Нащупал спичку, чиркнул. На стене затрепыхались оранжевые отблески.

Гая не было.

Место, пару мгновений назад им занимаемое, пустовало. Зелёный был один в комнате.

-Что за чёрт? – будто бы про себя произнес он, - Эй, ты где? А ну, выходи!

Тишина. Где-то вдали снова раздался раскат грома.

-Ну ладно! – в расчёте на то, что Гай его слышит, прорычал Зелёный, - Сейчас я тебя!

И тут же вспомнил – скрипа двери он не слышал, значит, беглец вместе с ним в комнате. Зажёг еще одну спичку. Поднялся. В любую секунду готовый к тому, что внезапно откуда-то из темноты юноша на него всё же набросится, прокрался до шкафа. Не поворачиваясь спиной к комнате, открыл дверцу, нащупал керосинку. Пламя обожгло пальцы, он шикнул и выронил спичку. Темнота окутала его снова и в это самое мгновение где-то внутри неё скрипнули петли.

Путаясь в движениях, снова чиркнул и огляделся. Никого. Разжёг керосинку. Поднял над головой и снова огляделся. Тот же результат.

-Ладно! – подумал Зеленый, - Допустим, он убежал! Ловкий, сучонок! Но надо успокоиться… И пойти посмотреть, что с генератором…

И тут до него допёрло - он боится. Боится того, что не понимает, не знает ничего о происходящем.

Петли скрипнули ещё раз. Вздрогнув, Зеленый посмотрел на дверь. Та не двигалась. Почему тогда скрипит?

С замиранием в груди сделал несколько шагов до двери, толкнул её. В лицо ударило холодом, за спиной зажглась лампочка…

Мир перед ним погрузился во мрак…

 

Дата публикации: 15 ноября 2011 в 01:25