Тимофей Бутенко

Ответы

012
Стихотворение лаконичное по форме, но богатейшее по смысловой наполненности. В нем заключена, ни много ни мало, попытка переписать мировую историю, которая началась с грехопадения Адама и Евы. Древо – это, конечно, райское древо познания добра и зла (хотя я вспоминаю и «мысленное древо», по которому «растекается» повествователь «Слова о полку Игореве»; об этом памятнике письменности напоминает и аллитерация «стекаю стихами»). «Ты плодов его ранних не требуй» — совет новой Еве не желать запретного, «нас оно непременно прокормит» — выражение доверия Богу, установившему заповедь невкушения плодов с древа познания добра и зла. Как утверждают христианские богословы, запрет на плоды этого древа был временным, носил педагогический характер. Чуть больше терпения, чуть больше послушания – и вся история человечества пошла бы совсем другим путем… Впрочем, последняя строфа – «будем падать, обнявшись…» и «вальсе жизни, и здешнем, и горнем» – намекает на то, что трагедия грехопадения произошла и здесь, в пространстве стихотворения.
Но на этом богатство смысла не исчерпывается: «Древо» — яркий образец любовной лирики, причем с уклоном в утонченный и неявный эротизм (который создают мотивы дождей, влаги, стекания и падения). В первой строфе отношения героев выстроены по образцу трубадурской лирики: она – блистательная дама, он – скромный слуга; в заключительной строфе герои уже на равных: «мужчина» и «дева» не предполагают никаких социальных различий, никакой дистанции. Нужно отметить, что вальс – танец, вошедший в моду много после заката средневековья. Так что одно короткое стихотворение отсылает читателя одновременно к нескольким эпохам, а в сущности – рисует мужчину и женщину как таковых, как архетип, что опять-таки возвращает нас к первому мужчине и первой женщине. Словно Адам и Ева проживают одну жизнь за другой.
Хочу еще остановиться на формальной стороне стихотворения. Оно выстроено на двух цепочках рифм: древо – королева – дева (с некоторой натяжкой – и «не требуй»); корни – валторне – прокормит – горнем. Таким образом, и на уровне формы отражаются, во-первых, мотив парности, мужского и женского начал, а во-вторых, мотив повторения или перевоплощения – в каждой новой строфе рифмы как бы возрождаются.
012