ellana

Нравится автор? Поделись страницей с его творчеством!

Новый Любимый Стих:

Комментарии

012
Здравствуйте.
Тёмная сторона весны, интересный и ещё не успевший надоесть ракурс. Здешняя весна в прямом смысле показывает зубы («оскалится трава») и своё место под солнцем берёт силой («плеснула кислоту в лицо ей [зиме]»). Традиционное условно доброе начало сочетается с мотивами гибели или распада. Весна выступает активным действующим лицом, активнее, чем лирический герой, который в этой весне растворяется до исчезновения.

Знаки препинания (за исключением тире и финальной точки) не используются, буду исходить из того, что возможные двоякие прочтения как-то работают на пользу (должны по крайней мере).
Завистливо оскалится трава
по-зверски да почти по-человечьи
захочется упасть в ручей утечь и
и кончиться с зимою навсегда

Теоретически может возникнуть двоякость со второй строкой, хотя контекст всё же подсказывает, что вероятнее «оскалится по-зверски...», а не «по-зверски / почти по-человечьи захочется упасть».
Двойное «и» на стыке третьей и четвертой строк, на мой взгляд, ничего не даёт, скорее наоборот, возникает якобы глубокомысленная пауза и прямо-таки представляется весёлое графоманистое многоточие посреди предложения.

весна плеснула кислоту в лицо ей
разъела снег он посерел иссяк

Здесь получился странный переброс значения: всё-таки кислота разъела снег, а не весна лично.

он жертва богу солнца — Исаак
Исаак был спасён в последний момент, а снег-то нет. Разве что брать не сюжет, а только общую суть — невинная жертва, которую приносят ради безграничной преданности. Было б круто, если бы развитию данного образа было уделено больше места. Правда, тогда бы, скорее всего, потребовалось совсем другое стихотворение. Библейского бога назвать богом солнца — ну, спорно. Контекста не хватает, имхо.

и сложно все как самое простое
число из дней — сочти и разлетись

(Тут были рассуждения насчёт «числа из дней», «дни сочтены» и «число сочти», но аргументы мне показались неубедительными. Просто оставлю как имхо.)

запели птицы птицы нас отпели
и разлетелись следом в птичью высь.

Финал в традиционном ключе. Чуть оригинальности даёт то, что не герои улетели вслед за птицами, а наоборот, хотя разница невелика. Ничего криминального, но и не яркое завершение.
"… лись следом" — стык звуков для произношения не очень.

По рифме. Есть оригинальные решения: по-человечьи — утечь и, иссяк — Исаак. Сильно выделяется из общего ряда только одна рифмопара — трава-навсегда. Недостаточная мужская рифма, тем более при рифмовке abba, выглядит провисающим местом.

В целом любопытная лирическая зарисовка, может существовать самостоятельно, может быть вытянута в более проработанное стихотворение.
В корне — традиционные представления о зиме как враждебном, но, по счастью, конечном начале (странный каламбур, я вижу) и о весне как о начале, преобразующем окружающий мир. Зима представлена коротко. Во-первых, с помощью ёмкого применения идиомы «зла не хватает», которая весьма успешно грамматически преобразована и встроена в начальную фразу. Во-вторых, с помощью «ледяных цветов» — эта деталь является переходным звеном от зимы к весне.
Основной акцент сделан на весну. В чём она проявляется?
Во-первых, ЛГ чаще обращает внимание на происходящее вокруг него, дольше задерживает взгляд.
Уже не страшно, куря, распахивать форточку и глупо
улыбаться наружу.


Любопытная грамматическая деталь — «на» вместо «во». Поскольку сам об этом говорил, останавливаться не буду. На первый взгляд незаметный, но успешный эксперимент.
На дворе слякоть и птицы.

В противовес нерукотворным ледяным цветам мы наблюдаем преобразование внешнего мира человеком — строительство дома.
… У вала
из глины бродят люди в цвет солнца, окружая
заботой каменный саженец.

Бытовой уровень (фундамент дома, рабочие в униформе) передан завуалированно, через метафору, которая работает и на понимание в более пространном, символическом ключе. Тот же оранжевый цвет, к примеру, можно обозначить многими другими способами, но в контексте весеннего пробуждения солнце выбрано понятно почему.
Глубокие связи дома и дерева тоже можно рассматривать подробно. Оба растут долго, дают «урожай» не сразу, а только в будущем, для постройки/выращивания требуют многих усилий. Дальше можно перейти на связь между прошлым и будущим и т.д. и т.д.
Про «саженец» сказано со сдержанной нежностью. Хороший пример, когда красиво, но не сопли. На мой вкус, одно из самых удачных мест.
Пожалуй, можно подумать, насколько удачно сочетание «бродить» и «окружать заботой». Бродить — это, как правило, не особо осмысленное и целенаправленное действие, а «окружать заботой» — это целый ряд методичных мер и действий.

