49
1633
Рубрика: рассказы

 

Во дворе было пусто и жарко, а актриса и лейтенант сидели под кустом кассавы, спрятавшись в тени.  Сбоку маячил несуразный жёлтый шлагбаум, с табличкой: "Do... ..p...ve". Актриса смотрелась в карманное зеркальце, одновременно наблюдая за сараем позади шлагбаума.  

 - Я не знаю, - после долгого молчания сказал лейтенант. – Бог создал нас без какой-либо на то причины, просто так. А если у овса и есть единственно верный смысл существования, – пойти на корм лошадям, - то лишь потому, что люди вырастили его с этой целью.

  - Конечно, овсу легче, - сказала актриса, отложив зеркальце, – Он ясно видит свой путь. А мы, кажется, его уже давно потеряли.

  - Если он когда-то был.

  - Да. Если он был.

  Оба разом подняли стаканы с тёплым банановым пивом и молча выпили. Актриса перекинула через плечо тяжёлые, влажные, выгоревшие на солнце волосы. 

 - Я спрашиваю это всюду, куда ни приеду. И люди в Африке мыслят иначе, чем в Европе.

  - Вот уж новость.

  - Немаловажная.

  - А вы много ездите?

  - Еду туда, куда гонит голливудский ветер.

  - Что за кино можно здесь снять?

   - О гепардах.

  - Тогда вам надо в Серенгети.

  - Туда и направляемся.

  По степи вдалеке катился клубок сухой травы, сонная собака тихо сопела у ног лейтенанта, и солнце стояло в зените. Со стороны гаража доносились громыхающие звуки вместе с невнятными ругательствами. Слышалось суховатое пение уставших цикад. 

  - Этой земле нужны вложения, - сказал лейтенант. – А людям нужна работа. Любая. Как в Эфиопии. Они здесь дохнут с голоду.

  - В Лаосе то же самое.

  - Вы и в Лаосе были?

  - Я везде была.

  - Ещё пива?

  - Давайте. По правде говоря, редкостное дерьмо это ваше пиво, - эти слова она произнесла по-английски, потому что не знала, как это будет на их языке. Но лейтенант понял и рассмеялся.

  - Вот тут вы не правы, мадам. Это дар тропических лесов Африки.

  Актриса фыркнула, и оба снова надолго замолчали. Они смотрели на степь, с единственным деревом в ней, на котором сидела слегка плывшая в полуденном мареве птица. Царило безветрие, и весь пейзаж страдальчески подёргивался, будто от невыносимой боли. Через десять минут полного молчания обе стрелки на часах лейтенанта остановились на двенадцати, и тени окончательно сократились до ничтожного тёмного контура.

   Из сарая вышли режиссёр с оператором.

  - Вроде ничего, починили, - объявил режиссёр. – Однако, жара такая, что и курить невозможно.

  Оператор кивнул, подтверждая, и спросил:

 - А вы тут чем заняты?

  - О Боге говорим, - сказала актриса. – Пива хотите? Обалденно вкусное.

  - Нет. Двигатель налажен, так что едем скорее.

  - Сейчас, джентльмены, - актриса наклонилась поправить ремешок на босоножке. – Они всё сделали, - сказала она лейтенанту. – Мы уезжаем.

  - Жаль, - сказал лейтенант. – Говорить с вами было интересно. В первый раз вижу иностранку, знающую наш язык.

  - Вероятно, в последний. На нашем континенте он не слишком распространён.

  Они улыбнулись друг другу.

  - Что он говорит? – Ревниво спросил оператор. Его лицо блестело от защитного крема. 

  - Что отсюда до Серенгети совсем близко. Что погода сегодня прекрасная. Спрашивает, где мы планируем заправить машину.

  - Какая ему разница? У нас канистра с собой. Спроси, где поблизости можно набрать воды.

  - Скажите, где здесь можно набрать воды? – Спросила актриса.

  - Миль через пять будет деревня, уже перед Серенгети, - лейтенант смахнул со лба мошку. – Там есть колодец. И магазины. Это большой посёлок.

  - Что он сказал?

  - Тут недалеко деревня. А ещё ему нравятся мои волосы.

  - Вот урод. Слушай, а у него не будет сигарет?

  - Нет. Я уже спросила.

  - Поехали! – Сказал hежиссёр и пошёл к машине. Оператор проводил его камерой в спину.

  - Снимать здесь абсолютно нечего, - пожаловался он. –  Что вообще этот солдат тут охраняет? Сарай с пустыми баками?

 - Это граница, Франц.

  «Так и знал, что его зовут Франц. Он подходит к этому имени», - подумал лейтенант.

  «Строит из себя невесть что», - подумал оператор.

  «Уже успел выпить», - подумала актриса.

  Режиссёр, уже сидевший за рулём, просигналил.

  - Прощайте, - сказал актриса и встала.

  - Был рад знакомству. Если получится, посмотрю какой-нибудь из ваших фильмов.

  - Нет. Вы будете разочарованны. Не нужно.

  - О'кей. По правде говоря, у меня здесь и телевизора-то нет. Так что вряд ли я когда-нибудь посмотрю хоть один ваш фильм.

  - Ты идёшь? - Спросил оператор. – Если что, скажи ему, что этот парень с камерой – твой муж. Полезно иногда об этом помнить.

  - Вы хороший человек, - сказала актриса. – Вероятно, одиночество идёт людям на пользу.

  - О нет. Не всегда. Я просто охраняю никому не нужную границу.

  - И всё же вы хороший. Правда, это пиво – всё равно настоящее дерьмо.

  - А тот вопрос, который вы мне задали…

  - Забудьте о нём.

  Он поднял руку в знак прощания, и смотрел за тем, как они сели в машину, и как джип тронулся и поехал, поднимая пыль, и миновал одинокое дерево с птицей, и задрожал в воздухе и дрожал ещё очень долго, до самого горизонта, пока не исчез.

  

 

Дата публикации: 06 марта 2012 в 11:48