ellana

Нравится автор? Поделись страницей с его творчеством!

Комментарии

012
Здравствуйте.
Начну с того, что понравилось. Во-первых, несмотря на (нужное слово подобрать по вкусу), есть система, есть общее пространство (городская улица, дорога с зеброй), персонажи не сменяют друг друга хаотично, а взаимодействуют. Во-вторых, начало стихотворения.
Она неспешно выходит на улицу, смотрит по сторонам,
солнце чавкает под ногами сливочным маслом,
сверху подошла опара, в ней плавает подвыпивший Амстердам,
прохожие бегут наперебой, давятся зеброй и пахнут красным.

По образности, по подаче — вполне могу себе представить такое начало и в менее сюрреалистичном тексте.

сегодня утром небо в квадратиках
Хм, а там разве не
сверху подошла опара, в ней плавает подвыпивший Амстердам
?
Так-то вполне вырисовывалась картинка с белесым небом, где облака как будто разбухли.
Овидий торопится, у него талон к стоматологу на десять пятнадцать,
он ничего не слышит, что пережёванная зебра блеет,
зебра меняет полосы на сплошное месиво, продолжает клацать

«Клацать», имхо, это уступка рифме. Пережеванная, месиво — уже наводит на мысль, что ничего твердого, чем можно было бы клацать, там не осталось.

меняет полосы на сплошное месиво
и
шкура моя расползается на чёрное и белое
Месиво — это когда уже не разобрать, где там что. Имхо, непоследовательно: если бы вначале расползалась, а потом образовалось месиво, было бы точнее.

достаёт из зебры калаш,
холостыми стреляет в сливочное масло: «Этот день сегодня не наш —
с подвыпившим Амстердамом связываться было не надо».

С этого момента стихотворение всё-таки понесло в разгул. Ну или очень вычурно поданная и замаскированная идея богоборчества/протеста против небес :) Раз сливочное масло по сути солнце, а опара — вроде как небо.

Финальное взаимодействие Гомера и Овидия мне показалось непродуманным. Ну ладно, анахронизм, вероятно, намеренный (Овидий жил в существенно более поздний период), но в чём суть противопоставления («но»), я просто не поняла.
До стоматолога две пересадки и девять часов лёту,
но Гомер стремительно слизывает с зебры сливочное масло
и забывает рассказать об этом Овидию.

Компенсация за украденную «Одиссею»?
Многие уже примирились с этими нескучными галлюцинациями, но при стройном начале был бы неплох и более упорядоченный финал. Образ героини особо не раскрыт, кстати, она вводится, имхо, как пассивный наблюдатель и проявляет себя как персонаж только во второй строфе.
В блице этот текст выделился, но, думаю, из этого жанра можно выжать больше.
Удачи.
Здравствуйте.
Перед тем, как писать комментарий, ознакомилась с подстрочным переводом оригинала.
Если рассматривать данный эксперимент как перевод, то даже мне, неспециалисту, видна его неточность, существенная отдалённость от многих ключевых моментов оригинала.

Взгляд копьями-решётками исколот — Задержит прыткость ослепительная сталь.
Сравним с подстрочником: взгляд от мелькания прутьев стал таким усталым, что больше ничего не удерживает.
О боли (исколот) ничего не говорится, наоборот, все чувства притуплены. Не говоря уж о довольно сомнительном смысловом аспекте метафоры решётки — копья или о появлении частокола, когда речь о клетке (разве что открытый вольер).

За шагом шаг кошмарное круженье
Терзает, бешено пытаясь разодрать

Опять же, оригинал весьма скуп на эпитеты, тем более такие эмоциональные, как «кошмарный», «бешеный» и т.п. Есть нагнетание монотонности, усталости, но не «терзаний».

Но, вдруг, души прищуренные вежды
На миг покинет злого рока гнёт

Ну ладно, в собственных стихах многие никак не могут отказаться от порочной практики всюду упоминать душу и дарить ей разнообразные части тела. Но зачем это делать в переводе, если оригинал говорит о конкретных реальных глазах (даже зрачках).

Вновь встрепенётся ярость и, как прежде,
Погибельную волю обретёт.

Финал по смыслу противоположен оригиналу. Видимо, из-за этого и возникла оговорка «по мотивам».