Так доходит весна, а значит,
облекает пейзаж ясностью, вкусом вечного урожая.

Имхо, придать ясность — это не чтобы прибавить что-то к чему-то, а скорее убавить, сорвать пелену. У «облекать», конечно, несколько значений, но в самой форме слова есть некое обволакивание, окутывание, что больше подошло бы не для ясности, а чего-то другого. Может я чего-то не учла, но мне не нравится сочетание, как и «облекает… вкусом».
Сходит снег, предметы начинают вырисовывать чётче, острее чувствуется вкус жизни. При этом мы помним, что урожай — дело не сиюминутное и предполагается в будущем. При этом «вечный» можно понимать по-разному: и как непременный, обязательный, и как нематериальный, неизмеримый.

Названо словами, всё замирает, прозрачное на прозрачном.
Иногда в фильмах используют такой эффект, когда видео останавливается и превращается в фото или рисунок, иногда выцветший или чёрно-белый. Здесь представила что-то подобное.

Переношу с окна на окно — в город на самом востоке
моего мира.

Если бы не знала пояснений насчёт окон, то представила бы что-то романтичное типа воображаемого воздушного поцелуя, только не поцелуя, а картинки, отправленной по воздуху.
ЛГ делится частью своего мира, передавая на расстояние то, что наблюдает рядом с собой, и делает это «в счёт признания», полагая, что его способ в виде естественного разговора лучше, чем специально подобранные для такого случая слова.

Насчёт «молочных небес» есть вопрос, сам мотив «вскармливания», имхо, слабо вписан в контекст. В основном штрихи были «растительные», их было много с самого начала текста.
Финал, наверное, самое трудное для интерпретации место. Если начать с простого, то — не всё передаётся словами, нахождение в общей обстановке даёт больше. Если взять чуть глубже, то можно говорить о проблеме взаимопонимания (которое, как известно, никогда не совершенно). Насчёт «не вырвать с корнем» тоже варианты, от неизменчивости человеческой природы и привычек до глубокого чувства, ассоциирующегося с растением, устремлённым в будущее.
В целом, есть несколько спорных моментов, но контекст выстроен отлично, практически всё работает на центральные образы.
Привет.
Начну с простого.
до скольки? Нормативный вариант — «до скольких» (до скольких работаете, до скольких считать и т.п.).
полноценно воспринимать такие плотные крупные части с первого прочтения довольно сложно. Тут не поспоришь, но не считаю это отдельной проблемой. Ну, сложное предложение, но при этом развёртывается последовательно, обособленный оборот стоит сразу после главного слова.
«на деле» Не знаю, может и есть какая-то закономерность, когда лучше говорить «съел собаку на этом деле», а когда «в этом деле». Думаю, фразеологизм тут настолько очевиден, что с распознаванием относящегося к нему предлога не должно быть проблем. Можно заменить и на «в деле», не принципиально.
до этого речь шла о городе. в начале есть снеговое поле, оно вписывается в городской пейзаж, а здесь просто поле, которое воспринимается не как улица, покрытая снегом, а как часть сельской действительности С одной стороны, тут действительно была попытка сказать о запустении, ЛГ так хорошо спрятался, что многое вокруг для него как бы исчезло. С другой стороны, место действия не менялось, почему нельзя это поле рассматривать как то же самое поле, которое было в начале?
Финал мне в целом не особо нравится, не только «остановившимся». Если буду править, то финал по большей части.
Спасибо.
Здравствуйте.
Для удобства я сделала более компактную разбивку.
На моей планете слово недорогое.
Те, кому золотом платят, всегда молчат.
На моей планете гордо зовут героями
Тех, кто ни разу в руки не взял меча.
На моей планете слово опасней выстрела
и мне страшно вымолвить это всуе.
Все, чем жил ты, что выплакал, вынес, выстрадал
на бумаге сердцем не нарисуешь.


Итак, начало (первые две строки) звучит довольно эффектно, за основу взята идиома «молчание — золото».

На моей планете гордо зовут героями
Тех, кто ни разу в руки не взял меча.

Предполагается, судя по всему, осуждающий контекст (герои должны быть с мечами). Но с другой стороны, почему непременно плох тот, кто не пользовался оружием? Ведь не сказано же, для чего именно эти мечи, для нападения или защиты. В этом смысле образ не-героев несколько провисает, по-моему.

На моей планете слово опасней выстрела
и мне страшно вымолвить это всуе.

«Это» получилось малоговорящим. Страшно вымолвить, что слово опасней выстрела? Страшно вымолвить вообще всё это послание? Страшно вымолвить слово? Непрояснённый момент.
Есть некоторое противоречие: «слово недорогое», т.е. дёшево стоит и мало значит, а теперь выясняется, что значит оно очень много, раз так опасно.

