Неважно

Нравится автор? Поделись страницей с его творчеством!

Кто где: (1)

Новый Любимый Стих:

Ответы

0
Приветствую.

Начнём с пресловутого столбика. Одна из главных функций строчной разбивки в современном стихе — это создание интонационного рисунка за счёт дополнительных пауз и, соответственно, акцентирование отдельных слов. Однако любой приём, доведённый до абсурда, перестаёт работать. Когда предлагается пауза почти после каждого слова, то, скорее всего, читатель просто перестанет обращать на это внимание. Исключение — некие маршевые ритмы, что явно не наш случай. Здесь причиной такой разбивки, как кажется, стало желание нивелировать неупорядоченность рифмы и ритмические перебои.

Основной ритм текста произрастает из сапфического одиннадцатисложника: xu-u- | xu-u-. Из-за сильной цезуры и симметричности обеих частей ритм очень инерционный. Поэтому для плавного подхода к ритмическим перебоям требуются дополнительные паузы. Неупорядоченная рифма тоже способствует ослаблению ритмической инерции. Всё это можно отметить как плюс. Но как раз для того, чтоб оно работало в полной мере, не должно быть мест, где разбивка таких функций не выполняет.

Теперь ближе к содержанию. В тексте две плоскости: одна реалистическая, где лг выступает в роли самой себя, то есть, видимо, молодой девушки, и одна метафорическая, где лг представляется рыбой, вмёрзшей в лёд. На событийном уровне эти плоскости не соприкасаются. Но метафора с рыбой очень распространена в сетературе, так что для нового, интересного развития темы, она должна более тесно взаимодействовать с реальностью и искать в этом новые, неожиданные смыслы. В противном случае остаётся очередной сетературной банальностью.

Реалистический план более разработан в тексте. Можно найти несколько интересных приёмов типа контаминаций, аллюзий, игры слов и т. д. Например:
«уронить не взять» (умереть не встать);
«каждый сам дурак, но найдет себе виноватого»;
«ломать ещё мне каблуки об лёд — заживёт» (до свадьбы заживёт);
«социальных сетей то ли кружево, то ли заживо»;
«ничего, не жмёт».

Есть и слабые места.
«Не ложиться
Спать
Не смотреть
В окно —
Все равно
Там мрак»;
«А нет —
Так нет,
Буду все
Терпеть
Буду всех
Прощать
Как Он
Завещал.
Подставлять
Щеку
Под ладони
Хруст
Я умею
Почти
Наизусть»;
«Я пишу
В блокнот
Ворох слов
И нот»;
«До весны
Пройдёт
Все болящее
Впереди
Одно
Настоящее —
Если,
Конечно,
кто-то из нас
его ждёт.»

Всё это фразы, практически лишённые образности и постоянно встречающиеся в сетературе.

Отдельно хочется сказать о шести ладонях. Всё-таки в поэзии хочется видеть отсылки не к попсовым фильмам, а, скажем, к Кузмину или Бродскому (рыбная тема предполагает).

Ещё пара коротких замечаний.
«Треснуло стекло» — в квартире трудно такое представить. Да и чтоб изо рта повалили клубы, стекло должно напрочь разбиться.
«Я пишу… ворох...» — для вороха лучше подобрать иное слово (кидаю, бросаю), иначе он остаётся контаминированной банальностью.
«Плавниками бью… Вмёрзла рыбой в лёд...» — не сочетается на событийном уровне.

В целом, хочется сказать, что есть любопытные места, есть стремление разнообразить художественный арсенал. Но, конечно, с текстом стоит работать ещё больше и в первую очередь повышать его плотность.
0

Сбор средств на развитие и поддержку нашего литературного портала