Стилистику оригинала оценить, увы, не могу, в том плане, соответствует ли язык оригинала языку того периода или звучит архаично.
Данное стихотворение звучит архаично, и на вопрос зачем, боюсь, ответа нет.
На мой взгляд, получилось нечто среднее между переводом и текстом «по мотивам», а по сути недотягивает ни до того, ни до другого: для перевода много отступлений, а для самостоятельного текста — мало.
Желаю вам творческих успехов.
Здравствуйте.
Иногда кажется, что каждый автор проходит некую программу-минимум, к которой относятся, например, стихи о природных сезонах, и при этом цель — не столько заявить о себе, сколько приобщиться ко всему пласту лирики на аналогичную тему. Само по себе это не плохо, просто один из этапов становления.
На содержательной стороне особо останавливаться не буду, тут всё просто и прозрачно: весна, жизнь вечна, герой находит единение с природой и т.д. Собраны приблизительно те же понятия в том же контексте, как это делалось другими, что позволяет отнести стихотворение к «стихам о весне» и далее ещё конкретизировать: добрые стихи о весне с уклоном в пейзаж, как-то так, и ещё более детально, если нужно.
Основное воздействие на читателя происходит довольно прямо и грубо, за счёт перечисления знакомых и относительно приятных явлений, а не за счёт работы с образным слоем, разнообразными средствами выразительности и т.д. Расчёт на то, что стихотворение о чём-то важном и приятном тоже будет важным и приятным, оправдывается лишь частично. Да, при отсутствии речевых ошибок такой текст будет воспринят как ровный и правильный, даже, возможно, создающий некое общее настроение. Но для более требовательного читателя нужно больше художественного поиска.
Не знаю, есть ли необходимость в какой-то мелкой шлифовке, потому что в целом зарисовка состоялась, существенных недочётов у неё нет, на мой взгляд, если только не считать общую её поверхностность, о чём я писала выше.
Удачи.
Здравствуйте.
В таких компактных произведениях само собой подразумевается использование только отдельных штрихов для создания общей картины, что на практике выражается в неполных синтаксических конструкциях, назывных предложениях, бессоюзии и т.д. Всегда есть риск, что использование общих понятий при описании общей ситуации не даст достаточного приближения к переживаниям лирического героя. На мой взгляд, именно это в тексте и наблюдается: мысли, жилы, дома, люди, ночь, реквием. Этакий малый типовой набор для философской лирики. Ключевые слова есть, однако глубоких связей между ними не наблюдается; есть, конечно, общее настроение, общая картина — ночной город. Понятно, что лаконичность закладывалась изначально. Однако в максимально сжатом тексте делать ставку на универсальное, отдаляться от героя, а не приближаться к нему через описание конкретного положения дел, — занятие, на мой взгляд, сомнительное по результату. Разве что поупражняться с синтаксисом и внутренним ритмом. Ну да, всё живое (и неживое) конечно, мир — холодное и скорбное место, об этом известно. Без живого персонажа и детализации его жизни/ощущений ничего нового на эту тему не сказать. А так — зарисовка в копилке автора, не меньше и не больше.
Успехов.
Привет.
Выбранный формат речитатива без препинаков удался, по-моему, в плане звучания. Если же хочется не только прослушать заклинание и получить эстетическое удовольствие, а ещё и разобраться, что с кем происходит, то нужно приложить немало усилий. Текст глубокий, есть и фольклорные мотивы, и христианские, и литературные аллюзии. Я изрядно поломала голову, пока разбиралась, кто к кому обращается, кто кому приходится, кто вообще эти ЛГ (грешным делом аж зарождалась мысль, что это деревья или кресты на кладбище, но потом платье и косынка меня успокоили).
Героини (старая и молодая, возможно даже девочка) были на кладбище, прибирались на могилах родных, красили оградку, вели бесхитростные разговоры, и вся эта сцена передаётся от лица молодой героини.

Видишь бабушка берегинюшка дверь в оградке
для дюймовочки старая влезешь и взятки гладки


Расскажи берегиня кротова моя невеста
почему ты одна и прокисшее тилитесто
между тоненьким папой и может быть толстым дедом
тухнет банкой эмали

Бабушка и берегиня — это, видимо, одно лицо? Знаками препинания можно придать разные смыслы, но раз их нет, будем исходить из наиболее простого варианта.
Появление дюймовочки несколько озадачило. Такой интертекст, к моему удивлению, оказался вполне органичным, но цель его появления мне не до конца понятна. В тексте у нас явно не та дюймовочка, которая достигла хеппи-энда с крылатым принцем. Собственно, упоминается только одна связь — «кротова невеста», то есть это период, когда дюймовочка ожидает худшего и готова попрощаться с белым светом. Невольно возникает ещё одна параллель: крот = умерший. Возможно, такого не предполагалось. Смутило и то, что реальная дюймовочка рада была сбежать от крота, а в тексте ситуация иная. В общем, мне немного не хватило связей.