на бумаге сердцем не нарисуешь
Очень трудно объяснить в подробностях, чем это плохо, но правда: сердца, которыми что-то делается, лучше оставить для иронических стихов, а из всех остальных убирать этот поэтический штамп.
По препинакам: нужны запятые после «выстрела» и «выстрадал».

Но хохочет
неумолимо в партере зал;
Смех отсрочит
смерти сумбур и краткость.

С этого момента усиливается разрозненность образного ряда. Зрительный зал возникает из ниоткуда и тотчас пропадает.

На моей планете слову грустить нельзя
под священным прицелом правопорядка.

В целом понравилось.

Слово, как солнце горит, миллиарды лет,
и замирает в космосе битым пикселем.

Ещё один пример разрозненности. Это бы сработало, если бы шло последовательное изображение космоса/неба в виде монитора, но без этого метафора не срастается.
По препинакам: запятая нужна после «солнце», перед «миллиардами» и после «лет» не нужна.

На моей планете можно сойти с ума,
но и это один из синонимов слова «выжить»!

Сойти с ума — значит выжить. По смыслу нормально, но «синоним слова» всё портит. Сопоставляются не два слова, например, свихнуться — синоним «выжить», а явление и слово, что не вполне корректно. Думаю, тут можно было обойтись без «синонимов», а просто напрямую передать заложенную мысль.

На мой взгляд, в стихотворении много чисто формальных связей (анафора «на моей планете», повтор слова «слово» в разных оттенках значения), а вот внутренние связи отстают, не складывается цельного мира, единого пространства. Если за центральный образ принять планету и окружающий космос, то будет многовато отвлекающих деталей, плохо вписанных в контекст (зрительный зал, битый пиксель и др.).
Советую работать над согласованностью и взаимосвязанностью всех деталей стихотворения. Это удаётся легче всего, если герой находится в конкретной обстановке; её не обязательно подробно описывать, но всегда нужно подразумевать и держать в голове, где герой находится, как перемещается (если нужно), что может увидеть и что не видит, а только воображает. Ну и так далее.
Удачи.
Привет.
Насчёт общего впечатления спорить не буду, сама так же считаю.
По мелочам.
что-то канцелярское, остальное, имхо, всё же отдаёт мещанством, концентрация на финансовом аспекте Ну не знаю, по-моему, от служебных слов гораздо больше канцелярщины, чем от существительных. Остальное (побрякушки и т.п.) вводилось намеренно, к теме я в кои-то веки решила подойти со старанием и «досыта поесть не думай» приняла чуток близко к сердцу.
непонятно противопоставление второй и третьей строки Тут соглашусь, тем более что «садовая голова» лежит в той же стороне, что «семь пятниц», да и легкомыслие весне традиционно приписывается.
«Коплю» и «в убытке» не стыкуются, имхо. Ну если так хреново копить, что постоянно в этот время тратить больше, чем скапливается, то всё-таки будет убыток.
Ну и пассаж с седьмой пядью остался мне непонятен, выглядит как пояснение к предыдущей строке, чтобы уж точно понятно было, кого там заменили пятницы. Отчасти есть такое дело. Я тупо хотела выиграть матч и местами перестраховывалась :) Ну и для поддержки центральной контаминации семь пядей — семь пятниц, из которой собственно и вылился весь текст.
Насчёт перечислений — было б глупо спорить, перебор есть.
Тут какая-то странная алхимия происходит, золото может побыть латунью разве что в ядерном реакторе. Так ЛГ и не была золотом и не относила себя к нему. Совсем не прочитывается?
С остальным тоже соглашусь по сути. Честно, не знаю, захочется ли править, разве что пару перечислений сократить.
Спасибо.
Здравствуйте.

В комнате глухо скрипнула половица.
Долго смотрю на город, вдыхая ночь.
Там фонари освещают чужие лица,
гонят родные тени куда-то прочь.

Итак, лирическое вступление сообщает нам о времени и месте действия, задаёт общую тональность, говорит о том, что герой находится в разлуке с родными и в часы покоя особенно остро ощущает эту разлуку.

Слушаю лёгкий ветер, полночный шёпот
старой беседки, пойманной в сети сна.

«Пойманный в сети сна» — поэтизм, который в данном случае мало что даёт. Да, предметы одушевляются, но для развития текста, по-моему, без разницы, поймана беседка в сети или сама мирно задремала; сети ли это или просто сон без прикрас. Беседка — всего лишь часть обстановки, акцент на неё не делается.

Быстро прошло желанье бежать в Европу —
здесь сиротливы зимы, скучней весна.

