Джон Маверик

Нравится автор? Поделись страницей с его творчеством!

Ответы

012
удалёнДжон Маверик
Естественно дарю, о чём речь)).

чем мальчик лучше девочки в данном контексте Девочка — собирательный образ женщины. Девочек всегда жалко, они милее и беззащитней мальчиков, ранимы и интересны. Это типично мужской литературный образ: от Алисы Кэрролла до Вашей героини, от замерзающей бродяжки Андерсона до героинь Льюиса в «Хрониках Нарнии». Послушные и непослушные — от русских сказок до «Грозового перевала» героини-девочки всегда вызывают живейшее участие, потому тема больных девочек в литературе запретна (вызывает максимальный поток слёз и сопереживания). И потому образ героев-мальчиков — свидетельство о зрелости литератора, ведь девочка всегда остаётся загадкой, даже расцветя и став взрослой, то мальчики мужают быстро, как у Горького, Льюиса, Капоте и самого Диккенса: а уж последний то знал, что значит быть рабочим измученным мальчиком. Именно по-этому Диккенс сейчас в попе, а Кэрролловская лабуда в фаворе — странная девочка в странном сне всегда победит нищего мальчика со сложной судьбой.

И в данном контексте девочка заслонила от читателей реку. Мы же переживаем за девочку, а реку, убивающую её, ненавидим.
Неужели я должна пояснять Вам такие простые темы?)

И анна права на счёт реки — Вы даёте ей имя. данное реке людьми. А у реки должно быть своё представление о самоё себе. И раз она главная героиня, извольте его описать.

В одном из моих рассказов, который здесь растоптали (хотя он похож на Ваши по длине и стилистике)) река не имеет названия, потому как отвергает предложенные ей неизвестными людьми имена.
Названия рек на географической карте. для всех местных река всегда «река», пруд «пруд», а озеро — «озеро».
И Вам предоставляется великолепная возможность описать внутренний мир реки через её самоидентификацию — пусть река впадает в крупную реку, и считает её, ну скажем, старшей сестрой. Или. раз река отравлена, то пусть заполняет мёртвое озеро.
Я лично живу на берегу похожей реки в Москве. И поверьте, река обязана куда то впадать и откуда вытекать. А у Вас она представлена отрезком воды с берегами, но на этом всё. Разве так описывают героиню? — Вы же даёте девочки дедушку с бабушкой, а реке? Дайте и ей, для справедливости, истоки.
У Льюиса есть любопытная деталь про мост — река Беруна ненавидит мост над собой. Пусть и Ваша река чем-то проявит себя. как считаете?

Это, естественно, рекомендации. Но человек Вашего таланта вполне способен, как и Ваша река, переработать мои рекомендации и оживить ими свои рассказы.

Если что непонятно, задавайте вопросы, и не стесняйтесь послать меня, если я Вас утомляю.)

Вдохновения вам!
удалёнДжон Маверик
Конечно не получилось. Вы, как иногда бывает, затмили ярким второстепенным персонажем пастельные тона главного героя.
Замените девочку на мальчика, а то у Вас одни бабы: девочка, её мама, река… Из мужиков только дед, и его образ тоже сильнее образа реки. Мать я не вижу, а его и внучку вижу. Так пусть будет пацан, м? Чтобы его образ не приковывал к себе всё внимание. Девочку ведь жалко, а про больных мальчиков мало кто писал.
А ещё лучше напишите историю о том, как маленький мальчик отводит свою умирающую маму на эту реку. Вот это будет круто! Хотя подобные образы известны, но у Вас яркий, самобытный рассказ. В нём достаточно только поменять героев местами, и будет не слёзное ожидание развязки, а интересный, взрослый рассказ.
Вот мой друг жил с такой мамой десять лет… Жил, пока «волк» не забрал её, а ей отрезали руку, ногу… И вырос вполне нормальным человеком.
К чему это я — к тому, что история одиночества и история загаженной реки — это близкие темы: жизнь полна проблем, и только тот. кто борется за своё счастье, только этот побеждает болезни и смерть.
Если же решите, что я несу чушь, прошу извинить.