между тоненьким папой и может быть толстым дедом
Итак, бабушка — вдова, потерявшая ещё и детей (далее говорится о «малышах» во множественном числе). «Может быть толстый» — ЛГ дедушку не видела или не запомнила. В общем, показательный пример, как такие подробности могут не быть рваными котятками.
Далее небольшими штрихами показано, что делали бабушка с внучкой, их общение; указывается, например, на поверье, что нельзя есть растущие на кладбище ягоды, да и вообще нельзя ничего с кладбища уносить.

Наклоняешься трогаешь ландыши
спят под ними твои малыши
и чьи-то еще наверное червяковые…

Всё-таки ЛГ девочка, я думаю. В этой строфе речь подчёркнуто непосредственная, ненормальная.

Раздерут полоумного дыбой из кипариса
а душа кипарисова в сад не отходит быстро
и чья-то еще наверное человечкина
Вот мы встали устали а есть-то пожалуй нечего

Как порубят черемуху в пятницу на беду
так однажды и я уйду
Молодые на убыль болезные на убой
мертвых красили шли домой

Яркий пример соседства христианских и фольклорных мотивов.
«Мертвых красили» — имеются в виду деревянные кресты? В контексте одушевления деревьев в стихотворении Шварц.

На кладбищенских травах настоян дурманный ветер
Не ново, и это сильно заметно, имхо.

На кладбищенских травах настоян дурманный ветер
Что ворона носила во клюве чернявым детям
Песню мышку скорлупку

Ворона носила песню, мышку, скорлупку или ещё вдобавок ветер? Без пунктуации тут существенная двойственность прочтения. Или так задумано?
Скорлупка — видимо, от яиц, часто оставляемых на могилах. Довольно символичный момент о взаимосвязи живого и мертвого, людей и природы и т.д. К тому же смещение акцента с могил на продолжающуюся жизнь — самое то для окончания текста и хорошо работает на общую идею. Финал удачный, во-первых, вернулись к названию и эпиграфу, во-вторых, вода и крест — опять таки очищение, освобождение, объединение человеческого, божественного и природного.
Сходные ощущения у меня были от чтения «Ста лет одиночества», та же размытая граница между нормальным и ненормальным.
Получилось неординарно, где-то полубезумно, не везде всё понятно, но всё в целом это работает.
Здравствуйте.
Интересный текст, неплохо выдержан баланс между ясностью изложения и языковыми поисками.

Поезд идет. У поезда на хвосте
Тащит сорока связку просроченных новостей

Любопытная попытка соединить идиому «сорока на хвосте принесла» и стёртую метафору «хвост поезда». Правда, мне кажется, что конкретно в такой формулировке это больше игра ради игры, а не ради свежего смыслопорождения. Знаю, что трудно добиться качественной контаминации, но сама работа в этом направлении стоит того, чтоб её отметить.

Мы уши прижали к черепу размалеванного окна,
А за окном страна, красная ото сна

И снова любопытное соединение: вначале, понятно, читается «уши прижали к черепу (собственному)», затем добавляется «череп окна». Довольно смело для неразвёрнутой метафоры. Опять же на мой взгляд, само наличие этих фишек пока что интереснее результата.
Внутренняя рифма здесь и далее неплохо оживляет ситуацию.

Бледные двойники расселись за нашим окном
Я правильно поняла, что речь идёт об отражении в окне вагона? Дошло не сразу :)

Запотели звезды...
Имхо, укорачивать отдельные строки стоит более урегулированно (в тексте все «сокращённые» строки сокращены до разного количества иктов). Тем более что в этой строфе происходит смена рифмовки со смежной на перекрёстную.

Финал вполне ожидаемый, однако одну из своих функций выполняет — точка поставлена.
Общая картина складывается, единый стиль выдержан, есть тяга к языковой игре. В общем, не особо глубокий, но логически завершённый нормально проработанный современный текст. Стоит обратить внимание на фишки типа контаминаций (объединения нескольких словосочетаний в одно), работать с ними так, чтоб они были не только броскими, но и что-то давали с содержательной точки зрения.
Успехов.
Привет.
В блице мало какие тексты могли похвастаться полнотой и завершённостью, у твоего полнота как раз есть.
В основе стихотворения — персонификация смерти в образе красивой женщины, которую молодой ЛГ встречает спокойно, а зрелый — со страхом. Интересная рифмовка. Что немаловажно, чётко прописаны время и пространство, время к тому же протекает неравномерно, что создаёт эффект если не присутствия, то по крайней мере живой истории, которую любопытно слушать.