Из начала фразы вытекает, что герой не находится в Европе, а в окончании фразы указывается, что он именно там. Это сбивает с толку. С «желаньем бежать» я бы что-то сделала.

Глупо хожу по кругу, листая время,
путаю числа, даты — пора принять,
что тишиной в квартире покой измерен…
Только в живых как-будто и нет меня.

Сам ход верный — от конкретной обстановки, где находится герой, перейти к общей ситуации. Потерянность во времени, зацикленность, показывающая, что в жизни героя нет чего-то по-настоящему для него важного, ради чего стоило бы остановиться и оглядеться, — с этим понятно.
Не знаю, как по мне, тишина и покой достаточно близки, чтобы одно показывать через другое.
«Как будто» раздельно, без дефиса.
Насчёт «только» сомнения. У него оттенок возражения, смысл почти как у «но», хотя особого противоречия между началом строфы и концом не наблюдается.

Только в живых как-будто и нет меня.

Полнятся дни разлукой, идут пугливо,
не успеваю толком понять себя.

Нехорошо, что почти соседние строки заканчиваются сходно звучащими местоимениями меня-себя, это добавляет монотонности.

Снова старик Энрике* бежит за пивом,
хоть у него другая совсем судьба.

После философских размышлений, когда уже почти забываешь, что стихотворение начиналось с вида из окна, очень резким кажется этот возврат к реальности. Слишком мало сказано об этом второстепенном персонаже (почти столько же, сколько о беседке), чтобы понять, зачем он вообще нужен.
Когда герой-наблюдатель смотрит из окна, совсем не плохо дать несколько ярких промелькнувших картинок, но они хороши именно своей сиюминутностью и большой конкретностью. Когда понятно, что герой именно сейчас их видит, воспринимает как они есть, без рассуждений, без общих слов о судьбе и так далее.

В комнате сыро, пахнет дождём и мятой,
и суетливо стрелки часов бегут.

Вернулись к традиционным стрелкам. А ведь перед этим герой «листал время». Мелочь, казалось бы, но из таких несвязанных маленьких штрихов и создаётся общее впечатление, когда и нарратив есть, и логика ясна, и фразы правильные, а ощущение единого внутреннего мира произведения не складывается.

Хочется в край дубовый, листом примятый.
Честно, не поняла насчёт листа.
Хочется падать, падать в Угрюм-реку…
Если не ошибаюсь, прототип Угрюм-реки находится в Сибири, которой дубы не свойственны.
Концовка из контекста сильно выбивается, об этом уже писали.

В целом ровно, логика героя и настроение передаются, но неначинающего автора, наверное, уже мало удовлетворяют такие оценки. Основная проблема — проблема очень большого количества текстов: много называния, но мало индивидуальной для героя ситуации. Город, разлука, время, судьба, дни — всего лишь ключевые слова, костяк, а уж какое тело из него получится, будет зависеть от мяса. В стихотворении есть попытка дать и то, и другое, но пока что кости всё-таки сильно проглядывают.
Удачи.
Здравствуйте.
Для темы ниже пояса получилось даже скромно. Не буду «лезть искать глубоко», в развлекательном жанре это нужно далеко не всегда.

Твой второй, познакомится с мамою,
Перстенёчек опустит в клико

(после «второй» не надо запятой)
Хотя фактическая разница между кольцом и перстнем небольшая, в литературе и вообще в языке относительно них сложились свои традиции. Традиционно говорится о помолвочном или обручальном кольце, а не перстне. Что-нибудь вроде «И колечко опустит...» звучало бы не хуже нынешнего варианта.

Как ни лез бы искать глубоко.
Какни звучит не очень. Хотя я не сторонница придирок к каждому «каку», но здесь и порядок слов смещён в угоду форме. По идее-то «как глубоко бы ни лез».

Отношений представив всю драму я,
И его, с перекошенным ртом

Неудачный синтаксис: инверсия+на две части разбит деепричастный оборот «представив всю драму отношений и его...». В развлекательных стихах непринуждённость речи — важный фактор успеха, а с такими перестановками о непринуждённости говорить не приходится.
О моральном облике героя рассуждать скучно. В принципе всё на виду, каждый сам может искать или не искать в финале философию.

Интерес представляют дактилические рифмы. Из них только первая получилась оригинальной и не в ущерб остальному — «краса моя — то самое». Вторая (с мамою — то самое) образована за счёт наращения окончания, что для современного текста в большинстве случаев — читерство. Ну и третья (драму я — то самое) само по себе не плоха, но при её получении серьёзно нарушен порядок слов в предложении, о чём уже говорила.

