Аламо

Нравится автор? Поделись страницей с его творчеством!

Новый Любимый Стих:

Комментарии

Вы чересчур по-еврейски на вопрос отвечаете. Я это старое своё стихотворение за «уровень чего-то», по-Вашему, не считаю. Потому оно и в разделе Критика, чтобы читатели его критиковали (не высмеивали), а критиковали, и помогли мне в дальнейшем писать лучше. Вы в состоянии понять такую логику? Люди выставляют свои произведения в разделы Совет и Критика не как «уровень», а как просьбу о прочтении и помощи с ошибками, в том числе и смысловыми.
Так вот, я повторю очередной вопрос: вот это
Дороги развезло. Упёрлись карантины столичным башмаком в российское брюшко. Ты сам себе поэт и злобный Буратино — до Натали теперь, как до Москвы пешком. Проклятые леса, одетые багрянцем, и дольше века день, и дольше века ночь. Пречистенка гудит, расписаны все танцы, сварливая маман туда потащит дочь.

Как пальчики нежны в надёванных перчатках!

У тетерева хвост — нежнейшая из лир, и пьёт чернильный пунш рабочая тетрадка, и ест седая моль засаленный мундир. На сотни вёрст окрест ни цыпочки, ни друга. В лесу завыл бирюк, и слышится :«Адью!» И кровля протекла, шуршит и едет цугом. И с горя накатить… Где кружка, мать твою?

А нынче намекать к опушке вышли лоси, арапский ген взбрыкнул — разнес к чертям бюро.

Не приведи, Господь, ещё такую осень!
Но пишется легко, обильно и пестро...

— уникум для современного Израиля, или есть в Вашем окружении поэты, которые минимум лучше могут?

Сбор средств на развитие и поддержку нашего литературного портала