было летом полно мошкары. ей «полно»
говорил приходить нежданной гостьей

С прямой речью здесь совсем всё запутанно, одной пунктуацией, по-моему, не помочь. Полно, говорил ей, приходить… — как-то так бы сделать.
а она призывала «сыграем в кости –
карты?» — демонстрировала колоду.

Дальше по тексту фигурируют только карты, кости, по-моему, ничего не дают.

я однажды решил не боятся
ться (что делать)

так мы вышли из дома играя дошли до сада
Не знаю, можно ли играть в карты на ходу, меня этот момент смутил.

я коснулся ее запястья, без усилия – еле-еле
Имхо, «коснуться с усилием» всё же не говорят, потому есть некая избыточность.

я коснулся ее запястья, без усилия – еле-еле,
мне под ноги цветы бросали лепестки (оторвись по полной!),
воздух греб всеми легкими, бились волны
ладана, мотылек дребезжал под люстрой

Ключевая сцена в саду (предположительно смерть ЛГ), но исполнение получилось скомканным. Удлинённая (!) строка с цветами вклинивается в предложение «я коснулся… воздух греб». С разными видами глаголов тоже не очень хорошо получилось. Грёб, оторвись — из общей стилистики сильно выделяются.

Отсылку к Заратустре в финале я не поняла, если честно. Имеется ли в виду трактат «Так говорил Заратустра» или какой-то иной источник, на какую конкретно мысль даётся намёк? Этого я не распознала, потому лично для меня финал выглядел сделанным с натяжкой. При этом в целом история вполне самодостаточная.
В общем, есть что править, особенно ближе к концу, если будет желание.
Здравствуйте.
Идея прорисована чётко, каких-то глобальных замечаний у меня нет, перейду сразу к деталям.

третий день тишина эпатирует слух, но невольно
диким зверем ловлю каждый децл ее колебаний.

Есть сомнения насчёт противопоставления и невольности действия. Поясню. Эпатировать — удивлять/поражать/шокировать/привлекать внимание нестандартным/скандальным поведением. Применительно к тишине — почему бы и нет. Но привлечение внимания уже подразумевается, это цель эпатажа, потому герой вслушивается не вопреки, а благодаря. Как минимум союз «но» я бы убрала/заменила.

в наш хрущевский домишко с расписанным старым подъездом
Имхо, избыточное количество прилагательных. Все они указывают на невзрачность жилища, плюсом ещё пренебрежительное «домишко». «Старый» в данном случае самое неговорящее слово в ряду. В одном месте такое скопление не особо критично, но если подобных строк много, это сильно разжижает текст.

из-за их пацанов, бесконечно скакавших
Насчёт «бесконечно» я б ещё подумала. Вряд ли они в прямом смысле прыгали с утра до ночи, скорее всего шумели более разнообразно. До гиперболы, имхо, недотягивает, а для обычного признака действия не особо точно.

их возню я бы слушал за радость.
Видимо, какой-то местный вариант. Аналогично «за милую душу», но звучит как просторечие и сильно выделяется по стилю. На живую речь героя-из-народа не списать, потому что герой, от лица которого монолог и ведётся, в остальном изъясняется вполне литературно и местами даже сверх того (децл, колебания, скептицизм и т.д.).

ко всему привыкаешь к разрухе...
После «привыкаешь» рекомендую поставить двоеточие или тире.

притупляется цвет, разделившись на черный и белый,
словно спишь иль живешь на двухцветной далекой планете

Ещё одно довольно спорное место. Понятно, что именно герой пытается донести, но делает он это неловко. Если всё разделяется на чёрное и белое, то по идее усиливается контрастность, что плохо вяжется с «притуплением». К тому же «цвет притупляется, словно живёшь на двухцветной планете» — если уже на такой живёшь, то чему там притупляться? Вообще, при главенствующем мотиве тишины эта вставка с двуцветием/контрастами выглядит если не лишней, то как минимум слабо проработанной. Думаю, можно эту мысль выразить яснее.

Финальную строфу считаю удачной. Это позволяет сгладить впечатление от нескольких провисающих мест в середине текста.

По рифмам. В основном ассонансные, степень созвучности приблизительно одинаковая, но вот «ругались-радость» уж совсем эфемерна. Усилить рифмы в последней строфе было неплохим решением. Однако завершающую пару делать глагольной — большое послабление, хорошо, что хотя бы много звуковых совпадений, а не только совпадающие окончания.