В общем, некоторые правки стихотворению бы не помешали.
Привет.
Выбрана тема, требующая немалого умения и чувства меры. Плывущий по течению герой, к которому понимание ценности, хрупкости и неправильности жизни пришло в итоге перемен, ставящих эту самую жизнь под угрозу, — тут легко скатиться. Но чувство меры не подвело, текст получился достаточно наполненным и аккуратным.

в этом городе перепил перепил,
колокольчик перезвонил (по ком?),
я там тоже жил, я там тоже слыл
пареньком со своим мирком.

С самого начала текст показывает многослойность. С одной стороны, прослеживается сказочная формула «и я там был, мёд-пиво пил», с другой стороны — «по ком звонит колокол», этакое современное сочетание «высокого» и «низкого». В сказках, правда, это формула не для зачина, а для завершения, в этом смысле текст как бы продолжает то, о чём после хэппи-энда не говорится.

чтобы запахом скрасить тоскливость утр
добавляла к кофию шоколад

Имхо, не только ж запахом, но и вкусом, и самим ритуалом.
Не уверена, что «кофий» здесь уместен стилистически, разве что для лёгкой иронии, чтобы сценка не выглядела чересчур ванильной.

кивком
спрашивала, мол, скажи – налью

Кивок обычно ассоциируется с утверждающей, а не вопросительной интонацией. В контексте — скорее жест, указывающий на чашку кофе, вопрос «налить?» подразумевается, но, по-моему, не стоило делать акцент именно на вопросе, учитывая продолжение фразы. «Скажи — налью» всё-таки не вопрос.
Вообще, эта утренняя сцена с кофе показательная: небольшой деталью передаётся отношение одного героя к другому. ЛГ, живя/проводя время с женщиной, ограничивает её влияние на собственную жизнь даже в простых бытовых вещах. Конкретная деталь вместо общих слов, хорошо.

колокольчик звонил – бэлл-бэлл,
я не слушал его

Мне почему-то вспомнилась песенка «джингл беллс», хотя вряд ли такая аллюзия предполагалась. Опять-таки наблюдаем многослойность, намёк на всеобщую двойственность. Колокол, говорящий о смерти, предстаёт колокольчиком, звенящим в праздник, в данном случае — по поводу весны. Но мы-то помним, что это и колокол тоже, и ЛГ помнит, потому и предпочитает не слушать.

отдавалась страстности не тая
«Не тая» — имхо, стилистически старомодно.

плыли в волнах осенних листьями
все шесть чувств,
а когда, наконец взбрыкнул:
«не хочу»,
в неизвестность бух

С чувствами и волнами получилась довольно размытая метафора. Понятно, что имеется в виду притупление, несвежесть чувств и вообще начало перемен в мировоззрении героя. Возможно, подразумевается и то, что герой плыл по течению. Мне кажется, проблемным это место выглядит на общем фоне: поскольку в тексте нет метафор касательно собственно героев, есть только касательно их мировосприятия (те же колокольчики). Наоборот, о героях говорится очень конкретно, в некоторых случаях даже сухо (о женщине, например). А тут получается, что шесть чувств — листья, т.е. должно быть и дерево, и облетевшие чувства-листья плывут по каким-то волнам, явно условным, потому как в обстановке волны не прописаны. Имхо, образ не на своём месте.
«Не хочу» — относится к тому, что чувства плывут, или в целом к образу жизни?

Любопытно, что и женщина, и доктор «причмокивали», доктор ещё и «привычно». Видимо, для героя это такой своеобразный маркер неблизких людей.

душно
от себя от людей от неправильности бытия

Сильно в лоб, имхо. Ты умеешь тоньше.

Насчёт финала не могу не вспомнить:
… смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе.
(Дж. Донн)

Кстати, вспомнила ещё одно стихотворение, где использовалась фишка с перезванивающим колоколом.
позвони мне, колокол, перезвони по мне
«О рыбаке и рыбке»
litcult.ru/lyrics/7815

Помимо сказанного по конкретным местам есть и общее впечатление: показался резким контраст между «событийными» строфами, где изложены действия героев и обстановка, и «колокольными», где показана надсобытийная сфера. Возможно, контраст запланированный. В финале есть прямое взаимодействие между этими двумя пластами.
Крупные куски о взаимоотношениях героя с женщиной показались достаточно предсказуемыми.
В остальном видно, что стихотворение организованное, последовательное, многослойное.
Здравствуйте.
В стихотворении, изначально не предполагающем большой глубины, тем более где герой наблюдает за происходящим из окна, есть риск увлечься и растечься мыслью.
Хорошо, первые три строфы — просто картинки видов из окна. Но уже с четвёртой начинается повторение пройденного.
В коте духи старого дома
Урчат и про небыль, и быль.

и
Но кот не сбегает проверить —
В нём духи сонливо мурчат.

