Wat Ahantowet

Нравится автор? Поделись страницей с его творчеством!

Комментарии

012
Здравствуйте, Галина.

Для рассказа об одном дне очень уж многовато подробностей, представленных и так и эдак. Вступление немного утомительное. Потом знакомство с персонажами: кто есть кто, кто чем занимается, кто как трудится. Перечисление домашней скотины почти как краткая энциклопедическая справка по сельско-лесной домашней «фауне». Далее рассказ о семье домового. Потом (снова со всеми подробностями) описание отхода ко сну, опять с перечислением – кто как ложится, в т.ч. и звери.
Читать, тем не менее, занятно благодаря «сказочному» языку. Все эти прибаутки, сказочные формулы, фольклорный «антураж» — очень уместно, благозвучно и добротно.
Немного орфографических недочётов – при внимательной вычитке легко устранимы.
Всё же, сложилось впечатление, что история лишь зачин, часть чего-то большего.
Кстати, почему домовёнок зовётся Кузенькой? Есть ведь уже такой персонаж)
Здравствуйте.

Начало уже банальное и бывшее в употреблении неоднократно. Сколько раз фраза про ночь, как про время убийц и воров, являлась вступительной как в литературе, так и в кинематографе. Вот погуглите ради интереса – и удивитесь)
Обычное, даже обыденное заведение Это синонимы
ведь дверь не защитить в полной мере, особенно находясь в трактире, где в любой момент в неё может удариться пьяное тело одного из постояльцев. И, пока тело поднимало его вверх, разум затянуло в круговорот воспоминаний. защитит
«находясь в трактире» — про человека или про дверь?
О чьём теле речь во втором предложении? О теле героя или теле пьяного постояльца?
неловкое заваливание пьяного тела хотелось бы посмотреть, как пьяное тело ловко заваливается куда-либо
наслало время финала настало
он показал хозяину три пальца свои или чьи-то?
рука «алкаша» тянется в сторону кровати, стараясь зацепиться за что-то, во избежание падения. Рука хочет избежать падения?
мимолётное мгновенье масло масляное
Если бы смерть бывшего адепта шепчущих была хоть на долю секунды дольше Что в данном случае подразумевается под протяжённостью смерти?
последний из рода Ауэсто кровавыми ошмётками осыпался на пол и тут же начал тлеть. Как по мне, очень уж комично) осыпаться кровавыми ошмётками? Почему «осыпаться»? Ошмётки в данном случае сыпучие? Тело же не в прах рассыпалось и не в мусор, а в кровавый куски.

Витиеватые предложения с минимумом конкретики:
На деле же, столь чётко составленный и сплетённый в хитроумную паутину план опытнейшего убийцы натолкнулся на непреодолимую преграду, что превратила его прекрасный узор в уродливое веретено, с нанизанным на него бисером когда-то выверенных до мелочей действий.
Много замысловатых имён, «соответствующих жанру», названий и т.п; пафосных фраз наподобие «попирал твердь этого мира», «ткань пространства надломилась» и т.п. А картинка практически микроскопическая. Или расширять вселенную или снижать градус пафоса.
Необходимо выровнять слог: высокопарщина вместе с формальностью, плюс речевые ошибки местами. Не раз уже на портале натыкаюсь на тексты в жанре «фэнтези», написанные вот в таком вот стилистическом винегрете. В лучшем случае выглядит довольно комично, в худшем – бестолково и бездарно.
Когда для разбойника наставали голодные времена, зверь притаскивал хозяину птиц и зайцев, что в изобилии водились в том лесу. Разбойник, грабивший деревни и города, проживая в лесу, сам не в состоянии обеспечить себе пропитание?
Значит, она меня никогда не любила, лишь притворялась. А на что рассчитывал насильник и убийца?
судорожно сжатые губы тут лучше выбрать что-то одно: либо судорога, либо крепко сжатые, а то уж больно странная картинка рисуется

Почти весь текст скроен из штампов, что так часто используются в фольклорной литературе:
как во сне дрожат её длинные ресницы и вздымается грудь
Давным-давно
дремучего леса
один-одинешенек
покрывали друг друга горячими поцелуями
завыл, точно дикий зверь
словно поражённый ударом.

и т.п. Спецсловарь, что ли, какой-то есть? Помимо этого, встречается канцелярит. Всё вкупе создаёт впечатление, будто текст сошёл с конвейера. Не хэнд- мэйд, короче.
По составляющим тоже: разбойник, его верный волк, красавица-пленница, пещера с сокровищами. Да и сама история как микс давно известных сказок-мифов-преданий с любимой бразильскими сценаристами темой кровосмесительной любви.
012