А за текст Вам ещё раз моя благодарность!
удалёнДжон Маверик
Именно кухня, Джон!
«Этнический» сильно растянутое выражение, а вот «Поволжские немцы», или «русские немцы» — это уже конкретика. Для меня. Я просто не знала, что поволжские и русские немцы называются этническими, что «этнический немец» их общеназвание. Ведь, по моей логике, этническим немцем может быть любой немец по национальности, проживающий в любой части мира, а поволжским или русским немцем только такие, какие есть.
Потому мне и казалось с самого начала, что герой Вашего рассказа живёт где-то на западе какой-то из стран бывшего СССР. Про Казахстан и Поволжье я просто не догадалась). Сейчас ведь много немцев вернулось в Калининград. А временной период у Вас в начале не указан, и я подумала:
раз там фигурируют «местные немцы», значит возможны бывшие части Германии, переданные России, Польше, и т. п…

Меня не смутило выражение «эмигрировал по немецкой визе». Нет. Меня царапнула тавтология:
эмигрировал в Германию, по немецкой визе Теперь я поняла, что Вы имели ввиду. Но если он немец, разве он может по «еврейской визе» эмигрировать?
Тут да, некая путаница. Для меня.) Не сердитесь.

И вот тут: Этнический немец по происхождению, Эгон Райнерт появился на свет в небольшом промышленном городке я имела ввиду ещё и: по происхождению появился. Вам не кажется странным такое сочетание? Возможно, я просто заворачиваюсь. Сейчас понимаю, что это нормально. Но двойственность всё же есть: такое впечатление, что он сначала стал немцем по происхождению, а потом уже на свет появился).

Вообще вставь Вы после «промышленном городке» уточнение «Поволжья» (или иного места), всё было бы яснее.

Большое спасибо Вам за пояснения! Они помогаю понять текст и открывают новое. Это важно.
удалёнДжон Маверик
А Вы читали Капоте?
Ооо! — у него персонажи те ещё. А фильм «Завтрак» полное голливудское фуфло, там от книги лишь часть сюжета.
В основном Капоте писал о незаурядных личностях, поставленных в незаурядные обстоятельства.

Шекли… Ну тут уж только Вам решать, как вести нить своей прозы.
Я лишь ответила на Ваш вопрос:
Если не секрет, а Вы какие истории любите и каких героев?
Странно, что Вы не любите серьёзных авторов, ведь они не обязательно пишут скучную муру. Напротив, всё поколение Шекли так или иначе писало приколы, хорошие книги, сдобренные шутками, и обладало прекрасным чувством юмора. Войн то они не видели, а если и видели, то далеко не все писатели, лишь единицы.

Ну так вот, я не ссылаюсь на правила, я даю Вам рекомендацию, известную с античных времён: писать так, чтобы зритель/читатель ждал от героя похожего поступка. Чтобы чувствовал логику происходящего, улавливал её, не распаляясь на поиски смысла, на повторное прочтение неясных мест.

Когда мы знаем характер человека мы готовы к его поступкам. пусть и странным. И вот эту характеристику героев нужно давать читателю. Пусть он сам предполагает, что герой может выкинуть, а не слепо бредёт за автором по канве событий.

Удачи Вам, Джон!
удалёнДжон Маверик
На всех не угодить, я и не пытаюсь А это серьёзная ошибка. Не в плане именно «угодить», а в плане:
считаю, что герои не обязаны быть, как большинство. Они имеют право на любые Нет, не имеют. Иначе каркас Вашего произведения будет вычурным, а вычурным должны быть (обязательно вычурными, если «мистика») не каркасы, а детали, украшения.
Герои не должны говорить что-то, что обескураживает читателя. Читатель должен стремиться быть обескураженным, а у Вас он не всегда к этому готов (я была не готова)).

Сейчас перечитываю «Завтрак у Тиффани». Первый раз открыла книгу перед сном, закрыла перед выходом на работу — не могла оторваться.
Что у Капоте: из ряда вон выходящая героиня, но читатель готов к её появлению, а у Вас спонтанность, настоянная на «внезапности».)
Это я, конечно, приукрасила, но суть в одном — если Мия так любопытна. нужно предупредить об этом, причём, сами понимаете, предупредить читателя так, чтобы он ждал: что же там ляпнет Мия сейчас?

Хотя… Это моё мнение. Оно может быть ошибочным.)
012

Сбор средств на развитие и поддержку нашего литературного портала