Пестроту непринуждённо сменяющихся картинок можно было сделать сильной стороной стихотворения, но подобные возвраты к ранее упоминавшимся образам, на мой взгляд, ослабляют эффект присутствия.

Апрель и льёт солнце из рук
Труднопроизносимое стечение звуков.

Он помнит, как юный хозяин
Таскал его, Ваську, за хвост.
А выросши пил на базаре,
И песни кабацкие нёс.

Базар, кабацкие — по-моему, не из этого стиля и времени. По языку стихотворения лично у меня сложилось мнение, что речь идёт о вполне современном городском захолустье, ну, может, не 21-го, а конца 20-го века. Разве что эти слова употреблены, чтобы показать, насколько стар этот кот. Если требовалось изобразить несовременную эпоху, то, мне кажется, стоило дать пару штрихов в начале текста.

В соседках жила тетя Нюра
В стихотворении почти нет элементов разговорного/просторечного стиля, этот оборот сильно выделяется.

Всё ждёт, шипя каждому: «Кышь!»
Неудачно ложится сверхсхемное ударение, читаем «шИпя» вместо «шипЯ». В данной позиции вместо «шипя» нормально звучало бы двусложное слово с ударением на первом слоге.
Слово «всё», на мой взгляд, здесь можно рассматривать как типичную втычку.

С его подоконника видно
Калачиком согнутый двор.

Но втайне он чуда...

Странное противопоставление. Союз «но» легко отбросить, смысл не изменится.

Вдруг пыль на невысохших листьях,
С весною окажется — мышь.

Похоже, предполагалась фраза о том, что пыль окажется мышью. В таком случае запятая излишня, а «мышь» требует творительного падежа. Думаю, здесь допущена большая вольность с грамматикой.
Финал оказался очень простым. Кто о чём, а кот про мышь.

По поводу рифмы. В принципе стандартный набор: ряд точных рифм, ряд ассонансов, несколько распространённых типа двери--верить, рук-друг; рифмы не только грамматические, что радует. Наиболее критично звучит ассонанс «он — двор» — совпадение всего одного звука, причём по соседству с точной рифмой солидно — видно это особенно бросается в глаза, тем более что другие мужские рифмы в стихотворении практически все — точные.

К плюсам можно отнести отсутствие злостных штампов. К минусам — некоторую затянутость центральной части стихотворения и слабые внутренние связи. Легко провести эксперимент и поменять местами некоторые строфы. Хуже не станет. Ещё один, на мой взгляд, минус — усреднённый общепоэтический язык, практически лишённый примет времени, поэтому и не получается определить, о каком вообще периоде идёт речь. Может, конечно, так и было задумано, мол, глазами кота, а он что видит, о том и поёт. Но всё-таки хотелось бы большей индивидуальности и экспрессии от авторского стиля.
Успехов.
Здравствуйте.
Вполне могу себе представить данный текст в рубрике «проза». Отнести произведение к стихотворным ни по формальным, ни по содержательным признакам не могу, несмотря на всю размытость границы между стихами и прозой. В первую очередь потому, что здесь нет и не предполагается двойной сегментации.

Определяя стихотворную речь, исследователи неизменно говорят о ее разделении на отрезки: “Границы этих отрезков общеобязательно заданы для всех читателей (слушателей) внеязыковыми средствами: в письменной поэзии — обычно графикой (разбивкой на строки), в устной — обычно напевом или близкой к напеву единообразной интонацией” (Гаспаров).

Для более широкого представления предлагаю ознакомиться со статьёй Елены Невзглядовой «Уменье чувствовать и мыслить нараспев», журнал «Арион», там много информации о соотношении стихов и прозы.
magazines.russ.ru/arion/2009/2/ne19.html

Аллюзия к Булгакову и его персонажу даёт немало пищи для размышлений, вплоть до того, что лирический герой отождествляет себя с Мастером, к примеру; или же что творец ощущает несерьёзное и настороженное отношение со стороны общества, отношение как к больному. К чему относится ключевое обращение «Ваше Преосвященство», я не разобралась, сходу не припомню подходящих литературных персонажей. Финальное «кисти не прикажешь», по аналогии с «сердцу не прикажешь», содержит некоторую иронию и позволяет поставить условную точку в этой довольно странной, на мой взгляд, миниатюре. Неразрешённая загадка с «Преосвященством», а главное — почему нужно считать текст не прозаической миниатюрой, а стихами, — не позволяют мне сказать что-то более конкретное. Хотелось бы пояснений.
Приветствую.
Текст — середнячок современного сетевого формата с набором
соответствующих признаков: смешение в одном контексте условно высокого и низкого (пресловутый обыватель и бог и т.д.), современные бытовые реалии и персонажи мифо-религий, разнообразные аллюзии, некоторые особенности синтаксиса (длинные ряды однородных членов и зевгмы), вольное обращение с рифмой и вообще формой.
При этом, что для формата тоже характерно, нет глубокой проработки образного ряда или единого мира внутри произведения, если выразиться громче. При использовании религиозно-мифологических аллюзий это приводит к зачастую бесполезной эклектике. Если библейские образы укладываются в текст хоть сколько-то органично, то с добавлением экзотики начинается свистопляска. Чем типовой Ра лучше типового Уту, Гелиоса или Аматерасу и зачем он нужен в пространстве Ноя и известного бога, сотворившего мир за неделю, обосновать затруднительно. Впрочем, раз акцент на Ра вынесен даже в заглавие, будем исходить из того, что автору это было нужно, но для чего, читатель вряд ли скажет.
Несмотря на образную поверхностность, некоторый минимальный навык для чтения текстов подобного формата всё-таки нужен. Иллюстрацию тотального «недогона» можно наблюдать в первом каменте.