Средств выразительности мало — пара простых сравнений, размытое олицетворение тишины, повтор как приём. Подробнее останавливаться не буду.

У теста есть костяк, есть общая законченность, это важно. При желании можно его доработать, сделать более выразительным, точным и цельным.
Успехов.
Здравствуйте.
Здесь тот случай, когда стихотворение нравится, хотя далеко не каждую фразу удаётся однозначно интерпретировать.
Подкупает в этом тексте, пожалуй, то, что однозначно видится индивидуальный путь автора. Нет привычных схем поэзии мейнстрима, несмотря на то, что один из основных мотивов довольно распространённый — герой говорит о том, что он не-живой, или не-живёт, или не считает сложившуюся вокруг него жизнь жизнью.
Всё видится мне, что я человечий признак,
что я человечий вымпел, — труп на ножном ходу.
Так хочется выйти за траурные границы...

При этом финал выходит с темы не-жизни на тему одиночества, осмысленного и принятого, что для современного ЛГ тоже не редкость.

Всё видится мне, что форма меняет принцип
стяжания света истин
, словесных жал.

Такие цепочки называются нанизыванием родительных падежей и обычно считаются стилистической погрешностью. В данном случае проблема не только и не столько в самом нанизывании, сколько в однородных членах: нельзя с уверенностью сказать, к какому именно слову присоединяются «словесные жала». Стяжание света истин и словесные жал; света истин, то есть словесных жал; и т.д. Вообще, на мой взгляд, здесь большое скопление абстрактных понятий (форма, принцип, стяжание, истина), ничем не разбавленных, и всё это увязать между собой по смыслу и одновременно по синтаксису лично мне трудно.

И день назад: наверху был холод, а снизу лёд,
а вокруг — метель, а внутри — комок
из людей.

Для себя отметила эту часть как удачную. Её, кстати, намного легче визуализировать, чем предыдущую строфу. По тексту, мне кажется, не хватает именно таких небольших отправных точек, по которым читатель мог бы ориентироваться в пространстве и времени произведения. Одно дело, когда что-то вообще происходит, и совсем другое, когда появляются дни (конкретные временнЫе промежутки), верх/низ/окружение героя (положение в пространстве), детали этого окружения. Имея некий минимальный набор представлений о герое и его об отправной ситуации, намного легче вникать в последующие абстрактные преобразования.

Оживать и камнем непросто, а и тем кто есть —
тем более, что не камень,
а на нём.
И под ним течёт
на четыре стороны...

Вероятно, отсылка к известной идиоме про лежачий камень, под который вода не течёт. Над построением первого в этой строфе предложения я бы ещё подумала, по-моему, там неполнота не имеет логически завершённого вида. Образ камня вообще возник довольно внезапно, образный разброс получился значительным (помним, что герой успел побывать трупом на ножном ходу, точкой, цифровой комой и т.д.). В пространственном положении героя к концу текста я, честно сказать, запуталась. То он был среди метели, под ним был лёд, то он на камне. Мне не хватило внутренних связей.
При этом, повторюсь, свободность языка и отдельный авторский путь мне понравились.
Здравствуйте.
Сделать достоинством большой разброс образов — задача трудная, особенно в малом объёме сонета, написанного 4-стопным ямбом. Мысль пошла не вглубь, а вширь, в результате любовная лирика получилась поверхностной, далёкой от интонаций чего-то личного.

Не назначай мне тайных встреч,
Нет больше нас под небом синим
И двух касающихся линий, — Их пожелало время – сжечь.

Герой заводит речь о разлуке, сравнивает судьбы двух людей с линиями. Насколько образ линий говорящий и яркий? Не буду отвечать на этот вопрос, скажу только, что сжигание линий (вместо традиционно сжигаемых мостов) — занятие настолько загадочное, что совершенно отвлекает от сопереживания героям.

Дальше в контексте появляется некая твердыня (вероятно, это память героя или его чувство), один из камней которой можно пробить картечью (боль и т.п.). Наконец, в финале любовь сравнивается с рысью. Ладно, по смыслу понятно: любовь по воле человека не проходит, она способна долго тревожить и не забываться, её не приручить и т.д. Всё бы ничего, каждый из затронутых образов-метафор можно было бы раскрыть отдельно, но все вместе они не образуют единого пространства, это ещё даже не лоскутное одеяло, а заготовки для лоскутного одеяла. На мой взгляд, любовная лирика заслуживает более глубокого взгляда и проработки.
Форма соответствует содержанию, отличается максимальной простотой.
В общем, моё мнение такое, что это только заготовка для стихотворения.
Успехов.
012