Джон Маверик

Новый Любимый Стих:

Ответы

012
Правильно будет не нагромождать имён, а если надо, писать их старой верной формулой: Джереми Кацман по прозвищу Сэм, он же Непотопляемый Кот, сидел за рабочим столом,
или
Джереми Кацман по прозвищу Сэм, так же известный как Непотопляемый Кот, сидел за рабочим столом,

Или вот:
Непотопляемый Сэм испуганно зажал себе рот обеими руками — Непотопляемый Сэм в тексте, а Вы сообщаете:
наверное, можно. Только не понятно получается, кто непотопляемый — кот или Сэм. — понимаете? Вы сами пользуетесь упрощённой конструкцией, но усложняете вводную часть, и спорите со мной, что так нельзя, хотя в тексте можно.
И ведь на этом сайте Вам постоянно помогают. Всегда и читают и что-то советуют. Вот я работаю с Вашим текстом, знаю его может в деталях лучше Вас, а даже намёка на благодарность от Вас для меня нет.
И ведь такие авторы сейчас — машут ручками тем, кто им тексты корректирует, мол, мнений полно а я автор и звезда).

Не знаю. Обидно как-то.
Понятно. Но у Вас во втором абзаце герой лежит ночью, не спит, вот и получается, что он ждёт не столько пробуждения и нового дня, сколько света. Я просто так считал текст.
И… Что нам даёт этот страх героя? Абсолютно ничего! Потому что герой непонятно чего боится: то ли снов, то ли тьмы, а бессонница, т.е. физиологическая потребность спать, она где?
Понимаете, у Вас часто хромает логика.
Читали «Уснувший в Армагеддоне»? Вот там всё логично: герой хочет спать, но его сны населяют местные, и он не может спать, хотя очень хочет, но не может. А у Вас?
Война, говорите, страшно? Да помимо войны полным полно страшного. Лишите человека элементарного, и он уже страдает. Вот Вам и нужно писать так, чтобы вопросов не возникало, таких, мелких.
Если герой боится снов, объясните, почему и как.
Если героиня не может проснуться, покажите, чем это страшно или плохо.
Студентом я был не слишком прилежным, любил тусовки и гранит науки грыз от случая к случаю. Поэтому перед своим первым устным экзаменом — математикой — очень волновался. К тому же нашего преподавателя куда-то срочно вызвали, и принимать должен был приглашенный профессор, по словам старшекурсников — просто зверь, без памяти влюбленный в науку и требующий от студентов беспрекословной точности в каждой букве и знаке. — всё это должен пересказывать Ваш герой, от чьего имени рассказ, потому что это именно пересказ: студентом Ури был не слишком прилежным…
Понимаете, живой человек так не скажет о себе а и вообще, тем более в разговоре. А литератор именно так запишет. Вот с этого момента рассказу начинаешь не верить. И только потому, что пошел книжный язык из уст ЛГ.

Что за «библейское лицо»? Может оно герою показалось «библейским», а для меня и других читателей это никакое уточнение. Хоть египетским хоть эллинским хоть зороастрийским. Подумайте. Пока неясно. Или герой жил в библейскую эпоху, и кого-то вспомнил?)

Вообще Вы всегда хорошо писали, и этот текст отличный. Только большая просьба — не скатывайтесь в литературную литературу. Ваниль, густо смазанная оливковым маслом или сливовым вареньем — это всё равно ваниль. Попробуйте писать менее приторно, чтобы на зубах не скрипела милота или печалька.
Я тут не шучу и не смеюсь. Текст хороший, язык хороший, но какие-то перехлёсты, и рассказ теряет всю красоту и силу, превращаясь в ванилин.

А так — благодарю.
012