Отдельно о форме. Тут у нас акцентник со свободной разбивкой на строки, не буду на этом останавливаться. Основной вопрос к рифме.
Возьмём начало.
Разрушать чужую Вселенную.
Да, — аутентично.
Да, — мириады ничьих Солнц.
От гамма до альфа.
Хищная Бездна планет.
Есть ли там жизнь? Тоже нет.
От сигарет — привыканье и желтый налет.

Рифмы нет. Долго. Потом три подряд, считая внутреннюю. Если пробежаться по тексту, можно обнаружить несколько таких кусков: вначале рифмы нет на протяжении довольно длинного отрезка, затем сразу смежная. В таких условиях рифма особенно акцентируется. Кривенько-живенько, рыдать-ржать, кайф-пять, дна-Ра — не лучший выбор.

Есть ли там жизнь? Тоже нет.
Хорошо.

привыканье
Фтопку -нье из современных текстов, если только не стилизация или не ирония.

Все не подъемно и цены, и жизнь
И мораль,
И шлея
Под хвост.

(«не» слитно и препинаков не хватает)
Со шлеёй момент спорный, но в целом эта конструкция оживляет нудноватый типовой набор героя-обывателя. Вообще, имхо, тексту не хватает привлекающих внимание фигур и тропов. Если же требуется именно лаконичный сдержанный язык, должно быть меньше расхожих вещей, как например:
Телек — спасение
Или проклятие…
Сеть сериалов-токшоу-комеди-пробляди.
Лечь и рыдать.
Или ржать?
Сквозь вытекшие глаза видеть
Пульт, интернет, телефон,
Кухню, чайник, кровать

Сильно разжёвано.

Крест свой.
Прибили — не ной.
Ной бы уплыл.
Ной, он бы выбрал,
Но ты — не Ной.

Игра слов тоже может быть затёртой. Если и использовать, то лучше не затягивать. Имхо, одного упоминания бы хватило.
Причём тут двойная игра, ещё и с аллюзиями: распятый Христос и Ной. Может, я чего-то не догоняю, но типа Ной бы не повторил поступок Иисуса, оказавшись на его месте? Зачем тут этот добавочный смысл? Легче предположить, что особой глубины тут не закладывалось, чем рассуждать о соотношении святости того и другого персонажа.

Третья крыса в Ковчеге.
Проект.
Типовой Ра

Финал потенциально любопытный, но оставшийся без проработки. Что общего у лишней крысы и Ра, о котором известно с чужих слов, но не со слов автора?

В каждом человеке — косорукий изнывающий бог, которому некуда вырваться, так я восприняла идею текста. В наскоро сделанном рэпчике ей, по-моему, тесновато.
Привет.
Сразу скажу, что текст мне понравился стилем, всё довольно лаконично, за счёт деталей, а не за счёт пересказа событий.
Много религиозно-мифологических аллюзий помимо центрального события — пира Валтасара — и распознать их все может разве что глубоко увлечённый мифологиями читатель. Так, например, «куриный бог» — мне попалось смутное упоминание о возможной его связи с Астартой, покровитель женского начала и т.п. Петух, насколько я поняла, выступает священной птицей, клюет семена=отсчитывает время, и так далее. Вино/вода/виноградарь вызывают устойчивые притчево-христианские ассоциации, хотя, возможно, их роль я переоценила, и данные образы используются автором в более широкой и вольной трактовке.
Главный вопрос к образному ряду вызвало появление греческих красавцев:
От кратеров чудился медный звон,
так, звеня, за Зевсом бежал Тифон
или это Зевс настигал Тифона.

Лично у меня нет убедительного обоснования, зачем добавлен иной культурный пласт в изначально неэклектичный текст (насколько, конечно, современный текст может быть неэклектичным).

