Сергей Павлов

Нравится автор? Поделись страницей с его творчеством!

Кто где: (1)

Новый Любимый Стих:

Комментарии

012
Название просто невероятное! Я бы не мог раньше и подумать, что хоть раз встретится в жизни такое название. Ведь не бывает таких названий. А вот, встретилось. Наверное, это к удаче.

Скажу вам. После того, как впервые, не веря глазам, прочитал название, я повторил его в уме не менее ста раз. В разные дни. Иногда, особенно поначалу – забывал, и перебирал на память: чудище оборзо… обморо… отро… Ах! Обло!
А Лаяй, это вообще изюминка и находка. Лаяй – это именно то, что требуется современному читателю. И правильно, что оно стоит в конце, потому что самое главное слово всегда должно стоять в конце.

Вы не подумайте, я не издеваюсь, я правду говорю. Я пытался для себя изобрести такую схему, чтобы каждое моё произведение в дальнейшем называлось точно так же как это, но чтобы не копировать, а всегда самому придумывать, но чтобы в итоге получалось – ровно слово в слово, как у вас. Пока не изобрёл такую схему.

Ну и сам рассказ, конечно, прелесть. То есть я, которого заманили таким шикарным названием, не остался разочарован. Мастерски, с огоньком, с интригой почти до конца. И ещё все эти словечки (где вы их берёте?), например, не лестничный пролёт, а – марш, и так дальше.

Здесь вот сравнивали с Акуниным. Но ведь у Акунина нету чудищ. Не каждый автор рискнёт. Ведь в обращении с чудищами нужна особая сноровка, ну вот как у братьев Запашных. Кроме того, у него ни в одном названии и близко не встретишь лаяй. А у вас – и одно и второе! Получается, ваше произведение уровня – Акунин++.
Всё, не буду отвлекать. Спасибо вам!
Почему я поставил за этот рассказ 3 звезды, а не 5?
Давайте представим линейку из пяти звёзд. Представим, что линейка звёзд – это живое обнажённое мужское тело. При этом, первые три звезды – это туловище, а оставшиеся две – это конец. И теперь, те, кто читал рассказ – поймут, куда делся конец из двух звёзд. Его откусила сама героиня, так же, как она откусила конец у героя.

Я против, когда героям откусывают концы. Я даже против, когда второстепенным персонажам откусывают концы, хотя и понимаю, что иногда это неизбежно. Как в данном произведении, где автор вынуждает героя положить конец на плаху сюжета.

В этом рассказе, помимо всего остального, воплощён один из главных мужских страхов. Как часто мы доверяем своё имущество совершенно незнакомым людям, порою даже людям совершенно противоположного пола, доверяем, не подозревая, что в этот момент мы стоим перед распахнутым зевом гильотины, готовой в любой момент опуститься.
Что сказать, кроме «молиться»? Может: «Забейте»?)
А хотя бы и так)
Знаете, я вчера всерьёз подумывал вложить в уста Христа слово «Забейте», вместо «молиться», но не решился, иначе получилось бы как в поговорке – «для красного словца не пожалеешь и Отца».)

Но при этом слово «Забейте» уже успело тронуть меня, и я решил вложить его в уста кого-нибудь другого. Я рассматривал девицу или даже ангела, но неожиданно я вложил это слово в уста молочного ягнёнка. И вышла удивительная вещь. Ведь знаете как выглядит сочетание ударной гласной с предшествующей согласной в слове «забейте»? «Бе»! Бе, блин! Этот козёл ведь у нас может блеять: «Забе-ейте»! Это оказывается, что под личиной ягнёнка у нас блин скрывается (уголовник) волк в овечьей шкуре!
И кстати тогда получается, что вслед за банальностью «молитесь» идёт опять небанальность «Забе-ейте».)
Электричка… с виду была похожа на сытую, а главное — психически уравновешенную змею…
Про змею убрать. Слишком затерто. Тогда так:
Всё вокруг на что-то похоже: Луна — на блин, небо – на море, счастливые семьи – друг на друга. И только электричка была ни на что не похожа, в особенности – на змею, в особенности – на бешенную.

Шутка. Мне кажется иногда не стоит бояться банальностей. Но только тех случаях, когда есть возможность как-то обыграть эти банальности, развить их, вывернуть и посмеяться над ними.

заключила вывод заключила или сделала вывод. Оставить одно. Может быть: подвела черту? Дело в том, что для себя-то она вывод уже сделала раньше она не делает его сейчас, сейчас она приводит свою логическую цепь и озвучивает вывод.
Но я вас понял. Я подумаю.

И зачем-то посмотрел на пустое запястье, где до ограбления были его наручные часы. По привычке. Мы не забыли. Зачем-то — убрать. Хорошо. Так и сделаю.

— Молиться, — ответил им Бог, я надеялся на более оригинальный совет) А вы войдите в шкуру бога. Ему некогда оригинальничать. Он что-то должен сказать точно и ёмко. Уходя. На прощание. Оставляя их в смертельной ситуации. Выразить в одном слове. Что сказать, кроме «молиться»? Может: «Забейте»?)

Помню этот текст. Такой… в стиле Гая Ричи) Спасибо за Гая Ричи. Ещё есть Джим Джармуш, и другие товарищи.)
Ваши замечания всегда по делу, и очень ценны. Спасибо ещё раз.
Минус один здесь вижу: рассказ исключительно для женского применения. Но я считаю, что и женщины вполне могут иметь и получать рассказы специально для себя и о себе, а значит такие произведения должны быть в мировой литературе.

Ещё вот совсем незначительно смутило в самом начале:
разгреблись потихоньку: двадцатидвухчасовые, капалки и клизмы – поставили, истории – проверили; тяжелых – всего двое, поступлений сегодня немного – не особо, словом, выдохлись, Предлагаю переставить слова так: поступлений сегодня немного – словом, не особо выдохлись,
А то иначе «немного – не особо» можно понять так, что «не особо» — это как дополнительное пояснение к «немного», то есть поступлений немного, не больше обычного, но всё равно – выдохлись.

Зато (это уже плюсы пошли) есть полное ощущение, что автор абсолютно в теме, благодаря многим деталям – от «двадцатидвухчасовых» до Слэша или Лёни Голубкова, и т.д.
Поэтому всей истории безоговорочно и бесконечно веришь, но не всей, не всегда и с оговорками (это шутка сейчас была).

Например то место, когда героиня вспоминает себя восьмилетней девочкой, и бабушка на кухне при этом жарит не что-то там шипучее и коричневое на сковороде, не мясо, а именно бефстроганов. Я таких слов не знал тогда, а если бы и знал – то вряд ли отличил бы бефстроганов от азу, или что ещё бывает? Гуляш (помню собака была с такой кличкой)! Думаю, не все и сейчас с уверенностью скажут.

Но в этом же предложении сразу после бефстроганова идёт:
я счищала лак ножом! И тут я опять радуюсь, верю автору, и продолжаю верить до конца рассказа и даже после.

И поэтому хочется поблагодарить Анну, и пожелать ей дальнейших успехов, любви, и мира во всём мире!
012

Сбор средств на развитие и поддержку нашего литературного портала