tami

Нравится автор? Поделись страницей с его творчеством!

Ответы

012
MaTahatami
Теперь ясно. Хотя в рассказе я это не считал. Но это опять же я. А вообще… Ну да, теперь мне начальное заявление понятно, и всё же… Надо как-то сильнее бить по этой скидке, чтобы читатель понял, что там не в 10 гривнах, а в самом предательстве дело. Пусть это будет что-то вроде пятидесяти гривен, чтобы читатель понял — человек не выторговывает себе на пиво эти жалки десять гривен, а конкретно нарушает слово, выклянчивая книгу за треть или за пол цены, хотя эта книга ему важнее, вроде бы, денег. Верно?
В старом сериале «Ришелье» была такая замечательная фраза из уст фаворита Сен Мара в адрес полюбившего его короля: «когда солдаты не на войне, они утомляют», и это верно. Тут тонкая грань между бывшем афганцем и банальным бездельником. Вы, как я понял, убрали из портрета солдата что-то. Вот лучше б оставили, иначе неверное мнение создаётся, что афганец страстотерпец а продавщица злыдня. Нужно показать, что бывший солдат скуп не из-за нужды, а просто скуп, потому что спивается и ленив стал. И ему уже пох на слово и честь — главное урвать дёшево всё, что надо для кайфа, будь то бухло или воспоминания о славном прошлом. Может он и бухает и живёт за счёт своего искореженного гражданкой Я, которое требует скидок на всё и у всех, поскольку он ветеран афганец, а не постольку, что он человек и дорожит памятью и вообще людьми и их нуждами.
Приветствую!
Вот это место у меня вызвало эстетические сумнения:
открывторговую точку, сбегала в ларёчек к Лёше, где купила свой любимый кофе «американо» с густой светло-кремовой пенкой. Горячий напиток взбодрил, согрел, — если сравнить это с известными рассказами классиков на эту тему, увидим ли что-нибудь иное? В плане синтаксиса и вообще подачи? У меня сейчас голова другим забита, но вот что я думаю: канцеляриты вроде «торговой точки» или «горячий напиток» мне не нравятся, текст они просто портят, и если первое ещё подходит к стилистике продавца, то второе явно перебор, поскоку устойчивые выражения «горячительные напитки» и «прохладительные напитки» из серии самых убогих канцеляритов. Можно ли заменить на «ароматный напиток»? Можно, хотя лучше слово напиток вообще убрать, и поиграть с кофе, и вот тут как раз пригодится американо, как синоним, в данном случае, позволяющий обойтись без канцелярита «напиток». Что ещё за ларёЧЕК? Почему ЧЕК? Тогда должна быть и лавЧОНКА и палаТОЧКА. Ещё плоха конструкция «купила свой любимый», ну а чей же тогда любимый, если не свой? Свой по определению, да и вообще эта фраза странна — вряд ли утром кто-то будет покупать не свой и не любимый кофе, верно?
Тут, Тамила, желание вставить в рассказ подробность разбилось о фактор нужности, а коротко говоря, — лучше подумать, как из маленького отрывка про кофе выкинуть канцеляризмы (включая американо), и показать, что ЛГ был в самом деловом расположение духа. Хотя это, подчеркну, лишь моё мнение).

в ладно скроенной кожаной куртке (видимо, бывший военный или спортсмен) — в век готового платья ЛГ определяет специальность человека по крою его одежды? Т. е. человек в китайском кривошитом Айдабардидасе, видимо, бывший рахитник и горбун?))) Тами, ну просто поменяйте местами: попросил один из них, высокий, плечистый, в ладно скроенной кожаной куртке (видимо, бывший военный или спортсмен).попросил один из них, в ладно скроенной кожаной куртке, высокий, плечистый (видимо, бывший военный или спортсмен).

Наверное, я плохой продавец, потому что иногда поступаю, как это ни банально звучит, по велению своего сердца.
— А вы уступите, хоть 10 гривен?

Честно говоря, я немного ошалела от такой просьбы. Как будто рядом со мной совершалось предательство…

— Нет.
— что-то я неуловил))). Всё ведь идёт к тому, что афганцы просто без денег, а книга им очень нравится, и заданный вначале тон ЛГ вроде бы должен подарить книгу мужчине, но она, ЛГ, поступает именно как настоящий продавец. Зачем же тогда про веление сердца?)
И ещё, — а разве книги про войну, тем более качественные, не из разряда дорогих (словно за 200 гривен?)
И вообще, начало рассказа очень хорошее, а после эпизода с кофе его кураж совсем пропадает, просто обычная бытовуха. Я бы именно начало оставил и именно от него бы плясал в стиле «сердечный продавец» — человек, а не счётная машинка. Книги — это же больше, чем справка и знания, это фактически одушевлённые вещи, во многом очень личные, со своей историей и культурой. Они хранят память, мысли и чувства того небольшого количества людей, которые ответственны за их выпуск: автора, составителя, редактора, дизайнера… Это не машинный труд, это не кофе и не блокнот, это штучный товар, какой бы тираж у них не был, — книга — уникальный проект маленького коллектива (даже Библия, тем более Библия).
Я к тому, что «Праздник, который всегда с тобой», где нищий полуголодный Хемингуэй бродит по Парижу, заходит в книжные лавки, роется на развалах букинистов, беседует с продавцами — если бы ему, тогда молодому семьянину, пытающемуся жить литературой, никто бы не помогал: никто бы не снижал цены, не давал в долг, не советовал и не рекомендовал, то что было бы? Не было бы целого направления современной литературы.
Книга — уникальные знания уникальных людей. Ими надо делится, а тут ЛГ ведёт себя, как настоящий торгаш в автозапчастях — никаких скидок, идите.
Разве об этом рассказ, Тамила?
Я бы развернул его в Вами и вообще воспоминания о Петровке — чтобы не один эпизод, а скажем три или пять, или десять, выстраивали картину отношений ЛЕ и автора к миру и делу торговли. Чтобы мелькали времена года, люди, лица. интересные истории, настроения соседей, чтобы были уникальные рассказы пусть не о книгочеях, но о мире прилавка на легендарном рынке — вот это крайне интересно. Напишите!
Напишите?
012

Сбор средств на развитие и поддержку нашего литературного портала