Под образом «человека» даётся собственно Даниил или же это собирательный образ некоего праведника среди развращённого общества, сказать трудно. Впрочем, пусть это остаётся на откуп читательскому воображению.

Интересна композиция. Хронологическая последовательность (два, пять, семь часов после знаменитого пира) с одним отступлением (между вторым и пятым часом), когда рассказчик на некоторое время возвращается к событиям пиршества. Это «разбавление» линейной хронологии оживляет текст и снимает акцент с того, что време'нные отрезки не равны.

Активно используется повтор как приём, также синтаксический параллелизм — при относительно короткой строке четырёхиктного дольника и небольшом количестве эпитетов это придаёт динамику, на мой взгляд.

По отдельным моментам.
Виноградарь пьян,
он в который раз пропивает время.
Истукан стоит. Человек спрямлён.
Человек, стоявший за Вавилон.
Вавилон, чьё время пил виноградарь.

Так пропивает время или пьёт его? Пропивает — продаёт/отдаёт за вино, а пьёт — ну, понятно. Само сравнение времени с вином удачное в контексте.
«Спрямлён». Видимо, по аналогии с «согбен». Подразумевается, что был сгорблен, а затем выпрямился. Не знаю, насколько это нужно при простом параллелизме человек — истукан. Даже виду глагола/причастия, несовершенный вид + совершенный, а в других похожих случаях вид согласуется:
Истукан стоял. Человек не падал.
Истукан стоит, но бежит вода.
Истукан стоял. Человек смеялся.

Здесь же.
Человек, стоявший за Вавилон.
Вавилон, чьё время пил виноградарь.
Человек сухой, как его лоза...

Не то чтоб критично, имхо, но «его» можно отнести и к человеку, и к виноградарю.

Человек, привязанный к истукану
просит пить вина

Запятая, закрывающая причастный оборот, пропущена.

Семь часов как площадь темна, черна,
и петух доклёвывал семена.

На третий раз анафора с площадью уже навязчива, имхо, ничего особенного нового она не прибавляет.
Из-за большого количества кратких прилагательных с пропуском вспомогательного «был» по соседству с глаголами в прошедшем времени нередко создаётся впечатление, что времена в тексте скачут. Здесь это особенно заметно.

хохотал, да только кривился рот
Мне кажется, хохот и кривление рта — довольно близкие вещи, пускать их через противительный союз довольно странно.

К финалу постоянно эксплуатирующийся приём повтора начал утомлять, как и особенности сегментации текста: конец практически каждой строки совпадает с концом предложения/фразы или как минимум словосочетания. При наличии смежной рифмы это особенно бросается в глаза.

По языку, стилю и композиции стихотворение удачное, по содержанию не поверхностное, хотя и глубоким я бы его не назвала. Технически несколько однообразное. В целом крепкая, но не доведённая до своего максимума работа.
Здравствуйте.
Об этом стихотворении уже говорилось в обзоре тура, не буду повторяться. Всё же большая разница, когда проводится параллель между героем стихотворения и, например, Эвридикой, или же когда герой — сама Эвридика. Я согласна, что здесь многовато пересказа известных по мифу вещей и событий.
Думаю, если уж брать миф за основу, то должно быть как можно меньше обобщений и много чего-то очень конкретного, личного для героев, таких деталей, которых не было и не могло быть в оригинальном сюжете.
Но описания взяты самые общие и предсказуемые:
воды гиблого, жуткого Стикса
Вечная стужа
Лай его хриплый – зловещ. Тьма густа и кромешна.


В образе Орфея нет личности как таковой, опять же взято самое расхожее:
Лира молчащая
Он, исцеляющий музыкой многих
лира рыдала безмолвно


По конкретным местам.
Сущность людская не в силах признать бестелесность.
Мне кажется, сразу два абстрактных существительных на -ость для одной строки — много.

Дикий, корнями дорогу пробил, виноград

Эхом молитва останется потусторонним

(в строке с виноградом, кстати, запятые не нужны)
Такие инверсии в современном тексте излишни. Во втором примере инверсия к тому же создаёт двусмысленность: 1) молитва останется (каким эхом?) потусторонним эхом; 2) молитва останется эхом (для кого? кому?) потусторонним (существам, призракам).

Всполохи света не грянут в глубинах земли
«Грянуть» — так говорится преимущественно о звуке. Песня Орфея, к примеру, могла бы грянуть, но здесь нет сравнения его музыки со светом.

Ракурс для сюжета взят удачный — Эвридика после неудавшейся попытки Орфея, в остальном же получилась типичная вздыхательная сетевая лирика с декорациями под мифологию. Не думаю, что есть смысл в большой правке, я бы просто оставила текст в архиве и двигалась дальше.
Успехов.
012